Главный » Запад » Тайфун «Дональд» и ураган «Биби»

Тайфун «Дональд» и ураган «Биби»

Премьер-министр приветствовал бы утверждение президента, что они оба – жертвы заговора и «охоты на ведьм».

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу прибыл в Вашингтон в воскресенье, направляясь прямо в эпицентр бури, вызванной докладом спецпрокурора Роберта Мюллера. Встреча Нетаниягу с Дональдом Трампом в понедельник, первоначально ставшая еще одним стимулом Белого дома для его предвыборной кампании, могла бы дать Трампу первую возможность объявить о своей исторической победе. Если Трамп до сих пор воздерживался от самовосхвалений, то лишь из-за страха, что под блестящей упаковкой подарка, который дал ему Мюллер, он может найти ящик Пандоры с банкой червей внутри.

Вероятность «рукопашной» с Мюллером затмевает встречу Нетаниягу с Трампом. Что касается американских СМИ, то Нетаниягу, скорее всего, будет приглашен на дополнительное шоу, если только он не решит взвесить содержание доклада спецпрокурора. Целевой аудиторией Нетаниягу в любом случае является израильский избиратель, а не американская общественность.

На самом деле, Нетаниягу мог работать против Мюллера в свою пользу. Только что из очень редкого импровизированного интервью 12-му телеканалу, в котором необычайно суетливый Нетаниягу отверг все обвинения в коррупции, – включая три обвинительных заключения, изучаемых генпрокурором – выяснилось, что премьер-министр будет более чем счастлив стоять рядом с Трампом, поскольку тот заявляет, что доклад Мюллера доказывает как его невиновность, так и существование «охоты на ведьм». Нетаниягу надеется, что аналогия с его собственным затруднительным положением проложит путь из Вашингтона в Израиль.

Критикам Нетаниягу было бы неплохо мысленно подготовить себя к кошмарному сценарию, в котором, в конце своих нападок на СМИ, правовую систему и всех, кто сговорился против него, Трамп повернется к Нетаниягу и скажет: «Вы в такой же ситуации, не так ли?» На что Нетаниягу ответит легким кивком и горько-сладкой улыбкой, и устремит свой мученический взгляд прямо в телекамеры, в надежде размягчить сердца израильских избирателей.

В конце концов, Нетаниягу – ветеран саммитов Белого дома, неожиданно омраченных президентскими скандалами. Его первый визит к Трампу на посту президента в феврале 2017 года был омрачен отставкой советника по национальной безопасности Майкла Флинна, одной из первых и наиболее заметных жертв Мюллера. Нетаниягу может легко заслужить благосклонность президента, всего лишь отметив, что он был там, когда начался шторм, и рад снова быть там, когда солнечный свет пробивается сквозь темные облака, освещая Трампа.

Нетаниягу также умеет обращать неожиданные скандалы в Белом доме в свою пользу: в январе 1998 года скандал с Моникой Левински случился между его первой встречей с Биллом Клинтоном и второй, запланированной на следующий день. Нетаниягу сразу понял, что скандал неизбежно отвлечет Клинтона от палестинского мирного соглашения, которое он придумал. Его настроение улучшилось настолько резко, что он позвонил Клинтону, прежде чем отправиться в поездку, чтобы поделиться с ним собственным опытом и приободрить обездоленного президента: «Такие вещи обычно проходят», – заверил он его.

Нетаниягу может также наставить Трампа – не то, чтобы тот нуждался в таких уроках, – как сосредоточиться исключительно на результатах и игнорировать все остальное. Притворяясь, что в докладе больше ничего нет, он мог бы предположить, что расследование Мюллера уже не приведет к обвинительным заключениям.

Это именно то, что сделал Нетаниягу во время своего первого президентского срока после того, как тогдашний генпрокурор Эльяким Рубинштейн публично отозвался о роли премьер-министра в «деле Бар-Он-Хеврон». Рубинштейн осудил сомнительное поведение Нетаниягу, обвиняя того в сговоре с целью назначить генпрокурора, который освободит лидера ШАС Арье Дери от уголовных обвинений в обмен на поддержку его партией «хевронского соглашения» с Ясиром Арафатом. Однако Рубинштейн решил не предъявлять обвинение премьер-министру из-за его высокого положения и отсутствия надежных доказательств его вины. Игнорируя убийственный публичный отчет, Нетаниягу быстро объявил, что он был полностью оправдан, как это вспоминается сегодня.

Нетаниягу приезжает на встречу с огромной благодарностью Трампу за его заявление о признании Америкой израильского суверенитета над Голанскими высотами. Заявление президента, которое получило широкую поддержку в Израиле, обошло стороной «дело о подлодках», всплывшее на прошлой неделе после сообщений, что Нетаниягу заработал миллионы долларов на своих акциях в компании, принадлежащей его кузену и связанной с немецким судостроительным концерном ТиссенКрупп.

Во время интервью на 12-м телеканале, Нетаниягу отвечал на вопросы более неуверенно, чем обычно, отрицая обвинения в своих прегрешениях. Почему он хочет, чтобы средства массовой информации переориентировались на скандал, а не на его предстоящую встречу с президентом США в Белом доме, можно только догадываться, хотя у его критиков есть теория: это называется истерией.

Нетаниягу в любом случае задолжал Трампу. Его могут попросить добровольно заплатить долг раньше, чем кто-либо ожидал. Это означает, что он будет готов поддержать слова Трампа о расследовании Мюллера, каким бы неправдоподобным оно сейчас ни казалось. Конечно, демократы будут возмущены и обвинят Нетаниягу во вмешательстве в дела США, но а) это никогда не останавливало его раньше; б) они не сказали ни слова, когда Барак Обама бойкотировал свой визит перед выборами 2015 года; и в) демократы в любом случае, по мнению Нетаниягу, проиграли дело.

Конечно, многое зависит от того, какая часть доклада Мюллера будет обнародована до встречи Нетаниягу с Трампом. Демократы готовятся к битве против недавно назначенного генерального прокурора Уильяма Барра, который уже указал, что не намерен публиковать весь доклад. Как и в случае столкновения между «исполнительной привилегией» и секретными записями Ричарда Никсона, этот вопрос, вероятно, в конечном итоге решит федеральный судья, если не Верховный суд.

Демократы ищут не только доклад, но и сопроводительные документы и доказательства, в надежде опровергнуть заявление Трампа о его невиновности, и в качестве основы для расширенных расследований различными комитетами палаты представителей под контролем демократов. Одно дело, если Мюллер обосновал свое решение не выдвигать никаких дальнейших обвинительных заключений тем, что он не собрал достаточно доказательств, и совсем другое, если доказательства есть, но сфера полномочий Мюллера, а также конституция США требуют, чтобы он перенес дело с юридической на политическую арену.

Как отмечают американские комментаторы, расследование Мюллера может быть завершено, но дела о российском сговоре и препятствовании правосудию будут продолжаться. Мюллер, несомненно, будет призван демократами для дачи показаний под присягой перед комитетами Конгресса; есть судебные преследования и расследования, которые Мюллер передал окружному прокурору штата Нью-Йорк и которые будут продолжены независимо. А Трамп все еще сталкивается с расследованием деятельности фонда Трампа, его инаугурационного комитета и множества других производных работы Мюллера.

Но какие бы ловушки не находились на его пути, и, несмотря на четкое подтверждение Мюллером российского заговора о вмешательстве в выборы 2016 от имени Трампа – не говоря уже о 34 вынесенных им обвинительных заключениях, включая осуждение ближайших советников президента – Трамп не допустит, чтобы день его торжества ускользнул из его рук. Только совершенно убийственный доклад может помешать президенту объявить о своей победе над силами тьмы, которые стремились отстранить его от должности.

Тот факт, что Нетаниягу оказался рядом с Трампом в такую минуту, является еще одним доказательством сильно переплетающихся судеб двух лидеров. Помимо их замечательной дружбы, произраильской политики Трампа и естественной близости Нетаниягу к президентской кампании популистского национализма, два лидера сталкиваются с одинаковыми правовыми проблемами и реагируют на них одинаковыми нападками на СМИ и закон, выдавая себя за невинных жертв.

В связи с этим термин «иностранная интервенция» крайне не подходит для общества взаимопомощи Трампа и Нетаниягу. Они меньше всего иностранцы друг для друга и больше похожи на братьев-близнецов, поддерживая отношения, которые автор этих строк давно назвал «Трампиягу». Когда Трампу больно, Нетаниягу морщится, но когда Трамп одерживает победу, Нетаниягу вне себя от радости. И наоборот.

Хеми Шалев, «ХаАрец», Л.К. К.В. 

Фото: Оливье Фитуси


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Французы бунтуют против правительственной реформы пенсионной системы в стране. ...

Террористы были пойманы в секретных квартирах в Копенгагене и нескольких других городах. ...

По словам Кваста, в США изобрели инновационную технологию, которая не связана ни с одной из ныне сущ ...

Такие действия властей начались после публикации доказательств о репрессивной политики властей Китая ...

Обилие кратеров на поверхности Фобоса дает основание полагать, что на спутник неоднократно падали ме ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend