Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Офер Вакнин
    Фото: Офер Вакнин

    Кто заработал миллионы на горе Мерон

    Алекс Вижницер, обвиненный во взяточничестве, ранее возглавлял Фонд РАШБИ (аббр. раби Шимон Бар-Йохай). Этот фонд действовал при министерстве туризма, которое в тот момент возглавлял Стас Мисежников, впоследствии тоже осужденный за коррупцию. Фонд был призван навести порядок на горе Мерон.


    Есть ли связь между партией Авигдора Либермана "Наш дом Израиль" и святыми местами? Оказывается, есть. Или, по крайней мере, была в прошлом. Эта история объясняет, почему попытка государства навести порядок в том, что творится на горе Мерон, могла привести к нарушениям, на которые указал госконтролер в одном из отчетов, при минимальных реальных шагах на месте.

    До конца 2010 года Алекс Вижницер занимал пост гендиректора транспортно-инфраструктурной компании "Нетивей Исраэль". Несколько лет спустя он стал подозреваемым в "деле 242" ("деле НДИ"), а также был обвинен в получении взятки по делу о коррупции в компании "Нетивей-Исраэль".

    Но в сентябре 2009 года Вижницер был назначен председателем "Комиссии пяти", задачей которой стало управление комплексом Гробница РАШБИ на горе Мерон. В этом качестве он действовал от имени государства.


    В июне 2012 года его назначили главой совета директоров "Фонда РАШБИ и его наследия" - государственной компании, которая была призвана заменить "Комиссию пяти" после завершения процесса отчуждения земли. Это назначение произошло до того, как началось расследование дела о коррупции в "Нетивей-Исраэль" и "дела 242".

    Тогда многие задавались вопросом: почему государственная компания была создана именно при министерстве туризма? Сейчас кажется, будто Либерман и религиозные вопросы - это два разных полюса, но следует помнить, что в те годы НДИ была коалиционным партнером ультраортодоксальных партий, и между ними существовали прочные отношения.

    Предыстория назначения

    В 2008 году Верховный суд Израиля удовлетворил просьбу государства и постановил, что комплекс на горе Мерон будет управляться специальной комиссией из пяти человек: представителя государства (председателя комиссии) и представителей каждого из четырех фондов, связанных с объектом. Причем решающее слово оставалось именно за представителем государства.

    Комиссия была уполномочена принимать решения по любым вопросам, связанным с управлением участком, включая строительство и ремонт, управление пожертвованиями и их использование. Другими словами, ее полномочия были не просто надзорными.

    Канцелярия премьер-министра и министерство юстиции поначалу назначили уполномоченного по святым местам и раввина Стены плача Шмуэля Рабиновича председателем "Комиссии пяти". А в сентябре 2009 года его сменил на этом посту Алекс Вижницер.


    В 2008 году госконтролер опубликовал отчет, в котором раскритиковал плохой уход за гробницей РАШБИ. Через три года ведомство госконтролера провело повторную проверку, стремясь выяснить, исправлены ли недостатки. Среди прочего, затрагивался и вопрос финансового управления пожертвованиями.

    От 120 тысяч до 6 миллионов шекелей

    Вот что говорилось в этом отчете:


    "Комиссия пяти", в соответствии с решением Высшего суда справедливости уполномоченная принимать решения об управлении благотворительными фондами, пожертвованиями и их использованием, контролировала лишь некоторые благотворительные фонды, поскольку она испытывает трудности при осуществлении своих полномочий. Помимо этого, регистрация доходов благотворительных фондов, контролируемых "комиссией пяти", и расходов из их средств не проверяются внешним бухгалтером, как того требуют государственные органы, и, следовательно, не соответствует надлежащим административным процедурам...

    ...Регистрация пожертвований комплексу и надзор за ними имеют первостепенное значение в свете значительного увеличения государственных ассигнований на содержание объекта - от участия в размере около 120 000 шекелей в 2007 году до участия в размере около 6 млн шекелей в 2010 году".

    Управление семью благотворительными копилками ("купот-цдака") было передано "Комиссии пяти". Большая часть этих копилок была закрыта на два замка - то есть открыть их можно было лишь в присутствии двух человек, для должного контроля. Один из ключей хранил управляющий комплексом, второй - его сотрудник.

    Во время проверки ведомство госконтролера обнаружило, что одна из копилок была закрыта лишь на один замок. Секретарь комиссии пояснила в ответ, что один из замков сломался, но во время проверки был заменен на новый.

    В отчете также отмечается, что таблички на копилках не поясняют, что пожертвованные средства предназначены для содержания комплекса, а на нескольких копилках вообще не было таблички. Эти копилки опустошаются примерно три раза в год, но никто не следит за тем, чтобы они опустошались во время важных мероприятий - например, празднования Лаг ба-Омер, поэтому можно предположить, что в это время там скапливаются крупные суммы денег".

    Бюджет растет, но толку мало

    При Вижницере бюджет государственной компании "Фонд РАШБИ" значительно вырос. Компания получила около 28 млн шекелей из госбюджета и еще около 6 млн шекелей, выделенных на проведение праздников. Подобная сумма выделялась на ремонт и содержание комплекса, и это - не считая текущего бюджета в 2 млн шекелей.

    В тот момент министерство по делам религий возглавлял Стас Мисежников, позже осужденный по "делу 242" и отбывавший тюремное наказание. Одним из подозреваемых по делу проходил Алекс Вижницер. Но хотя в материалах дела были фотографии, сделанные полицейским детективом, на которых он получает нечто, похожее на пачку банкнот, в конечном итоге, против него не выдвинули обвинение.

    А вот в деле о коррупции в компании "Нетивей-Исраэль" ему повезло меньше. Его обвинили в получении взяток на сумму более 3 млн шекелей. В обвинительном заключении отмечается, что Вижницер утверждал дополнения к проектам, в которых участвовали подрядчики, предлагавшие самую низкую цену, чтобы выиграть конкурс. Таким образом, они вносили самое дешевое предложение, а он мог использовать свои полномочия для утверждения дополнений к проектам - за взятку.

    Итог: даже специально созданной государственной компании, получавшей щедрое финансирование, не удалось навести порядок на горе Мерон. Когда министром туризма стал Узи Ландау, он решил, что не следует контролировать комплекс РАШБИ, и передал фонд в введение министерства по делам религий, а позже вовсе потерял свои функции по контролю за происходящим на горе Мерон.

    Соня Городейская, Walla. А.У. Фото: Офер Вакнин 

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend