Взлет и падение суперполитика

Обвинения, выдвинутые против Нетаниягу – трагедия. Трагедия национальная, но, в первую очередь, – личная. Нетаниягу не заслуживает того, чтобы его политическая карьера завершилась обвинительным заключением. И мы не заслуживаем того, чтобы один из самых сильных и одаренных премьер-министров в истории Израиля скатился по наклонной плоскости – все еще занимая свой пост.

Пока этого не произошло, но сегодняшний Нетаниягу – не тот, каким он был вчера. Мы еще помним Нетаниягу в должности министра финансов в 2003 – 2005 годах, в разгар кризиса в период второй интифады, когда у него нашлось достаточно твердости, чтобы устоять перед внешним давлением и принять непопулярные решения, понимая, что в столь серьезной ситуации они просто необходимы.

В те нелегкие дни Нетаниягу показал себя лидером и обаятельным политиком, для которого интересы государства выше его собственных. Сокрушительное поражение, которое потерпел «Ликуд» на выборах 2006 года, когда представительство партии в Кнессете сократилось до 12 мест, было свидетельством того, что Нетаниягу готов лично расплачиваться за благо страны.

Но с годами тот Нетаниягу исчез. Сегодняшний Нетаниягу не только принимает в подарок сигары, шампанское и драгоценности стоимостью в сотни тысяч шекелей, и считает, что это нормально. Он не только собирается провести законы, которые нанесут ущерб его главному покровителю Шелдону Эдельсону. Его главный грех в том, что он действует наперекор общественным интересам и фундаментальным экономическим основам во имя собственного блага.

Такое случается с лидерами на пике власти и успеха

Непростительно, когда премьер-министр сознательно наносит ущерб общественным интересам и делает это вопреки своим важнейшим принципам ради личной выгоды. Невозможно игнорировать коррупцию, расцветшую в государственных службах. Но именно это и происходит с Нетаниягу. Несмотря на то, что над ним нависли серьезнейшие подозрения, он продолжает занимать свой пост, и ни один из министров кабинета, и ни одна партия, входящая в состав коалиции, не осудили его. Страх перед Нетаниягу так велик, что даже сейчас, когда был опубликован детальный список подозрений в его адрес, и та низость, которой он достиг, стала достоянием гласности, – власть Нетаниягу остается непоколебимой.

Даже в минувший уикенд ни одна из правых партий не объявила, что после выборов не согласится вступить в коалицию с Нетаниягу. Они лишь повторяют на все лады: «Дождемся обвинительного заключения, тогда и посмотрим». В дополнение к этому ни одна правая партия не заявила публично, что она будет противостоять проведению  «французского закона», который запрещает предъявлять обвинительное заключение действующему премьер-министру.

Страх перед Нетаниягу – трагедия для него самого: он слишком долго занимает свой пост, он набрал такую силу, что уже и он сам, и его окружение убеждены, что замены ему нет. Нетаниягу влюбился в легенду о самом себе, и те, кто его окружает – тоже. Они превратились в монополию, которая сметает всех на своем пути и которой все должны подчиняться.

Но Нетаниягу не первый и не последний, кто влюбился в миф о самом себе. Так случается с людьми, находящимися на вершине власти и успеха – тут они и совершают свои самые серьезные ошибки. Именно по этой причине введен простой административный принцип: срок пребывания руководителя в должности должен быть ограничен восемью - десятью годами, после чего его место должен занять другой. Выигрыш тут очевиден: обновление рядов, проверка того, что считалось аксиомой, внесение свежего духа, а также возможность избежать ряда негативных явлений, избавившись от руководителя, который собрал в своих руках слишком много власти, которого подчиненные обожают сверх всякой меры и который сам без ума от самого себя.

Когда Нетаниягу утратил контроль?

Незаменимых руководителей не существует, и неважно, как бы талантливы они ни были. Великий Уоррен Баффет вследствие ошибочных административных решений недавно понес тяжелые потери. Легендарный Эли Горовиц повел фармацевтический гигант «Тева» по неверному пути. Рузвельт во время своего четвертого президентского срока, уже будучи больным, подписал договор со Сталиным об окончании Второй мировой войны и посеял зерна холодной войны.

Незаменимых нет – наоборот. Именно смена высшего руководства гарантирует компаниям и целым странам перемены к лучшему, процветание, развитие, рост и не позволит им застрять в аксиомах прошлого. Это справедливо как по отношению к руководству компаний, так и к руководителям государства.

Прими Нетаниягу принцип ротации и уйди в отставку в 2015 году, он вошел бы в израильский и мировой пантеон славы. Вместо этого он теперь ведет свою личную войну за то, чтобы не угодить за решетку, в ходе которой нарушает все фундаментальные принципы и все интересы общества. Нетаниягу так долго во власти, что уже позабыл, для кого и для чего он там находится. Такое не должно повториться. Жизненно важно ограничить период, в течение которого высший руководящий состав государства может занимать свои посты, и это касается как бюрократической машины, так и народных избранников – иначе во главе государства вновь окажется коррумпированный премьер-министр.

Что случилось с Нетаниягу, отчего он так переменился?

Некоторые полагают, что поворотным пунктом стал результат неожиданной победы 2015 года, когда Нетаниягу влюбился в свой собственный миф и потерял контроль над самим собой. Другие утверждают, что он всегда был циником, указывая на подстрекательство против Рабина в 1990-х – в чем он, быть может, и не был столь виновен, и на подстрекательство против израильских арабов во ходе выборов 2015 года.

Нет сомнения в том, что в характере Нетаниягу всегда сочетались государственность и цинизм, и что равновесие между двумя этими качествами с годами нарушилось. Трагедия состоит в том, что этот баланс был нарушен в момент, когда Нетаниягу находился на вершине власти и успеха, когда уже никто и ничто не могли его остановить.

Мерав Арлозоров, «ХаАрец», М.Р. К.В. 

Фото: Алекс Либек


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend