Не бойтесь роста ультраортодоксов

Ультраортодоксов не будут призывать в армию, они не будут изучать основные школьные дисциплины и не станут светскими людьми, но можно спланировать политику благосостояния, которая приведет к увеличению уровня жизни ультраортодоксов, не влияющему на уровень жизни других слоев населения.

Уже более двадцати лет продолжаются дебаты по поводу увеличения доли ультраортодоксов в населении Израиля. Это были жаркие дискуссии, оптимистичные или пессимистические прогнозы, а также множество реформ и правительственных программ. В свете накопленного опыта можно извлечь три основных урока.

Первый урок: принуждение не сработает

Светское население в Израиле не может заставить ультраортодоксов изменить их образ жизни. За последние двадцать пять лет у власти были левые, правые и центристские партии, в некоторых случаях ультраортодоксов не было в коалиции, но ничего существенно не изменилось, за исключением сокращения пособий в 2003 году, когда  министром финансов был Нетаниягу. Ультраортодоксов до сих пор не призывают в армию. Уровень их занятости увеличился в результате сокращения пособий, но все еще очень далек от занятости светского населения.

Есть две причины отсутствия перемен. Первая причина заключается в том, что большинству коалиций нужны ультраортодоксы, чтобы получить больше голосов, а те редкие коалиции, которым они не нужны, не смогли провести серьезных долгосрочных изменений. Нет оснований полагать, что эта ситуация изменится в будущем, когда доля ультраортодоксов в населении будет только увеличиваться.

Вторая причина заключается в том, что невозможно навязать такие изменения 10 процентам населения. Все разговоры о «базовых дисциплинах» — это фантазии, которые никогда не сбудутся. Попытайтесь представить школы, чьи директора — ультраортодоксы, и все они — директора, учителя, учащиеся и родители — не заинтересованы в основных дисциплинах. Как именно мы их навяжем? Отправим инспекторов, которые будут сидеть в каждом классе по восемь часов в день, шесть дней в неделю? Это бессмысленно. Такие вещи можно навязать  небольшим группам населения из сотен человек, а не сотням тысяч людей. То же самое относится к призыву в армию: тюрьмы в Израиле недостаточно велики, чтобы вместить всех, кого надо посадить в тюрьму за дезертирство. Иными словами, такие изменения могут произойти только в том случае, если сами ультраортодоксы в них заинтересованы, что приводит нас ко второму уроку.

Второй урок: внутренние изменения в ультраортодоксальном обществе не могут переломить тенденцию

Действительно, доля занятости ультраортодоксов увеличивается, а их заработная плата растет. Это в значительной степени стало результатом сокращения пособий в 2003 году. Но многие используют эти данные, как удобный предлог, чтобы спрятать голову в песок. Правда заключается в том, что показатели отсева ультраортодоксов из учебных заведений очень высоки, а программы, предназначенные для их интеграции в систему высшего образования, потерпели неудачу. Если учесть изменения в навыках ультраортодоксов в течение нескольких поколений, трудно увидеть какую-либо положительную тенденцию. Кроме того, как скажут все ультраортодоксы, многие молодые люди, которые решили оставить йешиву и получить профессию, на самом деле —  наименее талантливы среди всех молодых людей в ультраортодоксальном обществе. У них нет основных инструментов для изучения нужных предметов и, как мы поняли из первого урока, их не будет.

В результате производительность труда ультраортодоксов все еще намного ниже, чем у светских. Для сравнения, арабское население также характеризуется относительно низким уровнем образования, но среди арабов ситуация улучшается быстрее, самые талантливые получают докторскую степень по физике в Технионе, а уровень рождаемости приближается к уровню неортодоксальных евреев. Так что истории про ультраортодоксов, которые работают программистами в высокотехнологичных компаниях, не представляют общей картины.

Популярный аргумент, что ультраортодоксальное население является «нереализованным потенциалом» для экономического роста, не соответствует ни логике, ни статистическим данным. Это — не алия из СССР. Не существует сотен тысяч активных молодых людей, способных интегрироваться в высокие технологии, культуру, бизнес и так далее. Есть молодые люди, которые не стремятся к этому, многие из них бросили йешивы для получения низкооплачиваемых рабочих мест со слабой производительностью. Более того, уровень рождаемости среди ультраортодоксов, которые остаются в своем мире, выше, чем среди ультраортодоксов, которые предпочитают интегрироваться в современный мир, пойти в образовательные учреждения и на рынок труда.

Следовательно, результатом увеличения числа ультраортодоксов, вероятно, будет снижение экономического роста, снижение ВВП на душу населения, снижение средней производительности труда. Это не какой-то «неопределенный прогноз», а демографические тенденции, основанные на данных о детях, которые уже родились. Планы по интеграции ультраортодоксов очень важны, и мы должны продолжать инвестировать в них, однако это может лишь несколько замедлить негативную тенденцию, но не обратить ее вспять. Чтобы переломить ситуацию, необходимо кардинальное изменение системы ценностей в обществе ультраортодоксов, и нет никаких доказательств того, что такие изменения происходят. Напротив, ультраортодоксы, похоже, довольны своим нынешним образом жизни больше, чем светские евреи.

Третий урок: настоящая проблема — государство всеобщего благосостояния

Несмотря на все сказанное, рост числа ультраортодоксов среди населения не является ни концом света, ни концом Государства Израиль. Даже если ВВП на душу населения в Израиле вырастет на 1 процент вместо 2 процентов, это не означает, что уровень жизни прочих слоев населения не может расти более быстрыми темпами. Несмотря на рост числа ультраортодоксов за последние двадцать лет, средняя заработная плата растет, и израильтяне покупают большие квартиры, новые автомобили, часто выезжают за границу.

В экономическом плане уровень роста ультраортодоксального населения может нанести ущерб светскому населению в основном через «государство всеобщего благосостояния». Поскольку большая часть налогового бремени ложится на  светские слои населения, это означает, что государство всеобщего благосостояния стало огромной машиной для перекачки денег от светского населения — ультраортодоксам и арабам. Распространенное мнение, что государство всеобщего благосостояния существует «для всех нас», несовместимо с математикой.

Если мы платим налоги, а они —  нет, а мы и они получаем одинаковые услуги от государства, это означает, что мы получаем меньше, чем платим. Будь то субсидирование детских садов, стоматологическая помощь, больницы, социальное жилье, общественный транспорт или что-либо еще, результат всегда один и тот же: перекачка денег от населения, которое платит большую часть налогов — населению, которое этого не делает.

Почему мы, как и жители западных стран, соглашаемся на эту сделку?

Во-первых, потому что мы хотим поддерживать равные возможности. Мы хотим, чтобы талантливая молодая женщина из отдаленной арабской деревни изучала жизненно важную профессию в университете, и для этого мы должны субсидировать ее среднюю школу, обучение в университете, проезд в автобусе из ее деревни в университет и так далее. Но аргумент равных возможностей не имеет отношения к ультраортодоксальному обществу, потому что бедность — результат личного выбора. Они сами решили отказаться от всех возможностей. Они не попали в «ловушку бедности».

Во-вторых, другая причина поддержки государства всеобщего благосостояния состоит в предположении, что люди не застрахованы в достаточной мере от всех бед, поэтому государство всеобщего благосостояния является своего рода спасательным жилетом. Так, например, пособия по безработице и обеспечению прожиточного минимума можно оставить. Но эта причина не имеет отношения к дискуссии об ультраортодоксальном населении, которое выбирает бедность, имея собственную развитую систему социальной поддержки.

Ури Кац, «ХаАрец», Л.К. К.В. 

Фото: Оливье Фитуси


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend