Monday 18.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Только бы этот “хайтек-пузырь” не лопнул нам в лицо

    В одном из эпизодов американского сериала «Кремниевая долина» гендиректор стартапа и главный герой рассказывает о своем желании впервые объявить о доходах. Один из инвесторов стартапа выступает против. «Доходы пока под вопросом, и их никогда не будет достаточно, – пояснил он. – Дело не в том, сколько вы зарабатываете, а в том, сколько вы стоите. А кто больше всего стоит? Компании, которые теряют деньги: «Amazon» теряет деньги каждый квартал в течение последних 20 лет, а Джефф Безос – король. Никто не хочет видеть доходы».


    Эта сцена взята из американской комедии 2015 года, и отражает то, что происходит в индустрии высоких технологий. Она напоминает нам о потрясениях на рынках в последние месяцы. Инвестор хочет вкладывать деньги в мечту, в идеальную компанию будущего, причем готов делать это только на основании обещаний. Но в последнее время мы видим, что выбрать свою мечту становится сложнее – слишком велик выбор, причем многие из компаний вообще без доходов. Есть компании, которые давно на рынке, некоторые из них даже растут, но зачем-то выпускают новые акции и привлекают новых инвесторов. Причем выпускают акции, исходя из номинала своей стоимости, который не имеет никакого отношения к их реальным бизнес-показателям и прибыльности.

    Кое-где еще встречаются обоснованный рост стоимости той или иной компании несколько раз в год. Это особенно хорошие компании, которые определили реальную потребность на рынке и смогли предложить клиентам реальные решения. Но когда тот же трюк пытаются повторить множество компаний за короткое время, это не может не вызвать удивление.

    Пример тому – частные компании стоимостью более миллиарда долларов. Раньше они считались редким явлением, поэтому назывались «единорогами». Так вот, только за последний месяц к списку израильских «единорогов» присоединились пять или шесть компаний. Там в течение последних месяцев произошли значительные инвестиции в сами компании, что подняло общий объем инвестиций до новых высот.


    Для иллюстрации вот три официальных сообщения конца минувшей недели: компания Snyk объявила об инвестициях в размере 300 млн долларов согласно номинальной стоимости компании в 4,7 млрд долларов (в январе 2020 года компания привлекала инвестиции, исходя из номинальной стоимости активов компании в 1 млрд долларов); Aqua Security получила инвестиции в размере 135 млн долларов по номинальной стоимости активов в 1 млрд долларов (почти на 80 процентов выше, чем в апреле прошлого года); компания Optibus собрала 107 млн долларов.

    Что же стоит за желанием инвесторов?

    Что стоит за желанием инвесторов вкладывать деньги в высокотехнологичную отрасль? Есть ли этому финансовое оправдание? Логика, на первый взгляд, такова: хотя кризис коронавируса сразил предприятия по всему миру, высокотехнологические компании пострадали меньше. Ведь они давно переселились в цифровой мир, который проще защищать, проще управлять им, обрабатывать информацию, использовать новые возможности для оптимизации и многое другое. Вместе с тем, инвесторы сталкиваются со сложной ситуацией. Пострадали многие отрасли и, как ожидается, в ближайшие годы ситуация с процентными ставками не изменится, они будут оставаться очень низкими. Значит рынки переполнены «дешевыми» деньгами.

    Сложная задача поиска источников для получения прибыли привела инвесторов в индустрию высоких технологий, которая приняла их с распростертыми объятьями. Инвесторы основываются на подходе, который состоит в том, что хайтек, предположительно, только извлек выгоду из кризиса. Есть теория, что кризис коронавируса ускорил процессы цифровизации в мире, что должно привести к повышению номинальной стоимости хайтек-компаний. Даже если они демонстрируют относительно скудные доходы. Например, «единороги» с годовым доходом всего в несколько миллионов долларов. В какой-то степени игнорируется ситуация в том секторе бизнеса, из которого приходят клиенты этих компаний.

    Оценки — далеко не точная наука. Трудно определить, является ли соотношение «цена – прибыль» низким или высоким, и в прошлом году был создан новый стандарт, намного более высокий, чем предыдущий. Однако это – не единственная проблема. Помимо игнорирования тяжелого положения части секторов экономики, которые еще долгое время будут зализывать раны корона-кризиса, существует вопрос о способности этих компаний оправдать оптимизм инвесторов.

    Компания, которая продает продукт за 5, 10 или 20 млн долларов, все равно должна доказать, что она может внести необходимые корректировки, чтобы продавать за 50, 100 и 200 миллионов долларов. Это вовсе не очевидно. Так, инвестор Орен Зеэв недавно сказал в другом контексте, что только когда компания достигает дохода в 100 млн долларов, она может узнать, что ее продукт соответствует требованиям рынка.


    Более того, трудно понять, является ли деятельность этих компаний рентабельной, способны ли они увеличить продажи при одновременной максимизации прибыли. В последние годы кажется, забыта основа основ, цель инвестиций – компания должна существовать стабильно на протяжении нескольких лет, не обращаясь каждый раз к инвесторам для привлечения все большего капитала. Помимо этого, компания должна поддерживать собственный рост и выплачивать дивиденд инвесторам из своей прибыли. Немало компаний, которым удается «доказать», что их оборот быстро растет, еще не доказали сами себе, не говоря уже об инвесторах, что они способны обеспечить финансовую устойчивость.

    Общественность будет платить по счетам

    Высокие номиналы являются результатом не только поиска альтернативных направлений для инвестиций, но и жесткой конкуренции за технологические компании. Фонды венчурного капитала, имея десятки миллиардов долларов, находятся в кризисе, и при этом продолжают накапливать мощь с новыми астрономическими суммами. Помимо них, есть более 100 млрд долларов у компаний SPAC (Special-purpose acquisition company – специализированная компания по целевым слияниям и поглощениям). Это неактивные публичные компании, у которых есть два года, чтобы найти компанию для слияния.


    Кроме того, многие компании также выбирают путь эмиссии акций после нескольких лет, когда это окно было закрыто. Такая конкуренция приводит к росту номиналов, который не может не сказаться на рынках, ведь большинство компаний увеличили стоимость своих активов по сравнению с прошлым годом.

    Вопрос в том, смогут ли эти инвестиции принести прибыль инвесторам. В конечном итоге важно то, по какой цене вы купили акции и по какой цене их продаете. Поэтому в нынешней ситуации нет уверенности, что кто-то заинтересован в том, чтобы раздувать пузырь. Предприниматели получают выгоду от роста стоимости своих компаний, и многие продают свои акции разгоряченным инвесторам. Инвесторы высокого риска также продают акции по ценам, о которых они могли только мечтать до ֹ«короны», да и банкам, наверное, нравится такая ситуация.

    Тем не менее, многие представители отрасли в закрытых беседах говорят об опасениях, что раздулся пузырь, который может лопнуть. Пока трудно понять, что заставит его лопнуть. Как бы то ни было, это может иметь серьезные последствия для денег самой широкой общественности, из которых косвенно финансируются эти инвестиции. Мало того, общественность может оказаться основным проигравшим, поскольку инвесторы и предприниматели уже реализуют часть своих акций, а доля инвестиций населения в высокотехнологичные компании растет.

    Взрыв пузыря может быть смертельным ударом по самой индустрии высоких технологий. Хорошие компании смогут преодолеть такой кризис, но многие компании разорятся и закроются, инвесторам будет сложно поддерживать их деятельность, новых идей будет становиться все меньше, а опционы, находящиеся во владении работников, потеряют свою стоимость. Новая эмиссия акций по более низкой цене, чем в прошлом, никогда не бывает хорошей новостью для компании.

    На самом деле это – не приговор судьбы. Тот факт, что отрасль высоких технологий может получать прибыль и расти даже во время кризиса, вовсе не обуславливает раздувание пузыря номиналов. Правильнее будет строить хорошие и здоровые компании, а не вбрасывать в них огромные суммы денег. Ведь компании далеко не всегда знают, что делать с этими колоссальными суммами. Не нужно раздувать их номинальную стоимость до такого размера, когда пострадает внутренний процесс принятия решений.

    Омри Зерахович, TheMarker. Ц.З. На фото: сотрудники хайтека. Фото: Рами Шлуш.˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend