«Тишбук лулу» – это хорошо для евреек?

«Тишбук лулу» – это хорошо для евреек?

Выставка «Кулулулу» в Холоне предлагает заглянуть на традиционную предсвадебную церемонию – хину, которой восточные евреи отмечают предстоящее бракосочетание, и раскрывает смысл слов «тишбук лулу».

«Это самая важная выставка, которую я когда-либо устраивал: она посвящена памяти наших бабушек, в том числе памяти моих бабушек Солики и Мириам», – признается Рефаэль Вазана, директор департамента культуры и искусства холонского муниципалитета, инициатор и сокуратор (вместе с Иланой Кармели Ланнер) выставки «Кулулулу», открывшей 14-й сезон израильского дизайна в Холоне. Темой этой трогательной выставки, которая продлится до конца декабря, является традиционная предсвадебная церемония хина – ею восточные евреи отмечают предстоящее бракосочетание.

Посетителям выставки предлагают познакомиться с обычаями, цветами и звуками обряда хины в разных еврейских общинах. В экспозиции представлены, среди прочего, аутентичные артефакты из коллекции Цвии Бар Абарбанель, урожденной Оркаби – танцовщицы, художницы, композитора, певицы и режиссера, которая репатриировалась из Йемена в Израиль десятилетней девочкой в 1949 году.

В том же году на нашей земле возник этнический театр танца «Инбаль». Его основала Сара Леви-Танай. Уроженка Иерусалима, хореографического образования она так и не получила, тренировала детишек кибуца Рамат-ха-Ковеш, где работала воспитательницей в детском саду, при этом разработала специальный вид сценического танца, основанного на фольклоре йеменских евреев, а именно на так называемом йеменском шаге («дааса»). Позже хореографический язык Леви-Танай впитал стилистику других этнических групп, а сюжетные постановки сменились абстрактными. Но отзвуки колокольчика из прошлых времен («инбаль» в переводе с иврита означает «язычок колокольчика») до сих пор звенят в работах одноименного театра танца.

Цвия Бар Абарбанель родилась в городе Радаа на юго-востоке Йемена в богатой семье. В 1947 году, когда в стране начались беспорядки, все семейство Оркаби в течение года шло по Аравийской пустыне – иногда пешком, иногда верхом на верблюдах и ослах, пока не прибыло в лагерь репатриантов в Адене. Здесь Цвия и ее семья пробыли девять месяцев, вплоть до окончания Войны за независимость, и в 1949 году оказались наконец в Израиле. Цвия отслужила в армии – и начала танцевать в «Инбаль». Ездила с театром на гастроли в Париж и Лос-Анджелес, в 1963 году осталась в Голливуде. В США ее называли «голосом Израиля».

На выставке «Кулулулу» Цвия Бар Абарбанель демонстрирует, в частности, высоченные головные уборы йеменской невесты собственного плетения – называются они «тишбук лулу», жемчужная тиара. Рядом с ними – «гаргуш», традиционный капюшон евреек-йемениток, напоминающий чепчик. Его невеста надевает обычно на более позднем этапе обряда. Кроме того, Цвия выставляет ритуальные подносы для свечей и цветов из собственной коллекции. На открытии она рассказала, что впервые присутствовала на церемонии хина, когда ей было три года. Сейчас этой очаровательной даме уже за 80.

Готовясь к выставке, кураторы Рефаэль Вазана и Илана Кармели Ланнер, по их словам, провели углубленное исследование смысла церемонии и методов ее проведения.

«До повального увлечения хупой во многих еврейских общинах процессу бракосочетания предшествовала хина, – говорит Рефаэль Вазана. – Впрочем, у восточных евреев этот обряд сохранился до сих пор. По сути это традиционное семейное торжество, на котором пара делает еще один шаг к долгой и счастливой супружеской жизни. Церемония символизирует переход от одинокой жизни к жизни матримониальной, когда невеста покидает родительский дом и присоединяется к семье жениха, чтобы построить новую семью. Прежде всего эта традиция характерна для выходцев из стран Ближнего Востока, Северной Африки и Индии. Но есть нюансы, ибо в одной общине, скажем, у ливийских и эфиопских невест, лицо во время церемонии должно быть закрыто полностью, тогда как у йеменских прикрыт только подбородок.

В процессе праздничной церемонии хна – вещество, извлеченное из листьев лавсонии (на иврите это растение называется כופר לבן, а на арабском – хина), наносят на ладони молодоженов, поскольку этот порошок считается символом успеха, добродетели, верности, плодородия и изобилия. Скажу по секрету: основной упор делается здесь на невестину плодовитость, хотя этого не произносят вслух. Есть и вовсе забавные моменты: так, в Индии считается, что чем глубже цвет хны на руке невесты, тем лучше будут ее отношения со свекровью. Многие даже верят в то, что хна способна усилить чувство любви между невестой и женихом».

Для Рефаэля Вазаны выставка – неотъемлемая часть биографии: «Вместо пластинок или кассет я большую часть своей детской жизни слушал «Кулулулу» (если кто не знает, этим восклицанием обычно сопровождается обряд хины). График нашей семьи был составлен в угоду моим тетушкам, Брахе и Арлетт: родня была многочисленной, поэтому веселились мы чуть ли не каждый день. Хина была для нас возможностью извлечь из шкафов наряды и украшения и закатить праздник в полном соответствии с традициями. На мой взгляд, в еврейской традиции это самая трогательная церемония, поскольку здесь изливаются одни только благословения, да и вообще царит сплошной позитив».

Помимо прочего эта церемония давала невесте, ее матушке и родственницам по женской линии возможность представить богатство своей семьи – посредством традиционных нарядов, расшитых драгоценными камнями и передающихся по наследству, украшений, посуды и, конечно же, хны с ее бесконечными узорами. Цвета, ткани и материалы, из которых изготовлены пестрые одеяния, тоже играют важную роль, ибо в каждой общине ей придают разное значение, равно как и сочетанию украшений и дополняющих их аксессуаров.

Еврейской невесте из восточных общин приходится тяжелее всех – в буквальном смысле: ведь почувствовать на голове десяток килограммов ой как нелегко. А именно столько весит «тишбук лулу» – та самая тиара. Готы и металлисты могут йеменской невесте позавидовать: украшения на нее навешивают тоннами – и на шею, и на запястья, и даже на подбородок, не говоря уже о кольцах на каждый палец. Обилие украшений не случайно, цель его, как уже говорилось, – выставить богатство напоказ. Оттого жених должен буквально осыпать свою избранницу золотом; приличия требуют, чтобы его было никак не меньше трех килограммов. Возможно, поэтому современные йеменские мужчины не слишком тоскуют по временам, когда им было позволено иметь несколько жен.

евреи-Йемен
Фото: Гиль Коэн-Маген

Во время церемонии йеменские евреи громко играют и поют. Мужчины трубят в шофары (шофар – еврейский ритуальный музыкальный инструмент, сделанный из рога животного) и стучат по жестяным контейнерам из-под оливок. Стучат отнюдь не голыми руками: на каждый палец надет наперсток – для того чтобы увеличить силу звука и, соответственно, отогнать злых духов. Ну а рога, очевидно, отгоняют любую мысль о супружеской измене.

Ту же роль, что и громкая музыка, играет ритуал зажигания свечей, которые йеменские дамы несут перед женихом и невестой, некоторые даже на головах (для этого существуют специальные подносы, в изобилии представленные на выставке «Кулулулу»): свечи отпугивают вредоносных демонов. И не только они: достаточно взглянуть на браслеты, украшенные шипами устрашающего вида – и вам захочется сбежать от носительницы оных куда подальше. В общем, что ни артефакт – то очередной экзистенциальный подтекст.

Среди экспонатов выставки бросается в глаза браслет с выступами в виде женских грудей, причем не пары, а сразу нескольких – тем самым, по поверью, удесятеряется сила обладательницы. И, как правило, все они отгоняют несчастья, поскольку восточные евреи в большинстве своем суеверны. Иными словами, все эти браслеты, ожерелья, височные украшения, подвески через подбородок и прочая – не только красота, но и защита.

Хну разводят в специальной посуде; дамы в это время поют песню, посвященную обряду. Затем невесте красят хной пальцы, ладони и кисти рук, а чтобы порошок окрасил кожу как следует, надевают специальные рукавицы; после этого оранжевую краску невозможно смыть по меньшей мере неделю. Хотя смывать, пожалуй, и не стоит: хне издавна приписывают магические и сексуальные функции, то есть помощь во всех перипетиях женской судьбы.

евреи-Йемен
Фото: Гиль Коэн-Маген

Кроме аутентичных предметов и фотографий, экспозиция «Кулулулу» включает фантазии израильских дизайнеров одежды на заданную тему. Шахар Авнет, скажем, вдохновлялась диснеевским мультфильмом «Фантазия», а Нетта Иттах создала «великолепное платье» (так она его называет) из пяти частей с кринолином – по образу и подобию роскошного платья, которое хранится в ее семье со времен прабабушки: предки Нетты, люди довольно зажиточные, были изгнаны из Испании в XV веке.

«Человек издревле стремился выражать свое мировоззрение и передавать ценности и традиции грядущим поколениям посредством церемоний и ритуалов, – резюмирует Рефаэль Вазана. – Назовите это как угодно: священнодействием, сакральной церемонией с обилием атрибутов, – обряд хины всегда интригует, ибо он очень человечен».

Лина Гончарская, «Детали». Фото: Гиль Коэн-Маген √

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

План послевоенного устройства Газы от Нетаниягу: демилитаризация, дерадикализация, закрытие UNRWA
Израиль уничтожил боевика «Исламского джихада», который направлялся на теракт (видео)
ЦАХАЛ атакует в Газе и проводит аресты на Западном берегу

Популярное

«То, что солдаты погибли – не наше дело… Они нам не братья»

Когда силам безопасности Израиля удалось вырвать из самой глубины Газы двух заложников, Фернандо Мармана и...

Платить за электричество можно со скидкой – почему мало кто это делает?

Тарифы на электричество повысились в нынешнем месяце на 2,6%. Но обладатели «умных» счетчиков,...

МНЕНИЯ