Friday 22.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Последние евреи Транснистрии

    Официально этот спорный отрезок земли между Украиной и Молдовой называется Приднестровская Молдавская республика. Но для туристов, приезжающих в Транснистрию, отколовшийся регион, который объявил о своей независимости в 90-х годах, хотя большинство мира считает его частью Молдовы, выглядит скорее, как советское государство, замороженное во времени.


    Памятники времен коммунизма, давно убранные почти на всем постсоветском пространстве, стоят здесь повсюду. В Тирасполе монумент «власть - Советам» возвышается над речной эспланадой. Транснистрия – единственное место в мире, где национальным символом все еще остались серп и молот. Статуи Ленина и даже Сталина по-прежнему украшают городские скверы. Памятники советским солдатам стоят повсюду, заверяя Москву, что она застолбила клин на территории государства-вассала, стратегически расположенного на западной границе Украины.

    «Это – настоящая машина времени, – сказала еврейский историк Лариса Привальская из Москвы, которая недавно вернулась из поездки с целью исследовать жизнь раввина в Транснистрии. – Невероятная машина времени».

    Для туристов, пожелавших получить въездную визу, – сложный процесс, который завершается правом на въезд всего на несколько часов – это место может оказаться совершенно поразительным. Но для 458 тысяч жителей Транснистрии, сумрачной зоны, которую они называют домом, она неотвратимо отмечена историей политического хаоса, которая сформировала это уникальное место в Европе.


    С 1993 года Транснистрия потеряла треть своего населения, поскольку она так бедна, что 300 долларов считаются здесь отменной ежемесячной зарплатой. Эмиграция ослабила экономику и почти прикончила еврейскую общину, когда-то одну из самых больших нехристианских общин региона, которая теперь выживает только в соседней Молдове. Транснистрия откололась в начале 90-х во время войны за независимость, которую вели пророссийские сепаратисты, и у еврейского населения обоих мест общий язык и история.

    Из 11 синагог Тирасполя до падения коммунизма осталась только одна. Она расположена в жилом доме, где каждую субботу собирается едва ли дюжина пожилых мужчин и женщин. Молодых людей насчитывается меньше десятка.

    «Не так часто приходится видеть смерть общины, но в Транснистрии это происходит прямо у нас на глазах», – сказал Евгений Брик, директор молдавского Института иудаизма, некоммерческой организации, занятой тем, чтобы восстановить идентичность евреев Транснистрии и Молдовы.

    Сегодня свобода вероисповедания гарантирована евреям Транснистрии и антисемитизм считается маргинальным явлением, как говорят местные евреи. Тем не менее, многие хотят эмигрировать по экономическим причинам. Здешняя зарплата составляет половину зарплаты в Молдове, беднейшей страны Европы.

    Муся Ефимова, дантист на пенсии из Тирасполя, сказала, что ее пенсия равна 70 долларам в месяц. Диковинные советские монументы своего отечества она называет «признаками ностальгии по лучшим временам».

    Федор Кушнир (26) зарабатывает около 200 долларов в месяц, будучи учителем старших классов в Тирасполе. При квази-социалистическом режиме Транснистрии учителя имеют право на бесплатную квартиру в государственных жилых комплексах, - сказал Кушнир. Но эти квартиры расположены в таких районах, откуда крайне тяжело добраться до города.


    «Мы уже несколько раз были готовы к «алие», – сказал Федор, используя ивритское слово для репатриации. – Но каждый раз что-то заставляло отложить отъезд».

    В стране, которая по большей части зависит от импорта, чтобы прокормить свое население, зарплаты в 200 долларов едва хватает для самого необходимого, сказала Мария Едакова, 32-летний еврейский психолог из Бендер, второго по величине города Транснистрии.

    «В любом случае здесь нечего делать после девяти вечера. Все закрыто. Это неофициальный комендатский час», - сказала Едакова, которая планирует уехать, когда выйдет замуж.


    По переписи населения 1930 года, половина жителей Бендер назвала своим родным языком идиш. Тысячи неевреев тоже знали идиш, поскольку работали и торговали с евреями, как рассказал Брик. Большинство бендерских евреев были убиты во время Катастрофы, а те, кто ее пережил, эмигрировали, как только смогли. Ни в одной из двенадцати синагог Бендер больше нет евреев.

    В других городах Транснистрии вроде Рыбницы, где евреи раньше составляли треть населения, их больше нет. Одним из самых известных (и последних) раввинов в городе был Хаим-Занвл Абрамович, известный как «Рыбницкий ребе» - хасидский раввин, который умер в 1995 году в США. Абрамович был одним из нескольких ортодоксальных евреев, который смог вести привычный образ жизни даже при Сталине, благодаря популярности раввина среди местного населения.

    Как и в Транснистрии, еврейское население Молдовы тоже было урезано массовой эмиграцией. Тем не менее, здесь еврейская жизнь выжила гораздо лучше, частично потому, что Молдова абсорбировала тех евреев, которые покинули Транснистрию. В Кишиневе есть четыре синагоги и около 3,5 тысяч членов местной еврейской общины.

    Израильтянина Хаима Чеслера, основателя курсов «Лимуд» (ивр. «обучение»), в которые входят образовательные программы для русскоязычных евреев, исчезновение подавляющей части еврейского меньшинства Транснистрии и Молдовы только побуждает устраивать мероприятия для евреев в обоих местах.

    «Умирающая община – плохое капиталовложение, – сказал Чеслер. – Думаю, сейчас положение критическое. За нами больше никого не остается».

    Массовая эмиграция из Транснистрии, которую в мире считают частью Молдовы, ощутима повсюду. Вдоль берегов Днестра в Тирасполе, где в лучшие времена была самая дорогая недвижимость, жилые дома остались в состоянии разрухи.

    «Коммунизм ушел – капитализм еще не пришел, а мы оказались посередине»,- сказала Анастасия, новобрачная, которая вместе с мужем Виталием позировала для фотографий на берегу реки. С ними были только фотограф и мать Анастасии.

    Без того, чтобы его спросили, Виталий объяснил отсутствие гостей: в последние годы все друзья этой пары уехали заграницу в поисках работы.

    «Когда-нибудь, – оптимистично сказала Анастасия – здесь будет вторая Швйецария».

    «ХаАрец», Р.Р. К.В. 

    Фото: Роман Янушевский

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend