Главный » Общество » Теория сделок (часть вторая). Существует ли военная альтернатива?

Теория сделок (часть вторая). Существует ли военная альтернатива?

Сколько бы террористов не приходилось возвращать в обмен на наших пленных – их число все равно кажется слишком большим. Все предпочли бы иной вариант решения. Альтернативу, которой не видно уже много лет.

«Рабин собрал нас после провала операции по освобождению Нахшона Ваксмана, - вспоминает Лиор Лотан, один из командиров группы, осуществлявшей эту операцию. – Он объяснил нам: после того, как вы сказали, что военный вариант возможен, я не мог не отправить вас - чтобы иметь легитимацию заключить сделку в ситуации, когда такого варианта не будет».

(Напомним, что Ваксман был убит при попытке освобождения. До этого в обмен на его освобождение террористы требовали освободить большое количество террористов, в их числе – шейха Ахмеда Ясина. Операцию проводил отряд спецназа генерального штаба ЦАХАЛа. При штурме дома, в котором его удерживали, погиб капитан израильской армии Нир Пораз, семеро бойцов спецназа получили ранения – прим. «Детали»).

А доктор Ронен Бергман в своей книге «Государство Израиль сделает все» пересказывает, как в 1992 году израильтяне пытались похитить генерального секретаря «Хизбаллы», шейха Аббаса Мусауи, надеясь использовать его в качестве разменной монеты для переговоров о возвращении Рона Арада. Но шейх погиб во время проведения той акции. «В ответ «Хизбалла» взорвало посольство Израиля в Аргентине. Это было производной от дела Рона Арада. Расплата за попытки его освободить была велика», - пишет он.

Однако Лотан утверждает, что пока Израиль ориентировался на военно-оперативные действия по освобождению заложников, палестинские террористические организации постоянно снижали свои требования:

  • В 1972 году, до штурма самолета авиакомпании «Сабена» (операция «Изотоп») и успешного освобождения заложников, террористы требовали освободить 317 заключенных.
  • Потом, на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году, они требовали освободить 200 заключенных.
  • Во время атаки на Маалот, террористы требовали освобождения 20 заключенных (Напомним, что 15 мая 1974 года, совершив ряд убийств, террористы захватили в заложники учеников из Цфата. Затем заложники, 17 мальчиков и 4 девочки, были ими убиты при неудачной попытке их освобождения. Общее число погибших израильтян достигло 27, 68 человек были ранены – прим. «Детали»).
  • В 1975 году 11 террористов, захватив отель «Савой» в Тель-Авиве, требовали освобождения 11 заключенных.

Энтебе в 1976 году можно считать исключением из этого ряда – они требовали освобождения 40 палестинцев и еще 13 заключенных, содержащихся в тюрьмах других стран. Но не будем забывать, что там имело место сотрудничество палестинцев с международной германской бандой Баадер-Майнхоф.

«В этих акциях враг просил низкую цену за освобождение заложников, только бы получить возможность заявить о своем успехе. По логике 70-х годов, добиться переговоров об освобождении заложников – означало получить признание палестинским обществом факта существования данной террористической организации.  А если она вам знакома, то вы знаете и ее цели, и ее идеологию.

Однако ни в Ливане, ни в Газе Израилю не удалось представить альтернативную возможность. Потому мы и оказались загнаны в угол, вынуждены отвечать за требования врага», - говорит Лотан.

И также мы не имели возможности освободить Шалита военным путем. «У нас прекрасная разведка, и мы предпринимали множество оперативных действий, но так и не смогли его найти», - признает Дан Меридор, который был министром по делам разведки в те годы, что Шалита удерживали в плену. Ему вторит Эхуд Барак: «Были предприняты огромные усилия, даже с риском для жизни, чтобы узнать, где его содержат. Понятно, что если бы мы получили такую информацию, то предприняли бы оперативные действия, даже невзирая на опасность».

В итоге премьер-министр Нетаньягу согласился освободить, в обмен на Гилада Шалита, 1027 заключенных, в том числе и террористов. И общество, которое долго накручивали митингами под лозунгом «Гилад (наше общее дитя) все еще жив», почти единодушно поддержало эту сделку. По некоторым оценкам, Нетаньягу, принимая это решение, хотел к тому же отвлечь внимание людей от массового потребительского протеста, бушевавшего в то время.

Тайны комиссии Шамгара

Когда Шалит еще был заложником, Барак предпринял попытку сформулировать общие принципы заключения подобных сделок в будущем. «Нормы следовало изменить, чтобы террористические организации задумались, стоит ли им похищать людей», - говорит он.

Барак назначил отставного судью Верховного суда Меира Шамгара главой комиссии, в которую ввел также профессора Асу Кашера и отставного генерала Амоса Ярона. «Я сказал им, что в основе новых принципов должны лежать профессиональные, этические и моральные постулаты, и предложил мыслить нестандартно. Например, определить, что правительство не будет уполномочено вступать в переговоры, пока надзорный орган - секретный подкомитет парламентской комиссии по иностранным делам и обороне - большинством в 80 процентов не одобрит начало таких переговоров. Комиссия должна была создать ограничения для будущих правительств – юридические, процедурные и нормативные - в принятии решений на этот счет».

«Мы заслушали десятки свидетельских показаний, - вспоминает профессор Кашер. – Встречались с представителями силовых структур и до, и после освобождения Гилада Шалита, чтобы извлечь уроки из случившегося. Прошло около ста таких встреч».

Судья Меир Шамгар. Фото: Томер Аппельбаум

Но в словах его слышна горечь, потому что он не знает, как и другие, что же произошло с рекомендациями их комиссии, над которыми он работал более двух лет? По словам Амоса Ярона, был составлен документ с учетом всех данных и возможностей. «Но правительство его не обсуждало. А может, обсуждало, но мы об этом не знаем», - говорит Ярон. Барак тоже признает, что не смог добиться обсуждения рекомендаций комиссии Шамгара. «Я говорил на всех уровнях – армейском, депутатском, премьера, убеждая начать обсуждение хотя бы в узком военно-политическом кабинете. Но Нетаниягу не захотел этого. Возможно, по политическим мотивам».

Барак предполагает, что Нетаниягу могло показаться, будто само такое обсуждение будет косвенным признанием того, что «сделка Шалита» была ошибочной.  А Ярон думает, что премьер не захотел связывать их рекомендациями себе руки на будущее. Потом выяснилось, что две дискуссии на этот счет все же могли состояться в 2016 году. Были или нет, неясно, но в любом случае - не более.

Выводы не публиковались полностью, но из того, что предали огласке, ясно: комиссия Шамгара отвергает непропорциональные сделки и допускает в обмен на освобождение израильского гражданина единичных заключенных, заключенных в тюрьму за преступления в сфере безопасности.

Следуя заповедям

«И нет у тебя более важной заповеди, чем выкуп пленных», - сказал РАМБАМ. И все мы выросли на этом этосе возвращения наших сыновей домой, любой ценой. Но это же создало слабое место в нашей стратегии борьбы с террором.

А в том, что касается тел погибших солдат - как тут определить разумную «цену» за их возвращение? Сейчас этот вопрос стоит острее, чем раньше. Ронен Бергман рассказывает: «Август Хэнинг, глава разведки Германии, посредничавший в переговорах между «Хизбаллой» и Израилем, сказал мне: «Вы, израильтяне, придаете этому вопросу большее значение, чем любой другой народ». Он хотел сказать, что это – странное отношение, но он был вежливым немцем… Еще он рассказал, как стоял рядом с Насраллой, когда тому вернули тело его сына, Хади. Израильтяне ликвидировали его на Западе и рассчитывали обменять на тела и фрагменты тел своих сограждан, которые все еще находились в руках «Хизбаллы». Насралла передал своим людям: «Мы не торгуем трупами. Верните тело моего сына обратно». Бергман рассказывает, как Хэнинг видел, что Насралла открыл крышку гроба, посмотрел на сына, и закрыл ее. И все.

«Я помню Батью Арад (мать Рона Арада): «Если выяснится, что он мертв – не возвращайте его тело». А сегодня тела павших стали проблемой, за которую приходится платить неприемлемую цену», - говорит Ольмерт. – «Мой ответ – нет! Этот урок я извлек из освобождения тел Гольдвассера и Регева. Ни одного [террориста взамен]! Тогда я сделал это, сейчас бы – нет».

Возможно, даже не будучи официально принятыми, выводы комиссии Шамгара влияют на процессы и принятие решений в отношении двух граждан Израиля и двух тел, удерживаемых сейчас ХАМАСом. Не исключено также, что сказывается и почти полное отсутствие публичных дебатов о них.

«За всю историю Государства Израиль было всего 11 лет, когда враги не удерживали бы заложников или тела наших сограждан», - напоминает Лотан. - «Враг будет действовать так и дальше, стремясь истощить нас. И мы должны разработать инструменты для борьбы с этим злом».

Нурит Канти, «Либерал» К.В.
На фото: освобождение пассажиров самолета компании "Сабена". Фото: Илан Рон, GPO

Читайте также: Теория сделок (часть первая). Способны ли мы отказаться от чувств


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Великие вещи делаются вдалеке от прожекторов СМИ. Чем важнее дело, тем больше оно требует тишины, а ...

Официальные лица, однако, предупредили, что планирование является мерой предосторожности, и в настоя ...

Численность осужденных, содержащихся в исправительных колониях, в течение 2019 года снизилась еще на ...

Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что Трамп готов к военным действиям против Турции в случае необ ...

Ожидается, что президент Израиля Реувен Ривлин сегодня или завтра передаст Бенни Ганцу мандат на соз ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend