Телефон недоверия: что скрывает Ганц от народа Израиля

Для начала – банальный вопрос. Согласитесь ли вы принять на работу того, кто, устраиваясь на работу руководителем охранной фирмы, сообщает, что по дороге потерял ключи от собственного дома, где хранилось что-то очень важное?

А если он объяснит, что во всем виновата дырка в кармане, которую проделали зловредные завистники, не желающие, чтобы он получил эту должность? И нарисует схему, как именно прогрызалась дырка, и кто ее заказал.

Если заменить кандидата в охранники на кандидата на должность главы правительства, то это будет именно то, что происходит вокруг телефона Бени Ганца. Того самого, который до недавнего времени возглавлял компанию кибербезопасности, но свой собственный телефон от взлома защитить не сумел.

Компания Ганца, кстати, разорилась. Но если провал на бизнес-поприще причинил ущерб только ему самому да трем десяткам уволенных сотрудников, то за фиаско на посту главы правительства (если Ганц получит эту должность) придется расплачиваться всему Израилю и каждому из нас. Потому что политика, как и бизнес, не терпят дилетантов. И особенно таких, которые считают себя умнее всех, хотя оснований на то – никаких.

В израильской политике уже были генералы-всезнайки, как они воспользовались наивностью избирателей тоже известно.

Случай с телефоном Ганца не только вопиющий сам по себе. Он еще и очень тревожный. И вызывающий немало вопросов.

Бени Ганц утверждает, что взлом телефона – это его «сугубо личное дело». Но если так, то откуда взялась такая истерика по этому поводу? Что на самом деле находилось в телефоне бывшего начальника генштаба ЦАХАЛа и есть ли гарантия, что враг не получил доступа к секретам государственной важности?

Почему Ганц так старательно пытался замять эту историю, которая стала достоянием гласности только благодаря расследованию журналиста Амита Сегаля? Почему он не рассказал о нем даже своим «компаньонам» – Лапиду, Аялону и Ашкенази? И почему он обрушился с обвинениями на своих политических соперников не сразу после инцидента (о том, что телефон был взломан иранскими хакерами, Ганца лично известил ШАБАК), а только после того, как об этом сообщили по телевизору?

Такая линия поведения заставляет усомниться в искренности слов Ганца. Если в памяти телефона ничего не хранилось, кроме сэлфи с товарищами по партии, то и скрывать вроде бы нечего. А если нет? Кто-то может поручиться, что в случае прихода Ганца к власти против него не будет пущен компромат, добытый иранскими спецслужбами? И есть ли гарантия, что это не нанесет ущерба безопасности Израиля?

У Израиль, как известно, свои счеты с Ираном. Но и в Иране не скрывают планов уничтожения «сионистского образования». И пока Нетаниягу мобилизует мировое общественное мнение против Ирана, Ганц, который, кстати, и раньше выступал в поддержку ядерной сделки с режимом аятолл, спокойно вручает козырь нашим врагам и еще обвиняет в этом Нетаниягу!

Возможно, кому-то история с телефоном покажется незначительной и даже не заслуживающей того внимания, которое ей предают в политических кругах и в СМИ. Однако есть тут один важный нюанс: нельзя претендовать на доверие общества, не говоря ему всей правды. По сути все мы решаем сегодня, достоин Ганц быть принят на работу «охранником государства» или нет. И очень похоже, что собеседование он провалил. С треском.

Текст и фото предоставлены PR-агентством


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend