Вторник 24.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Mark Schiefelbein
    AP Photo/Mark Schiefelbein

    Техно-демократии против авторитаризма: вот что нужно сделать

    Когда-то передовые технологии были прерогативой демократического Запада. Интернет казался мощной освобождающей силой, грозой диктаторов по всему миру. Технологическое преимущество Соединенных Штатов сделало их военное превосходство более весомым, их экономику более процветающей, а их демократию, по крайней мере, теоретически, – более динамичной.

    Но эти времена в прошлом. Авторитарные режимы не только догнали либеральные страны в технологической гонке, но и вырвались вперед. Во многих областях, включая распознавание лиц и голоса, технологию 5G, цифровые платежи, квантовую связь и рынок коммерческих дронов, Китай превзошел Соединенные Штаты. Лидеры Кубы, Ирана, Северной Кореи, России, Венесуэлы и других стран все чаще используют технологии в нелиберальных целях, следуя примеру Китая. И, несмотря на сохраняющееся преимущество западных стран в некоторых технологиях, таких как искусственный интеллект (ИИ) и производство полупроводников, они отстают от Китая в разработке общей стратегии их использования.

    Это накладывается на кризис сотрудничества в западном мире: вместо того, чтобы работать вместе над вопросами, представляющими общий интерес, передовые страны обособились из-за несовпадения национальных интересов. В то же время недемократические режимы создают надгосударственные объединения, которые помогают им обмениваться опытом и координировать использование новейших технологий. То, что раньше казалось передовыми инструментами демократии и свободы, все больше превращается в орудие угнетения. 

    Джаред Коэн, предприниматель и старший научный сотрудник Совета по международным отношениям, пишет в издании Foreign Affairs, что западные технологические державы, включая Израиль, должны повернуть этот процесс вспять, пока не поздно – ведь тот, кто определяет использование новых технологий, таких как искусственный интеллект, квантовые вычисления, биотехнологии и телекоммуникации следующего поколения, будет иметь экономическое, военное и политическое преимущество на десятилетия вперед. 

    Для этого, пишет автор, ведущие мировые техно-демократии должны объединиться для выработки совместных ответов на технологические вызовы современности. Для участия в этой группе он предлагает 12 стран: США, которые, возможно, по-прежнему являются ведущей технологической державой в мире; Франция, Германия, Япония и Соединенное Королевство с их развитой экономикой и впечатляющими технологическими секторами. Австралия, Канада и Южная Корея имеют меньшую экономику, но они также являются важными игроками в сфере технологий. То же самое можно сказать о Финляндии и Швеции, которые являются мощными центрами телекоммуникаций и инженерии. Индия и Израиль также являются логичными кандидатами на членство благодаря глобальному охвату их процветающих секторов технологий и стартапов. Эту группу условно можно назвать Т-12. 

    Наиболее логичной структурой для Т-12 была бы неформальная группа государств, а не международная организация с секретариатом и тяжеловесной бюрократией. Отчасти такой альянс напоминал бы лучшие времена «большой двадцатки» или форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Подобные организации нередко критикуют за то, что это – не более чем повод для мировых лидеров раз в год собраться на несколько часов, сжать челюсть и сделать групповое фото, но это обманчивый стереотип. Такие организации действительно оказались очень эффективными в мобилизации многосторонних действий.

    Например, после 11 сентября на саммитах «большой восьмерки» были взяты конкретные обязательства по предотвращению повторных атак. Именно благодаря предпринятым тогда действиям современные коммерческие самолеты имеют усиленные двери кабины, крупные международные порты проверяют грузовые контейнеры на предмет опасных материалов, а страны ограничивают экспорт переносных ракет класса «земля-воздух». «Большая восьмерка» также находилась в авангарде усилий в области общественного здравоохранения. В 2001 году группа учредила Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, который спас миллионы жизней за счет инвестиций в исследования и глобальные программы здравоохранения. А после финансового кризиса 2008 года «Большая двадцатка» взяла на себя обязательство принять пакет стимулов на сумму 5 триллионов долларов и предложила новые финансовые правила, помогающие сдержать последующий экономический спад и предотвратить новый крах.

    Лидеры или министры правительств, представляющие страны-участницы в Т-12, также получат уникальную возможность привлечь к своей работе частный сектор и международные организации. Ежегодные встречи могут служить ареной для бизнес-лидеров, где они могут вместе с правительственными чиновниками координировать ответные меры на возникающие вопросы, такие как необходимость совершенствования технологии дистанционного обучения в ответ на пандемию COVID-19 и то, как может выглядеть будущее борьбы с терроризмом. 

    Одновременно лидеры могут сотрудничать с другими многосторонними организациями – например, работать с НАТО над безопасностью искусственного интеллекта или с Организацией экономического сотрудничества и развития над промышленными последствиями прорывных технологий.

    Одна из задач, с которой можно начать, – это обмен информацией. В рамках Т-12 правительства могли бы информировать друг друга о безопасности цепочек поставок, особенно в критических секторах, таких как полупроводники, где Китай стремится  резко сократить долю рынка, которая в настоящее время контролируется американскими, голландскими и японскими фирмами. 

    Страны-члены могли бы сравнить свои оценки рисков китайской технологии 5G, изучить достижения в области квантовых вычислений, изучить безопасность ИИ и делиться стратегиями предотвращения кражи интеллектуальной собственности. На следующем этапе они могли бы обмениваться информацией об онлайн-пропаганде, дезинформации, достоверности академических исследований и конкретных способах использования авторитарными режимами технологий для разрушения либеральной демократии.

    Установление стандартов использования новейших технологий станет еще одной важной задачей для Т-12. Страны и компании, производящие самые передовые технологии, имеют ценное преимущество первопроходцев: они могут устанавливать руководящие принципы того, как их продукты должны использоваться. Программа распознавания лиц могла бы стать хорошим примером для проверки потенциала Т-12 на этом фронте. Эта технология уже используется для целей наблюдения, в том числе, правительством Китая для мониторинга мусульман-уйгуров в Синьцзяне и Москвой для привязки фотографий к учетным записям в социальных сетях. Т-12 может решить эту проблему, исследуя, как такую ​​технологию можно использовать для обеспечения безопасности крупных мероприятий или помощи в расследованиях правоохранительных органов, но не в качестве средства общественного контроля или массового запугивания.

    Помимо помощи демократическим странам в их конкуренции с Китаем, Т-12 может также послужить для членов средством выражения разногласий внутри самой группы. Европейцы могут возражать, например, против того факта, что израильская NSO Group, неоднозначная технологическая фирма, известная своими шпионскими продуктами, продает инструменты наблюдения за смартфонами авторитарным режимам, а американцы могут не соглашаться с акцентом ЕС на неприкосновенность частной жизни, когда это нарушает свободу слова. Демократии используют разные подходы к защите данных, конфиденциальности и свободе слова. T-12 позволит им изучить эти различия с конечной целью установления общих принципов, понимания разногласий и сокращения разрыва между участниками.

    Некоторые из наиболее насущных технологических проблем, с которыми сейчас сталкиваются мировые демократии, могут в конечном итоге соперничать по важности с экономическими проблемами, которые в свое время привели к созданию таких международных организаций, как Международный валютный фонд и Всемирный банк. Так же, как в 1944 году, когда Соединенные Штаты и страны-единомышленники признали, что они больше не могут проводить экономическую политику в вакууме, сегодня они должны признать, что прошло время, когда они могут справиться с глубоким воздействием технологий самостоятельно. Слишком долго национальные подходы к технологическим вопросам были бессистемными, плохо скоординированными и оставались на усмотрение технических экспертов. Но в сегодняшней конкурентной глобальной среде технологии слишком важны, чтобы оставлять их на усмотрение технологов.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: AP Photo/Mark Schiefelbein

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend