Фото: Tasnim News Agency/via REUTERS

Европа ищет, как обойти санкции США против Ирана

Первыми политическими жертвами санкций США против Ирана стали министр труда Али Рабии и министр экономики Масуд Карбасян. Оба были уволены в этом месяце иранским парламентом, который ищет козлов отпущения, чтобы обвинить их в экономическом кризисе. Изгнание двух министров-реформистов, считавшихся  технократами, может быть только началом шагов,  направленных непосредственно против президента Хасана Рухани.

На этой неделе Рухани был вынужден отвечать на парламентский запрос о функционировании его правительства на экономическом поле. Среди прочего, его попросили объяснить, почему правительство не подготовилось должным образом к введению новых санкций Соединенными Штатами, почему ядерная сделка с Большой шестеркой не использовалась для улучшения экономики, что его правительство предприняло для снижения уровня безработицы и защиты национальной валюты, и отчего банковская система Ирана терпит одну неудачу за другой. Ответы Рухани не убедили депутатов – кроме объяснения о том, что банковский кризис вызван нестабильностью глобальной системы, которая не находится под контролем Тегерана.

Парламентский запрос президенту – редкое событие в Иране. Единственным президентом, которого прежде приглашали на такое слушание,  был Махмуд Ахмадинежад, его обвинили в «восстании» против духовного лидера Али Хаменеи. Слушание может иметь правовые последствия, поскольку законодательный орган полномочен принять решение подать иск против президента, в котором ему будут предъявлены обвинения в совершении преступлений против государства и его экономики.

Между тем Рухани до сих пор пользовался поддержкой Хаменеи, который постановил, что «отстранение Рухани в данный момент будет играть на руку врагу». Но запрос президенту — это демонстративный жест, призванный показать населению, что руководство знает и понимает глубину кризиса и предпринимает шаги против «виновных». Но что касается пути поиска выхода из кризиса, — эти увольнения не могут изменить реальность.

4 ноября вступит в силу второй этап санкций, когда будет запрещено покупать иранскую нефть. Кроме того, все иностранные компании должны будут прекратить свою деятельность в Иране, если они не хотят, чтобы США ввели и против них меры экономического воздействия. Это критические действия, благодаря которым Штаты надеются заставить Иран вступить в переговоры по новому всеобъемлющему соглашению, которое будет касаться не только ядерной проблемы, но и разработки баллистических ракет и вмешательства  Ирана во внутренние дела стран Ближнего Востока. За время, оставшееся до второго этапа, Иран пытается получить альтернативы экспорту нефти и завершить проекты с участием иностранных компаний, многие из которых уже покинули страну, а другие покинут в ближайшие недели. 

Ожидается, что китайская автомобильная компания займет место Citroen и Peugeot, которые ушли с иранского рынка. Китайская нефтяная компания также получит проект по разработке нефтяных месторождений в Южном Фарсе. Ирак продолжит служить жизненно важным экономическим тылом для Ирана — Тегеран поставляет в соседнее государство потребительские товары и электроэнергию.

Германия, Франция и Великобритания будут пытаться спасти ядерную сделку посредством программы экономического сотрудничества, которая может обойти санкции путем использования местной валюты или бартерной торговли между ними и Ираном. Сомнительно, что реализация такого плана сможет начаться в течение двух месяцев, то есть до того, так как большинство европейских корпораций вынуждены будут уйти из Ирана. Но такие действия Берлина, Парижа и Лондона могут углубить разрыв между странами ЕС и США и побудить другие страны продолжать их экономические связи с Ираном, пусть даже  в ограниченном объеме.

Однако, даже если Ирану удастся создать альтернативную инфраструктуру для сбыта своей нефти, страна уже погружена в кризис, который начался задолго до санкций и усилился с их введением. Это не только снижение курса национальной валюты до 120 000 риалов за доллар, но и огромная потеря рабочих мест, вызванная санкциями. 

Например, вторым по важности сектором в Иране, после нефти, является автомобильная промышленность, оборот которой оценивается в 26 миллиардов долларов. В отрасли работают более 1200 иранских компаний, в которых занято около полумиллиона человек. Чтобы стимулировать производителей автомобилей, правительство разрешило им импортировать запасные части по официальному курсу доллара, который на 60% ниже рыночного. Но теперь таможенные органы просят импортеров заплатить разницу между обменными курсами доллара. Это решение фактически заморозило импорт автомобильных деталей и привело к отключению многих производственных линий.

Такие спонтанные решения также характерны для других секторов, но в автомобильной промышленности ущерб от непродуманных и отчасти вынужденных шагов особенно тяжел — потеря сотен тысяч рабочих мест. Поэтому, даже если президент Хасан Рухани и его правительство будут отправлены в отставку, это не создаст рабочие места. Более того, даже если Ирану удастся найти рынок сбыта нефти, чтобы удержаться на поверхности, расти иранская промышленность вряд ли сможет. Экономику ждет стагнация, а это вызовет общественный и политический хаос. Трамп, видимо, стремится именно к этому введением новых санкций, но этот сценарий способен породить военно-религиозный режим, который может быть крайне опасным.

Цви Барэль, The Marker  Д.Н. Фото: Tasnim News Agency/via Reuters

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend