Wednesday 01.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ronen Zvulun, Reuters
    Фото: Ronen Zvulun, Reuters

    Мать-Природа дала людям пощечину

    Доктор Йехошуа Шкеди, главный ученый Управления природы и парков Израиля, объяснил, почему он не восторгается появлением диких животных на улицах израильских городов во время карантина.


    — Вы эколог по образованию. Чем вы занимаетесь?

    У меня докторская степень по экологии пустыни и пост-докторат по морской экологии. Моя функция, проще говоря, сохранять природу. Животных, растительность. Использовать имеющиеся научные знания и проводить исследования, чтобы получить новые знания для разработки стратегии и планов действий по охране природы в Израиле.

    — Заповедники и парки на время карантина были закрыты для посетителей. Мы слышим много рассказов о диких животных, которые появились в поле зрения человека…


     Нам интересно посмотреть, что происходит в отсутствие человека. Кстати, мы делаем это не только в заповедниках. Мы установили видеокамеры на переходах для животных, расположенных над автомагистралями. Мы ожидаем появления там множества животных, потому что там меньше шума, меньше освещения и, конечно, меньше людей. Мы видим самых разных животных, они появляются там, где раньше их не видели. Возле заповедника Мамшит видели волка, он бежал по местности, а следом за ним бежала лиса. Посреди бела дня. Видим больше антилоп на открытой местности. У входа в сталактитовую пещеру видели большое стадо антилоп. Они прогуливались там, где обычно очень многолюдно, и я никогда не видел там оленей. На Кармеле мы внезапно увидели лань.

    — По заказу британского правительства профессор экономики Парта Дасгупта подготовил отчет о том, насколько мы зависим от природы, и какую цену природа платит за экономический рост. В чем его суть?

    Охрана природы это профессия, целью которой является защита природы от человека. Если бы не было людей, не было бы необходимости охранять природу. В этом отчете, составленном экономистом, говорится, что нам нужно сохранять природу – опять же, для человека.

    — Дасгупта предлагает относиться к природе, как к капиталу или активу, которым мы не управляем должным образом.

    Он подходит к вопросу с точки зрения производства и потребления и приходит к выводу, что у нас уже есть дефицит природы. Чтобы продолжать жить в нынешнем темпе, сохраняя наш уровень жизни, нам понадобятся еще три четверти мира. Мы находимся на грани максимального использования природных ресурсов. Это пророчество, которые мы услышали много лет назад от Пола Эрлиха, профессора из Стэнфорда. Эрлих поспорил с экономистом, что природные ресурсы истощатся, и он проиграл этот самый известный спор в мире экологии. Он проиграл, потому что слишком поспешил со своими прогнозами. Но то, что он предсказал, происходит прямо сейчас.

    Я должен признать, что мне действительно не нравится эта концепция сохранения природы для себя. Мы несем моральную ответственность за сохранение природы даже для самой природы. Дасгупта утверждает, что природа находится на грани разорения, потому что мы делаем все, чтобы наш мир разорился. Некоторые утверждают, что именно это мы должны понять после эпидемии коронавируса, но другие говорят, что это полная чушь.


    — А что вы думаете?

    Я думаю, что мы получили пощечину, поэтому до нас стало доходить, что мы не ведем себя должным образом по отношению к природе. Нам нравится смотреть фильмы о природе, мы любим выезды на природу, и время от времени даже путешествуем туда, где есть нетронутая человеком природа – летим в Исландию или на Галапагосские острова. Мы хотим видеть дикую природу, не тронутую человеком, не понимая, что это исчезающий мир, который мы просто уничтожаем своими руками.

    — Дасгупта напрямую связывает эпидемии с нашим поведением по отношению к природе. Расширение зоны обитания человека приводит к тому, что мы все чаще вступаем в контакт с животными, с которыми раньше не соприкасались. Зачастую мы заражаемся от животных.


    Становится все больше болезней, которые возникают у животных и потом передаются человеку. Мир становится все более тесным и перенаселенным, контакт между животными и человеком становится каждодневным. Город проникает в природу, природа в город. Заболевания, которые переносят животные, имеют давнюю историю. Например, болезни, которые разносились крысами. А крысы появлялись рядом с человеком, потому что он создавал вокруг себя множество пищевых отходов.

    — Несмотря на отсутствие четких критериев, Израиль известен как экологически грязная страна.

    Мы живем в загрязненном регионе, и одним из последствий этого является то, что животные, имеющие доступ к огромным мусорным свалкам, начинают распространять болезни. Эпидемии болезней, переносчиками которых являются животные это мина замедленного действия. Например, бешенство – пример такого заболевания, или лейшмании, которые до сих пор встречается у нас. Лептоспироз, вспышка которого произошла два года назад.

    — Чем закончится эпидемия для природы?

    Мы надеемся, что одним из последствий эпидемии коронавируса будет снижение количества мусора, которое мы оставляем в лесах и парках. Надеюсь, мы увидим меньше шакалов, лис и диких кабанов, которые приходят к человеку, потому что их приманивают мусорные свалки. Во многих исследованиях было доказано, что популяции этих животных как раз сокращаются, когда природа очищается и экологическая ситуация улучшается. Вообще, очистка природы не наша работа. Наша работа заключается в сохранении дикой природы. Но загрязнение наносит смертельный урон нашей работе.

    — С какой самой большой проблемой мы сталкиваемся, когда речь заходит о защите природы? Если бы можно было выбрать только один фронт, какой вы выбрали бы?

    В том-то и дело, что невозможно работать только на одном фронте. Нам нужен разработанный и точно сформулированный стратегический национальный план. Вот Дасгупта пишет в своем отчете, что мы и природа едины. Нам нужно понять, как действовать, чтобы защитить себя и природу. Я знаю, что есть много людей, которых не интересует тема охраны природы, но сохранить природу, значит, сохранить себя. Животные и птицы – переносчики вирусов, и нам это вредит. Вороны и шакалы, которые размножаются из-за обилия мусора, наносят вред сельскому хозяйству.

    — А что будет, если такой план не будет разработан?

    Будут вспышки заболеваний, которые передаются животными. Точно так же, как произошла вспышка лептоспироза, которого давно никто не видел и не ожидал, будут появляться другие заболевания. Если мы не возьмемся за решение проблемы свалок, у нас не только начнется собачье бешенство, нам придется отстреливать животных, что очень нежелательно, потому что популяцию шакалов и лис нужно будет прореживать. Это ужасно.

    Если не будет стратегической программы по борьбе с изменением климата, будет возникать все больше и больше пожаров, и в них пострадает все больше людей. Ведь населенные пункты срастаются друг с другом, между ними все меньше разделительных полос. Это еще одна проблема, которую у нас никто не решает и не думает в этом направлении.

    Всего десять лет назад 44 человека погибли в результате пожара на Кармеле. Кто-то это помнит? Проблемы воды должны быть решены. Рыбалка. Бродячие животные. Загрязнение воздуха. Есть так много фронтов. Все взаимосвязано. У нас должен быть план действий.

    Айелет Шани, «ХаАрец», Ц.З.
    На фото: Хайфа, март 2020. Фото: Ronen Zvulun, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend