Там, где был ад, теперь звучит молитва

23 сентября в Литве отметили национальный День памяти жертв Катастрофы. 75 лет назад, в 1943 году, было ликвидировано вильнюсское гетто. В годовщину этого трагического события Папа Римский Франциск посетил Вильнюс. На месте бывшего гетто он почтил молитвой память жертв нацистов.

На встречу с понтификом пришли многие — в том числе и люди, пережившие Катастрофу. Одной из бывших узниц вильнюсского гетто, Фане Бранцовской, сейчас 95 лет.

— Я была в гетто с первого по последний день его существования. Потеряла всех. Из нашей большой семьи в 50 человек в живых я осталась одна, — вспоминает она в беседе с «Деталями».

Сейчас бабушка Фаня работает в институте идиша при вильнюсском университете. Также она является заместителем председателя Союза бывших узников гетто и концлагерей. В прошлом году президент Литвы Дали Грибаускайте вручила ей орден «За заслуги перед Литвой».

— В гетто существовала организация, которая готовилась к борьбе с гитлеровцами, и я была одна из ее участников. То ли благодаря этому, то ли случайно, но я спаслась из гетто 75 лет назад, — говорит она. — И очень важно, что мир скорбит о случившемся здесь. То, что Папа Римский приехал и помолился, действительно говорит о том, что Бог нас поддерживает».

Накануне в Вильнюсе установили памятный камень, а к 2020 году здесь возведут большой мемориал литовцам, которые спасали евреев во время войны.

Фаня Бранцовская. Фото: Анна Русинова

Один из них — Балис Симанавичюс. Он скончался в 1984 году. Во время войны он спас двух маленьких девочек — Руту Лопянскайте и Дануту Померанцайте. Под его руководством на меховой фабрике «Лапе» было устроено убежище, в котором долгое время скрывались евреи из каунасского гетто.

Камиле Рупейкайте, внучка Балиса Симанавичюса, сейчас работает заместителем директора государственного Еврейского музея им. Виленского Гаона.

— Мой дедушка был директором фабрики «Лапе» в Каунасе, а заместителем директора работал немец. И они вместе помогали спастись евреям, когда узнали, что гетто хотят ликвидировать, — вспоминает Камиле Рупейкайте. — У дедушки был пропуск, дававший ему возможность посещать каунасского гетто. Оттуда на фабрику пришла работать бригада. Однажды им всем приказали вернуться в гетто, предупредив, что на работу больше не надо будет ходить. И тогда дедушка со своим заместителем спрятали этих людей — их было, кажется, 18 — в верхней части фабричного здания.

Их кормили, старались сделать условия их существования, насколько возможно, приемлемыми. Но потом немцы каким-то образом узнали про убежище. Однако беглецов предупредили и они успели уйти, и спрятаться в другом месте. Но мой дедушка и его коллега тоже были вынуждены спрятаться, потому что их самих убили бы за эту помощь.

С девочкой на руках — Балис Симанавичюс. Фото из семейного архива Камиле Рупейкайте

Еще была история с двумя девочками. Про одну мой дед узнал, потому что ее мама работала на той же фабрике. Малышке было около полутора лет от роду, а в то время как раз проходила акция по уничтожению еврейских детей, и ее мама попросила моего дедушку о помощи — отвезти дочку в одну очень известную, интеллигентную каунасскую семью.

Балис вывез девочку из гетто в Каунасе. Он дал малышке снотворное, а потом положил ее в мешок с картошкой. И вывез ее в этом мешке. Поехал по дороге, где меньше полиции — но полицейские все-таки его остановили. А девочка вдруг проснулась, и захныкала. Полицейские спросили: «Что там у тебя, в мешке?» «Поросенок!» — ответил он, и они ему поверили, не попросили открыть мешок для проверки. Если бы открыли — тогда, конечно, не осталось бы в живых ни той девочки, ни моего дедушки, да и я бы, в конечном итоге, не появилась на свет. Он рисковал жизнью и сильно.

Люди, к которым он отвез ее в Каунас — это оперный певец Кипрас Петраускас и его жена. Эта семья согласилась спрятать малышку. Они спросили, как ее зовут, а он не знал имени — и дал ей имя Дана. Так и осталось.

Потом он так же спас из гетто и двоюродную сестру той девочки. Вывез ее в какую-то деревню, прятал в доме у своих знакомых. Регулярно ездил к ним, смотрел, как она там, и потом докладывал ее маме.

У моего дедушки было кожаное пальто. Эта девочка вспоминает, что когда он приехал ее навестить, она спряталась под кровать, потому что увидела нижнюю часть дедушкиного пальто, а немцы тоже такое носили, и она подумала, что пришел немец, и спряталась. Она вообще боялась людей. Эти еврейские дети должны были постоянно прятаться, и быть очень тихими. Они жили в таком страхе, что просто привыкли вести себя тихо и ничего не говорить.

Но потом дедушка сказал ей: «Выходи-выходи, это я!» И девочка вылезла из-под кровати.

В его дневнике есть история еще одной женщины, которой он помог. Просто благодаря тому, что имел связи. Он просто вывел ее за руку из гетто, мимо литовских полицейских. Они его знали, он сказал им, что это его подруга, они поверили и пропустили его. Он вообще был очень веселым человеком, имел много друзей, и пользовался этим, чтобы помогать людям.

Фото: Анна Русинова

Мне было 10 лет, когда умер мой дедушка Балис. Я его помню, как человека особого, с широким сердцем. Он просто очень любил людей, хотя его жизнь была очень тяжелой, ведь с малых лет он остался без родителей.

Моя мама попросила его записать все, что он пережил. И в своем дневнике он написал, что когда немцы пришли в Литву — это было ужасное время, и значит, надо было помочь людям, которым грозила опасность. Просто всем людям, которые нуждались в помощи — он не делил их по национальностям. И в итоге все для этого сделал и все, что у него было, ради этого отдал. Он пытался прятать и других, но кого-то находили, и потом многие погибли в гетто. А вот две эти девочки остались в живых. Выросли. Он поддерживал с ними связь.

Одна из них впоследствии стала знаменитой скрипачкой, как и ее папа, который был очень знаменитым музыкантом в довоенном Каунасе. Она сейчас живет в США, в Бостоне. Она регулярно приезжает в Литву, и мы с ней встречаемся, — рассказала «Деталям» Камиле Рупейкайте.

Фото: Анна Русинова

В 2016 году Израиль признал Балиса Симанавичюса «праведником народов мира». Посмертно. Медаль и диплом мемориального института Яд Вашем были вручены его родственникам.

В годы Второй мировой войны нацисты убили более 90 процентов евреев, живших в Литве — а их здесь до войны насчитывалось более 200 тысяч человек. Но около 900 местных жителей — таковы оценки специалистов Яд Вашем — пытались в те годы спасти евреев от гибели, которая казалась неминуемой. На днях президент Литвы Даля Грибаускайте наградила «Крестом спасения погибающих» 39 из них (многих посмертно) — тем, кто спасал евреев в годы войны.

Ведь, как сказал задолго до тех дней христианин Эдмунд Берк, «для торжества зла необходимо только одно — чтобы хорошие люди сидели сложа руки».

Фото: Анна Русинова

Анна Русинова, «Детали». Фотографии: Анна Русинова

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend