Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Marcos Brindicci, Reuters
    Фото: Marcos Brindicci, Reuters

    Ответ Талмуда: кого спасать – людей или экономику?

    Пол Кругман, лауреат Нобелевской премии по экономике, недавно заявил, что политика президента Дональда Трампа гласит: «Давайте умрем за индекс Доу-Джонса!» Он раскритиковал администрацию за решение перейти к открытию экономики, которое основывалось на соображениях затрат и выгод. При этом Кругман отнюдь не исходит из того, что спасение жизней должно быть главным приоритетом.


    Он считает, что абсурд в подходе Трампа заключается в том, что президент отказывается спасать жизни, хотя расчет затрат и прибылей показывает, что жизнь имеет большую ценность с точки зрения экономики. Расчеты определяют «ценность жизни среднестатистического человека» в 10 млн. долларов, поэтому приоритет должен отдаваться спасению жизней.

    Кругман является сторонником утилитаризма. Утилитарный подход — это этическая теория, утверждающая, что любое действие, которое приносит наибольшее удовольствие наибольшему числу людей, является моральным. Экономический принцип, который вытекает отсюда — это стремление к максимизации удовольствия. Это учение разделяют большинство современных экономистов.

    Утилитаризм на службе экономики претерпел ряд вульгаризаций, таких как переход к финансовым показателям и стремление максимизировать национальные интересы, вместо того, чтобы применять универсальный гуманистический подход.


    Я хотел бы указать на два других подхода к применению моральных принципов в общественной деятельности. Первый — теория философа Карла Поппера, который говорит, что вместо того, чтобы пытаться максимизировать счастье, лучше постараться минимизировать страдания. Поэтому в борьбе с коронавирусом последователи Поппера будут стремиться свести к минимуму как физические страдания людей, так и экономический ущерб.

    Второй подход — талмудический. Согласно Талмуду, «пикуах нефеш» — спасение души или забота о человеческой жизни — должен иметь приоритет перед маммоной. Излагая законы об ущербе, Талмуд (Санхедрин 74а) утверждает : «Пусть его деньги не будут ему дороже, чем его тело».

    Знатоки Талмуда много дискутировали о том, разрешено ли кому-либо спасать себя, используя деньги другого человека. Часть комментаторов отмечали, что человеку разрешено спасать свою жизнь при помощи чужих денег, поскольку кража не является одним из трех нарушений религиозного закона, в которых еврей должен скорее отдать свою жизнь, чем совершить нарушение. Вопрос только в том, обязан ли он компенсировать этот ущерб другому.

    Конечно, могут возникнуть противоречия между несколькими ситуациями, связанными со спасением жизни. Талмудический подход заключается в том, что спасение собственной жизни или близкого человека имеет приоритет перед спасением жизни кого-то другого.

    Это — разумное требование: трудно понять, к чему приведут отдаленные последствия, поэтому важно предотвратить непосредственную опасность для жизни, известную в юридической терминологии, как «явная и реальная угроза».

    Поэтому конкретные граждане, которые понесли финансовые потери в результате общественных мер по противодействию вирусу, могут получить компенсацию. В дискуссии о том, какой подход борьбы с корона-кризисом предпочтительнее — бизнес-подход Трампа или утилитаризм, — мы должны включить в обсуждение талмудический подход «выбери жизнь».


    В отличие от Кругмана и других экономистов, которые стремятся найти математическую формулу для решения проблемы, Талмуд не стремится определять жизнь в денежном выражении. Возможно, он отвергает определенные подходы, но оставляет возможность для дискуссии.

    В начале корона-кризиса президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Для диктатора-мачо осторожность означает потерю чести, тогда как для Талмуда выбор жизни — это сама честь. Талмуд содержит блестящие советы по экономике. Самый важный совет — остерегаться склонности человека иногда отдавать предпочтение деньгам перед жизнью, поэтому наши политики, принимая решения, должны руководствоваться этим гуманистическим взглядом.

    Еще один вариант политики предложили Швеция и Великобритания, которые первоначально пытались не вводить ограничения, якобы для достижения коллективного иммунитета. Шведы рассматривали введение карантина, как нереальную политику, потому что она не может быть продлена до бесконечности. Шведы не были равнодушны к человеческой жизни, но пошли другим путем, чтобы защитить людей, опираясь на медицинских экспертов.


    Правило еврейской традиции таково: «если два врача утверждают, что пациент должен принимать пищу [в Йом Кипур], то даже если сотня других докторов говорят, что ему не нужно есть, и даже если сам пациент этого не хочет — ему следует давать пищу» (Шулхан Арух, глава 618) — то есть предпочтение отдается жизни.

    Стоит учитывать такой подход при принятии решений в условиях пандемии, которые изобилуют конфликтами между деньгами и жизнью. Врачи, которые специализируются на работе с COVID-19, должны быть теми, кто на месте решает, в чем заключаются опасности и какие меры необходимы для их смягчения.

    Со своей стороны, общество должно быть готово платить деньгами, чтобы спасти жизни и не дать людям умереть за фондовый рынок. В долгосрочной перспективе общество, которое уважает человеческую жизнь — это то общество, где качество жизни будет стремительно расти.

    Доктор Ури Вайс, «ХаАрец», В.П. (автор — исследователь в области права, экономики и рациональности,
    научный сотрудник иерусалимского Института им. Ван Лира). Фото: Marcos Brindicci Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend