Saturday 27.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Allauddin Khan
    AP Photo/Allauddin Khan

    «Талибан» – это необязательно плохо для Израиля

    Эпоха военного вмешательства США на Ближнем Востоке подходит к концу, что вызывает беспокойство во многих заинтересованных странах.


    Для Ирана захват Афганистана тоже не сулит ничего хорошего. «Талибан» – это фундаменталистское суннитское движение, и у них нет особых симпатий к шиитскому режиму в Тегеране. «То, что происходит сейчас в Афганистане, определенно является головной болью для режима в Тегеране, – подчеркивает профессор Давид Менашри, историк, который много лет занимается исследованиями Ирана. – Радость от слабости Соединенных Штатов уравновешивается страхом подъема талибов».

    В этом отношении Израиль может косвенно выиграть от нынешнего развития событий. Иран имеет протяженную границу (около 950 км) с Афганистаном в Белуджистане, регионе, который разделен между Ираном, Пакистаном и Афганистаном. В этом районе есть три пункта пересечения границы, но большая ее часть свободно пересекается контрабандистами, бандитами и суннитскими организациями белуджей, которые выступают против иранского режима и ведут против него партизанскую войну.

    Согласно зарубежным публикациям, «Моссад» воспользовался этой ситуацией в 1980-х и начале 1990-х годов, чтобы тайно вывозить  иранских евреев, чьи жизни были в опасности, или тех, кому был запрещен выезд из Ирана.


    Примерно до начала 2010-х годов «Джундалла» («Солдаты Бога») была самой известной суннитской организацией в Белуджистане. Она была также известна как «Движение сопротивления иранского народа». Основана она была в 2002 году с целью защиты меньшинства белуджей от дискриминации в Иране.

    Тегеран, со своей стороны, утверждал, что эта организация стояла за многими террористическими атаками, и обвинил ее в связях с «Аль-Каидой» и получении помощи от пакистанской разведки (ISI), британской МИ-6, американского ЦРУ и израильского «Моссада».

    Бывший глава «Моссада» Меир Даган много говорил в те годы об этно-религиозной мозаике, в том числе о меньшинстве белуджей, как об одном из слабых мест Ирана. В феврале 2010 года иранской разведке в ходе дерзкой операции удалось похитить лидера «Джундаллы» Абд аль-Малика Риги во время полета из Дубая в Кыргызстан. Он был доставлен в Тегеран, где осужден и казнен. С тех пор «Джундалла» сильно ослабела, но теперь смена правительства в Кабуле может дать ей толчок.

    Наркотики и беженцы

    Афганистан – крупнейший в мире экспортер опиума, из которого синтезируется героин и другие тяжелые наркотики. Это также крупнейший источник дохода в стране. Согласно отчетам ООН, 84 процента мирового опиума за последние пять лет было произведено в Афганистане. Часть из них попадает в Иран (недаром количество наркоманов в этой стране является одним из самых больших в мире по отношению к населению), а остальная часть пересекает границу с Турцией или Ираком, а оттуда распространяется во все уголки земного шара.

    Проницаемые границы Афганистана трудно закрыть, и это позволяет миллионам афганцев проникать в Иран в поисках лучшего будущего. По оценкам, в Иране проживает три миллиона афганцев. Наплыв беженцев увеличился в последние недели из-за краха афганской армии, не способной сопротивляться талибам.


    На этом фоне Иран пытался усилить безопасность границы, и по разным данным пограничников заменили воинские части. Целью было предотвратить наплыв беженцев, но безуспешно. В то же время экономическая ситуация в Исламской Республике очень плохая в свете эпидемии «короны» и санкций, которые продолжают действовать, поскольку Иран отказывается вернуться к ядерному соглашению. Пока Иран пытается побудить афганских беженцев перейти границу в Ирак или Турцию, но эти две страны уже стонут под наплывом миллионов беженцев из Сирии и других стран и не примут афганцев с распростертыми объятиями.

    С другой стороны, общее движение беженцев на Ближнем Востоке в последние годы позволило Ирану вербовать наемников, в основном шиитов, в Афганистане и создавать из них ополчения в Йемене и Сирии. Тегеран платил новобранцам ежемесячную зарплату в несколько сотен долларов, обучал их, а затем отправлял воевать, обещая, что по окончании службы они и их семьи получат вид на жительство в Иране.

    Эти ополчения, особенно те, что действуют в Сирии, были важной опорой в усилиях Ирана и «Хизбаллы» по созданию новой линии фронта с Израилем на Голанских высотах. Мечта командующего силами «Аль-Кудс» генерала Касема Сулеймани, который был убит в январе 2020 года в ходе американской операции, заключалась в том, чтобы поселить на границе с Израилем около 100 000 шиитов.


    Планы укрепиться в районе Голан Ирану не удались. Сегодня в Сирии работают несколько сотен иранских советников и членов ливанской «Хизбаллы», а также несколько тысяч шиитов из других стран. Но и это присутствие уменьшилось в последние месяцы.

    В преддверии грядущих событий несколько недель назад командиры «Аль-Кудса» и других частей Корпуса стражей исламской революции начали эвакуацию некоторых шиитских ополченцев из Сирии перед лицом возрастающей опасности захвата талибами восточной границы Ирана – с Афганистаном.

    Корней вражды между сторонами много: территориальные споры, наркоторговля, проблема беженцев, конфликт экономических и  политических интересов, но прежде всего – противоположность и вражда религиозных мировоззрений, которую невозможно преодолеть.

    Йоси Мельман, «ХаАрец», И.Н. AP Photo/Allauddin Khan˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend