Tuesday 15.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Так жить нельзя

    Общественная организация «Лига справедливости», созданная жителями Лода, еще в декабре 2020 года обратилась в Высший суд справедливости (БАГАЦ), требуя выяснить, почему в их городе царит насилие, дети боятся выходить на детские площадки, а полиция не защищает их от бандитов. Но тысячи подписей, собранных под петицией за два дня, оказалось недостаточно: суд не принял иск к рассмотрению.

    Ганей Авив – район Лода, в котором живет около 18 тысяч человек, преимущественно русскоязычных. Он закладывался в 1993 году как современный и престижный, но уже давно стал символом неустроенного и опасного сосуществования с соседями-арабами. Правительство слишком долго старалось закрывать на это глаза – хотя Нетаниягу лично более 10 лет назад, в ходе одной из предвыборных кампаний, обещал начать бороться с бандитизмом в арабском секторе.

    – БАГАЦ отказывал нам трижды, – рассказал «Деталям» Даниэль Клинк, руководитель НКО «Лига справедливости» и администратор группы «Лод (Ганей-Авив) говорит по-русски» в «Фэйсбуке». – Мы требовали создать специальную государственную комиссию, которая разобралась бы в этом вопросе. Но БАГАЦ запросил реакцию полиции Лода, и получил ответ: «Особых проблем нет, все под контролем». Поразило обоснование ответа: суд не нашел достаточными приведенные нами доказательства, свидетельствующие о критической обстановке в Лоде, и выразил надежду, что местная власть и полиция сами справятся с ситуацией.

    – Кто именно бесновался 11 мая на улицах Лода?  

    – Трудно сказать, потому что в арабских районах живет очень много нелегалов из Палестинской автономии. Полиция время от времени проводит рейды и кого-то задерживает, но это – капля в море. Нелегалы могут здесь жить годами. Исламистов-подстрекателей среди них тоже хватает. Арабский сектор забит оружием под завязку, а поджоги автомобилей на стоянках, или – для забавы! – протыкание шин давно стали у нас нормой жизни, – ответил Даниэль Клинк.

    Хая Сегаль из другого района Лода перебралась в Ганей-Авив более 4 лет назад. 29 декабря 2020 года муниципалитет разрушил незаконно воздвигнутое строение в соседнем арабском районе, и это спровоцировало желание мести. Арабы прошли через оливковую рощу и начали жечь машины, припаркованные во дворе ее дома.

    – Им повезло, что они не подожгли мой автомобиль: он на газе, представляете, как рвануло бы? Мало что от них самих осталось бы, – рассказала «Деталям» Хая Сегаль. – Но несколько других машин сожгли, среди них и принадлежащие нашей семье. Однако, когда мой супруг хотел пойти на телевидение и рассказать об этом, пресс-служба мэрии попыталась его отговорить: мол, зачем бросать тень на город!

    Ни полиция, ни мэрия ничего не делают, пока не случится нечто экстремальное: убийство, например. У полиции нередко связаны руки. Когда в прошлом году в Ганей-Авиве какие-то хулиганы порезали шины у нескольких автомобилей, их нашли – ими оказались трое арабских ребят из соседнего с нами района, которые сняли квартиру в Ганей-Авиве. Они что-то не поделили между собой и, разозлившись, отправились резать шины. Через какое-то время их отпустили.

    – Страховая компания выплатила вам компенсацию за сожженные машины?

    – Как бы не так! Отказалась, потому что полиция не дала точного заключения, из-за чего именно произошло возгорание. Но мэр поспешил заявить, что это теракт, и сам нашел способ компенсировать нам ущерб из каких-то фондов. Но не за счет страховки…

    Даниэль Клинк говорит, что Ганей Авив в последние годы живет на осадном положении: все въезды и выезды из него граничат с тремя арабскими районами.

    – Из-за этого мы фактически стали заложниками окруживших нас кланов, и зависим от их распорядка дня: будут ли они воевать сегодня между с собой? Или сражаться с мэрией, отстаивая свое незаконное строительство? В любом случае, крайними оказываемся мы, – говорит он. – Сколько раз уже было, когда по решению властей сносили незаконные строения, а в ответ нам тотчас перекрывали въезды и выезды со всех сторон! Но ведь может случиться катастрофа еще страшнее: на выезде из одного из наших районов арабским соседям, которых там несколько тысяч, очень просто с трех точек заблокировать с десяток еврейских автомобилей и сделать с ними все, что пожелают. Полиции там нет, если не считать одного дежурного, но вряд ли он сможет предотвратить атаку.

    – Нельзя ли построить объездную дорогу?

    – Десять лет, если не больше, пытаются проложить трассу №200, но работы ведут до сих пор, и неизвестно, когда закончат.

    – У вас ведь тут не только стрельба и поджоги, но и наркотики...

    – Наркотиками уже и в школах торгуют. Все закрыли на это глаза. Это стало неотъемлемой составляющей нашей жизни. Заодно в школах конфликтуют арабские и еврейские школьники, что составляет еще одну серьезную проблему. Последние шесть лет я работаю волонтером в полиции, так что ситуация мне знакома изнутри, а не с чьих-то слов. Инциденты происходят постоянно, без перерыва. Нередко, даже если нарушителей задерживают, то на следующий день отпускают: суды не продлевают срок содержания под стражей.

    – Лод всегда называли «городом мирного сосуществования» двух общин. Насколько это определение соответствует действительности?

    – Я постоянно контактирую и работаю с арабами. Поверьте мне: те, с кем я имею дело – нормальные, порядочные, адекватные люди. Они понимают, что происходит. «Нам вообще не до этого, – говорят они, – нам работать надо, содержать семьи». По их мнению, воду мутят политики. В самом деле, тут активно работают представители южного крыла «Исламского движения», сея раздор и вражду. В свое время в Лод завезли множество бедуинских «хамул», кланов из Негева. Кажется, это была идея тогдашнего мэра Лода Максима Леви, которую поддержал Ариэль Шарон… Вскоре эти кланы распоясались до невозможности, и теперь неуправляемы. От их разборок со стрельбой среди бела дня страдают и местные арабы тоже.

    Марк Котлярский, «Детали». Фото предоставлено Хаей Сегаль˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend