Так в Израиле зародилось движение отказников

В апреле 1970 года газета «ХаАрец» опубликовала сенсационное сообщение: группа старшеклассников направила письмо премьер-министру Голде Меир, в котором они выразили сомнение в своей готовности участвовать «в вечной бесперспективной войне». Это было беспрецедентное событие – ранее израильские школьники подобных писем руководителям государства не писали.

Поводом для столь экстраординарного обращения к главе правительства послужила следующая история.

В середине марта 1970 года в Иерусалим прибыл президента Всемирного еврейского конгресса Нахум Гольдман. В Израиле он пользовался, мягко говоря, неоднозначной репутацией. Гольдман не только выступал за широкие территориальные уступки арабским странам, но и считал, что в конфронтации стран Запада и коммунистического лагеря Израиль должен занимать позицию нейтралитета. По его мнению, Израилю следовало умерить как критику как действий СССР на Ближнем Востоке, так и политики московских властей по отношению к советским евреям.

Гольдман поддерживал тесные связи с видными левыми деятелями стран Запада. В то время одним из его друзей был, например, член политбюро Коммунистической партии Франции Роже Гароди, впоследствии принявший ислам и ставший яростным антисемитом и отрицателем Холокоста. В общем, в том, что правительство Израиля относилось к президенту Всемирного Еврейского Конгресса и его политическим инициативам весьма настороженно, ничего удивительного нет.

В тот раз Гольдман привез в Иерусалим настоящую «бомбу». Он сообщил, что президент Египта Гамаль Абдель Насер приглашает его на переговоры в Каир. При этом египетский лидер выдвигает два условия: визит должен быть публичным, а правительство Израиля должно дать на него официальное согласие. Против первого требования Насера Голда Меир и большинство министров, в общем, не возражали. Гольдман обладал не только израильским, но и швейцарским гражданством, и мог отправиться в Каир как частное лицо. Но дать официальное согласие на египетский вояж Гольдмана, предоставляя ему, тем самым, некие полномочия, правительство категорически отказалось.

В решении кабинета министров по этому поводу было сказано так: «Израиль готов принять предложение президента Египта о встрече с тем, чтобы обсудить проблемы в отношениях между двумя государствами, но при этом стороны должны сами избрать своих представителей». Иными словами, Израиль не возражал против переговоров с Египтом, но был против того, чтобы его интересы на этих переговорах представлял Гольдман.

Сначала сам факт обсуждения правительством возможной встречи в Каире хранился в секрете. Но недолго. «Бомба» взорвалась 6 апреля. «Насер согласился принять Гольдмана в Каире – Израиль ответил отказом», — сообщила газета «Давар». Общественность была взбудоражена. Одни поддерживали Голду Меир, утверждая, что, инициируя переговоры с Гольдманом, Насер пытался заманить Израиль в ловушку. Другие, напротив, считали, что, отвергнув предложение Каира, правительство поступило недальновидно и неумно, упустив верный шанс на достижение мира с Египтом.

Под влиянием общественной бури 56 иерусалимских старшеклассников направили Голде Меир обращение. Оно вошло в историю как письмо «шминистов» – учащихся старших классов. Вот его полный текст:

«Уважаемая госпожа премьер-министр, мы – группа старшеклассников, которым вскоре предстоит служба в армии. Мы протестуем против политики правительства в отношении инициативы о переговорах Гольдмана и Насера. До сих пор мы верили, что идем воевать и служить три года потому, что «нет выбора». Теперь мы видим, что и когда есть выбор, пусть даже минимальный, его игнорируют. Поэтому, как и многие другие, мы испытываем сомнения, сможем ли мы участвовать в вечной бесперспективной войне в то время, как наше правительство упускает шанс [достичь мира]. Мы призываем правительство использовать любую возможность для достижения мира. Дайте Гольдману шанс!»

Это письмо вызвало не меньший общественный резонанс, нежели сам факт отказа правительства от инициативы Гольдмана-Насера. Старшеклассники из других школ направили Голде Меир письма поддержки. «Мы полностью полагаемся на правительство Израиля, которое не упускало и, разумеется, не упустит шанс на достижение мира», — писали учащиеся гимназии «Тихон хадаш» в Ришон ле-Ционе. «Пораженческие настроения, которые пока что являются достоянием меньшинства, вызывают у нас серьезную тревогу, — признавались старшеклассники из школы «Блих» в Рамат-Гане. – В конце концов, эта мутная волна может увлечь многих».

Столь бурная реакция на их письмо привела в смятение иерусалимских подписантов. 4 мая трое инициаторов обращения «шминистов» направили Голде Меир письмо с разъяснениями своей позиции. Они утверждали, что ни в коей мере не связаны с враждебными Израилю организациями и заверяли в готовности служить в боевых частях. «Мы не отказываемся от критики правительства, — писали они. – Но необходимо отделять легитимный протест от отказа служить в армии». Некоторые из подписавших обращение 8 апреля просили снять свои подписи под ним.

Одним из инициаторов письма «шминистов» был Шмуэль Шем-Тов – сын министра Виктора Шем-Това, принимавшего участие в заседаниях правительства, на которых обсуждался вопрос об инициативе Гольдмана-Насера. Газета «Давар» упоминала Виктора Шем-Това, представителя левой партии МАПАМ, среди противников инициативы. Газета «Маарив», напротив, утверждала, что министр выступал за то, чтобы дать добро на каирский вояж Гольдмана. Когда обращение «шминистов» стало достоянием гласности, Виктор Шем-Тов заявил, что ничего не знал о намерениях Шмуэля и его товарищей. По словам министра, сын рассказал ему о письме уже после того, как оно было отправлено. Шмуэль Шем-Тов тем же летом призвался в армию и отслужил три года в спецподразделении «Шакед», которое сегодня является одним из батальонов бригады «Гивати».

Тем не менее, письмо «шминистов» вошло в историю Израиля как начало движения за отказ от службы в армии по политическим мотивам. В последующие годы было немало подобных акций, причем их участники вовсе не ограничивались призывами к миру и, в отличие от своих предшественников, не испытывали никаких сомнений.

Так, например, в 1979 году 27 старшеклассников направили министру обороны письмо, в котором прямо сообщили об отказе от службы на оккупированных территориях. В 2001 году, с началом «второй интифады» в канцелярию премьер-министра поступило сразу несколько подобных писем. Общее число подписавших их составило 350 человек. В 2005 году 250 «шминистов» сообщили премьер-министру, что отказываются участвовать в «политике оккупации и угнетения другого народа».

Письмо старшеклассников, вызвавшее полвека назад настоящую бурю, звучит сегодня как робкий, деликатный протест. А отказ от выполнения приказа по политическим мотивам с того времени перестал быть достоянием одних только левых. Подобные призывы раздаются и справа, когда заходит речь об эвакуации поселенческих форпостов или еврейских поселений.

Борис Ентин, «Детали». Фото: Роман Позен. На фото: архивный номер газеты «ХаАрец»


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend