Главный » В Мире » Запад » Так в Беларуси расправляются с политическими оппонентами

Так в Беларуси расправляются с политическими оппонентами

Знаменитый американский актер Элайджа Вуд, прославившийся в роли Фродо Бэггинса в трилогии «Властелин колец», записал видеообращение в поддержку Виктора Бабарико – бывшего главы «Белгазпромбанка», который стал политическим оппонентом Александра Лукашенко и был арестован.

Элайджа выразил свою поддержку банкиру и его семье – вместе с Виктором Бабарико арестован и его сын Эдуард, а также до полутора десятка его бывших коллег. Американский киноактер пожелал Бабарико крепости духа и напомнил слова одного из героев фильма: «В этом мире есть добро. И за это стоит бороться!».

— Сейчас Виктор и Эдуард Бабарико находятся под стражей в следственном изоляторе. Уголовное дело расследует КГБ, — рассказал в интервью «Деталям» Дмитрий Лаевский, адвокат семьи Бабарико.

— А какие там условия? Разрешают ли адвокатам видеться с ними?

— Условия в следственном изоляторе у Виктора Дмитриевича такие же, как у других арестованных: он в маленькой камере, где находятся несколько человек. Крайне мало возможностей побывать на свежем воздухе.

Недавно в нескольких районах Минска возникли проблемы с питьевой водой из-под крана: ее нельзя было пить из-за странного вкуса и сильного запаха. Эти проблемы коснулись и СИЗО, но мои подзащитные даже не смогли воспользоваться деньгами на счету, чтобы купить себе бутылку воды!

По закону адвокат вправе посещать подзащитного, находящегося под стражей, и беседовать с ним без ограничения числа и продолжительности свиданий. Но в первые дни после задержания Виктора Дмитриевича (его задержали 18 июня, по дороге на сдачу подписей в Центризбирком – прим. «Детали») нас не допускали к нему. Ссылались на эпидемию коронавируса, хотя по белорусскому законодательству это не является основанием для ограничения встреч с адвокатом. Мы жаловались в генпрокуратуру три дня подряд, пока не получили возможность видеться с подзащитными.

— Как они выглядят? Есть ли подозрения, что на них оказывают давление — напрямую или через окружение?

— Выглядят они нормально. Но любое взятие под стражу само по себе оказывает давление на человека. Как и возбуждение уголовного дела, и предъявление обвинения, как и арест его знакомых или друзей. Особенно, если для этого нет оснований. Но Виктор Дмитриевич мужественно это переносит.

— Говорили, будто арестовали даже личного водителя Бабарико. Это правда? 

— Нет. Однако задержали личного помощника Виктора Бабарико. Так что это не водитель, а другой человек. Также  задержали Светлану Купрееву, подругу жены Виктора Бабарико, хотя она работала бухгалтером в предприятиях, никак не связанных с банком.

— По каким статьям предъявлены обвинения отцу и сыну Бабарико? 

— Нам под страхом уголовной ответственности запретили называть эти статьи. У всех адвокатов взяли подписку о неразглашении данных предварительного расследования. Такая подписка мешает нам публично оспорить обвинение. Однако мы убеждены, что преступлений наши подзащитные не совершали. И сейчас мы предпринимаем все юридические шаги для защиты и отстаивания их честного имени.

(В минском городском суде был вывешен «Список уголовных дел апелляционной инстанции, назначенных к слушанию». Из него стало известно, что Виктора Бабарико обвиняют по ч.2 ст. 235 («Отмывание» денег, полученных преступным путем, совершенное повторно, либо должностным лицом с использованием своих служебных полномочий, либо в особо крупном размере), ч.2 ст. 243 (уклонение от уплаты налогов, повлекшее ущерб в особо крупном размере) и ч. 2 ст 431 (дача взятки повторно либо в крупном размере) УК РБ. А сын банкира Эдуард Бабарико обвиняется в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере – прим. «Детали»)

— Как вы оцениваете шансы на то, что Бабарико все-таки зарегистрируют кандидатом на выборах? 

— Я защищаю человека от уголовного преследования, поэтому выборные аспекты для меня не являются ключевыми. Но я знаю, что у Виктора Дмитриевича большая поддержка со стороны белорусов, его штаб собрал подписей в несколько раз больше необходимого количества. Поэтому шансы есть.

— Александр Лукашенко рассказал странную историю: дескать, расследование по «Белгазпромбанку» шло «с 2016 года», но зарубежные правоохранительные органы четыре года отказывались предоставить информацию…

— Это я никак не комментирую. Мне никаких подобных сведений или доказательств не демонстрировали. Но мне известно, что до задержания Виктора Дмитриевича никуда не вызывали для дачи показаний или для объяснений, ему не выдвигали никаких претензий, нет актов проверок или чего-то подобного.

— Обычно в Беларуси кандидатов в президенты сажают уже после выборов, но в этот раз кажется, что власти решили даже не играть в «демократические» выборы – как вы думаете, почему? 

— В уголовном процессе я оцениваю наличие или отсутствие доказательств, законность или незаконность обвинений и другие юридические категории. А мотивы поведения представителей власти находятся за рамками уголовного процесса. Но чисто по-человечески могу сказать, что у многих моих знакомых до недавнего времени слово «выборы» не вызывало ассоциаций с переменами. Теперь я наблюдаю другие настроения…

 Какие?

— Мне кажется, что арест Виктора Дмитриевича, произведенный вопреки правовым нормам, открыл новую страницу единения белорусов. Люди много обсуждают, насколько вообще обеспечены такие права как свобода и личная неприкосновенность, право на судебную защиту, презумпция невиновности, право на выражение мнения и другие. Значит, это беспокоит людей и важно для них.

Дарья Костенко, «Детали». Фото: Никита Риер

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend