Как прямоугольная маца победила круглую: история уникального еврейского производства

Когда и почему стало принято печь мацу в виде прямоугольных листов? Возможно, так удобнее ее упаковывать, а, может быть, так удобнее ее ломать, но когда мир еврейской кухни руководствовался этой логикой? Очевидно одно: когда наши предки готовились к исходу из Египта, и приготовленное ими тесто не успело закваситься, они наверняка собирались испечь из него круглые питы. Поэтому и маца на протяжении веков выпекалась тоже круглой.  В таком виде сегодня выпекается только особая, «сохранная» маца («маца шмура»).


Современный этап этой истории начался в 1838 году, когда еврей из Эльзаса Ицхак Зингер изобрел первую в мире машину для выпечки мацы. Фамилия эта знаменита двумя изобретателями: живший в США двоюродный брат Ицхака Исаак добился всемирной славы, изобретя швейную машину. А эльзасский Зингер совершил революцию в области выпечки мацы. Перед тем, как заложить тесто в созданную им машину, его необходимо было разровнять. Тогда, в полном соответствии с предписаниями книги «Шульхан арух», на выпечку мацы уходило ровно 18 минут.

На иллюстрации 1855 года видно, что машина Зингера печет круглую мацу. В те дни европейское еврейство раздирали споры о соблюдении кашрута, и раввины Германии и Франции быстро поняли, что машина в этом смысле обладает огромным преимуществом: она позволяла быстро и дешево обеспечить кошерным продуктом беднейших представителей любой общины. Маца, выпекавшаяся традиционным способом, была значительно дороже, и потому оставалась недоступной для бедняков.

Проблемы начались, когда машина Зингера появилась в Восточной Европе – Польше и Литве. Первым на это событие отозвался раввин Шломо Клугер (Ха-Маршак): «Огонь горит в моем замирающем сердце, когда я вижу, как распространяется в Европе, в том числе, в наших, пока еще благополучных городах, непотребство», – писал он. Так раввин горестно прокомментировал низкое качество выпекаемой машинным способом мацы.

Хасидские лидеры заняли еще более жесткую позицию. Раввин Хаим Альберштам (адмор из Цанз) однозначно постановил: «Маца, выпекаемая машиной, представляет собой хамец». Гурский адмор поддержал этот запрет и осудил всех, кто продолжает печь мацу с помощью машины. «Да спасет Всевышний свой народ от людей, наславших на него эту напасть и пытающихся постепенно отвратить его от соблюдения всех заповедей», – писал он.

Даже знатоки Торы наверняка были удивлены той ярости, с который раввины обрушились на изобретение Зингера. Ведь речь, в конце концов, шла не о каких-то принципиальных вопросах. Спор не касался ни потребления свинины, ни соблюдения субботы, ни прохождения гиюра, ни непристойного поведения. По сути дела, это было продолжение конфликта между хасидами и «миснагедами». До возникновения реформистского течения иудаизма и сионистского движения оставалось совсем немного времени. И это то, что волновало религиозных лидеров? Простая машина для выпечки мацы?

Ее противники приводили следующие доводы: машину тяжело отмывать, а ее применение ставит под угрозу выполнение заповеди о чистоте помыслов при выпечке мацы. Кроме того, говорили, что машинная выпечка может нанести удар по небогатым пекарям, изготавливающим мацу традиционным способом. Но подлинная проблема заключалась совсем в другом: в укреплении позиций еврейского Просвещения (Гаскалы) и попытках ее сторонников отвечать на вопросы, связанные с повседневной жизнью евреев. Ведь даже маленькая уступка в вопросе о выпечке мацы может привести к прорыву в таких вопросах как соблюдение субботы, пользование телевизором, пересадка искусственных органов, а может быть, даже и внедрение роботов вместо живых инспекторов кашрута.

Но нужно отметить, что у машины Зингера было и немало сторонников. Раввин Авраам Йенер из Кракова писал: «Если бы величайшие гении нашего времени увидели пекущую мацу машину, они вынесли бы постановление о том, что мацу следует печь только с ее помощью». А раввин Йосеф-Шауль Натанзон из Львова лично отменил запрет на использование машины, которое вынес его шурин, раввин Ха-Маршак.

Патент за патентом

Перенесемся на 30 лет вперед, в тот день, когда литовский еврей Дов-Бер Манишевиц из Мемеля (Клайпеды) прибыл в США. В 1886 году ему предложили занять место резника в городе Цинциннати (штат Огайо). Оказавшись за океаном, Манишевиц внес значительные изменения в жизнь местных еврейских общин. Его деятельность не ограничивалась работой на посту резника.  Манишевиц также открыл пекарню, в которой было множество технологических новшеств: машина для замеса теста, газовая плита, равномерно распределяющая жар, и другие.

За время своей жизни в США Манишевиц зарегистрировал не менее 50 патентов. Среди его изобретений значится и машина для подсчета листов мацы. После этого процесс ее производства стал полностью механическим. В этом и заключается ответ на вопрос, прозвучавший в начале статьи: машинным способом мацу легче упаковывать, когда она  испечена в виде прямоугольных листов.

Заработанные деньги Манишевиц вкладывал, главным образом, в еврейскую прессу на английском языке. Его изобретения широко разошлись по Соединенным Штатам, и он представлял их как «Храм кашрута». Манишевиц пытался убедить американских евреев в том, что можно оставаться верным религиозной традиции, и разговаривая на английском языке, и принимая различные технологические новшества. Он приглашал в свои пекарни видных раввинов и фотографировал их в тот момент, когда они пробовали его мацу. Магишевиц создал собственную организацию по контролю над соблюдением кашрута. Она называлась «Союз раввинов Манишевица».

Со временем Манишевиц развернул свою деятельность и в Эрец Исраэль. Он начал финансировать благотворительные организации в Иерусалиме и открыл в городе йешиву. Ему удалось сблизиться с ультраортодоксами и получить благословение раввина Кука. Так клиентами Манишевица стали все приверженцы национально-религиозного лагеря. В иерусалимском квартале Гиват-Шауль начала работать принадлежащая ему фабрика.

Впоследствии к выпечке мацы Манишевиц добавил производство вина, фаршированной рыбы в банках и прочих традиционных еврейских блюд. В течение последних десятилетий этот бизнес сменил нескольких хозяев. Его ежегодный доход составляет 75 млн долларов. Продукты Манишевица стали одним из важнейших символов культуры американских евреев. И, что не менее важно, они абсолютно кошерны.

С праздником!

Ронен Дорфан, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Гиль Коэн Маген⊥

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ