Хотите работать за границей с зарплатой в 10 тысяч долларов? Тогда вам — в Главный раввинат

«Я ем только кошерное. Путешествую по всему миру и ем продукты с печатью кашрута от Orthodox Union. И только в Израиле этого кашрута недостаточно. Почему?!»


Заместитель министра в министерстве главы правительства Абир Кара – еще один депутат, заставивший всех в последние недели сомневаться в устойчивости правящей коалиции. Это сделало его одним из самых влиятельных в кнессете. Теперь Кара намерен использовать этот возникший у него ресурс для продвижения реформ, которые он считает важными. Открытие импорта мяса для конкуренции – одна из них.

Главная преграда на этом пути – Главный раввинат. Сейчас закон запрещает ввоз в Израиль некошерного мяса, и неясно, большим ли был бы здесь спрос на него. Но дело в том, что само определение «кошерное мясо» тоже очень жестко ограничено: таким считается только мясо с кашрутом Главного раввината. Кашрут зарубежный в Израиле недействителен, в том числе и кашрут Orthodox Union, ортодоксальной еврейской организации в США, крупнейшей в мире структуры по выдаче сертификатов кошерности мясобойням. Но мясо, получившее сертификат кашрута от OU в США, например, не может быть импортировано в Израиль, пока не даст  разрешение на это израильский контролер кашрута, лицензированных Главным раввинатом.

Утверждение в Главном раввинате проходит в два этапа. На первом, зарубежная бойня получает разрешение на забой скота. Для этого инспекторы Главного раввината выезжают на место, проверяют бойню, одобряют ее. Этот период может быть длинным, но он прост. Второй этап – проверка самой процедуры забоя. Где бы ни просходил забой, в Польше, Франции, Аргентине, Бразилии, Уругвае, осуществлять его будут только резники-израильтяне («шойхеты»), получившие на это лицензию. Для этого они тоже летят за границу группами от 9 до 20 человек, на срок от 2 до 5 месяцев. Все расходы на их проживание за границей несут импортеры, плюс к этому резники получают и зарплату, в долларах.

Импортеры, с которыми мы говорили, отказывались рассказывать о доходах израильских шойхетов. Но мы не ошибемся, сказав, что на них тратят от 8 до 20 тысяч долларов в месяц. А вы думали, что «релокейшн» придумали в хайтеке? Нет, Главный раввинат начал использовать его за десятилетия до возникновения индустрии высоких технологий.

Первый заместитель генерального директора Главного раввината Харэль Гольдберг говорит, что сам раввинат не получает прибыли от процесса кашерования и не вмешивается в него. Раввинат выдает разрешения бойням, утвержденным инспекторами, действующими от его имени, и взимает за это лицензионный сбор. А также занимается подготовкой резников. В раввинате создана база данных по сертифицированным резникам, и импортеры связываются с теми, кто включен в этот список, выбирают, кого из них хотят отправить за границу, и определяют им заработную плату.

Раввинат не касается связей между поставщиками и резниками, за исключением одного требования – чтобы в каждой группе были два старших шойхета, чередующиеся между собой. Они должны после каждых четырех сезонов забоя в работе на одну и ту же фирму один год пропускать. Делается это в надежде предотвратить возникновение излишней близости с заказчиками услуг, из-за которой резники начнут, не дай Бог, делать импортерам поблажки в своей работе.

Один из соблазнов такого рода – огромная разница в цене между обычным кошерным мясом и мясом «глад кошер». А зависит все от диагноза коровьих легких, который поставит резник!

Гольберг гордится недавно проведенной реформой, в рамках которой была создана новая школа шойхетов – после того, как выяснилось, что из-за нехватки представителей этой профессии возникла очередь на получение разрешений на забой. Школа была создана при поддержке министерства финансов. Если до этого лишь около 50% абитуриентов осиливали обучение (возможно, потому, что учителя старались держать ворота в профессию закрытыми, дабы не плодить конкурентов), то сейчас Гольдберг обещает довести число успешных выпускников до 95%. Стоимость обучения, около 5000 шекелей, абитуриентам на две трети субсидирует государство. Гольдберг обещает, что через несколько месяцев сотни новых резников смогут приступить к работе.

В общем, все резники проходят обучение в Главном раввинате Израиля. Даже если в той или иной стране есть местный шойхет, он, захотев забивать скот и резать мясо для Израиля, должен прилететь сюда и пройти квалификацию здесь.

Все это усиливает ощущение, что забой превращен Главным раввинатом в собственную фабрику элитного трудоустройства. И подозрение это усиливает факт, что во всем мире евреям хватает самой распространенной лицензии кашрута от OU. Почему в таком случае нужно выписывать резника из Израиля, платя ему много тысяч долларов?

Гольдберг утверждает: потому, что уровень кашрута мяса от OU ниже, чем израильский, имеет много компромиссов. Зарубежные еврейские общины идут на них из-за своей малочисленности. Они ведь и молоко пьют, произведенное без присутствия еврея-молочника, а в Израиле такое запрещено. Такого рода компромиссы возможны и в кошерном забое. Но израильский потребительский рынок достаточно велик, чтобы импортеры приняли все его условия.

«Пусть даже, может быть, для 80% населения страны не важно, какой там кашрут – OU или раввината. Но это вопрос политики, – говорит Гольдберг. – Мы установили строгие стандарты и не должны идти на компромиссы».

Никто не подсчитывал, насколько релокация 20 резников, затраты на каждого из которых в этот период доходят до 20 000 долларов, влияет на итоговую цену за килограмм мяса. Можно предположить, что такое влияние есть.

Импортеры с этим не согласны, и скорее увязывают высокие цены с требованиями регуляции: министерство здравоохранения позволяет хранить мясо на полках лишь в течение очень короткого срока. Но не стоит забывать, что требование принять резников из Израиля чем-то помогает и действующим импортерам: это – дополнительный барьер для выхода на рынок их новых конкурентов.

Теперь замминистра Абир Кара хочет изменить закон и разрешить импортерам поставлять в Израиль мясо с кашрутом от Orthodox Union без необходимости приглашать резника из Израиля. Но поскольку коалиция, частью которой является Кара, может вот-вот развалиться, тяжело поверить в то, что он сможет этого добиться.

Мейрав Арлозоров, TheMarker. Фото: Depositphotos.com⊥

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ