Thursday 29.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/David Goldman
    AP Photo/David Goldman

    Так левые американские евреи стали врагами Израиля

    «В левой среде есть антисемитизм, но его размеры сильно преувеличены правыми». Это слова известного американского журналиста и политобозревателя Питера Байнерта (50), которого в свое время «Нью-Йоркер» назвал «самым влиятельным в своем поколении либеральным сионистом».

    Израильская газета «Макор ришон» опубликовала интервью с Байнертом под заголовком «Как левые американские евреи превратились в лидеров борьбы против Израиля?». Со времен «Нью-Йоркера» он сильно изменил свои взгляды, – сегодня Байнерт поддерживает BDS, став одной из самых враждебных фигур в глазах американского еврейского истеблишмента – беседовал журналист «Макор ришон» Цвика Кляйн.

    «Я никогда бы не поверил, если бы мне сказали, что я буду молиться в одной синагоге вместе с Байнертом», – признался Кляйн, описывая их встречу. Байнерт – ортодоксальный еврей, но это не влияет на его политические взгляды.

    «Действительно, в левой среде есть антисемитизм, но его размеры сильно преувеличены правыми, – сказал Байнерт. – Если я не верю в идею еврейского государства, если я не признаю законность Израиля, выступаю за его бойкот, разве я антисемит? Большинство из тех, кто утверждает, что пропалестинские организации базируют свою идеологию на антисемитизме, просто не знают эти движения изнутри».

    Кляйн пытался понять, почему американские евреи прогрессивного толка, ярким представителем которых является Питер Байнерт, так непримиримы по отношению к Израилю, и как этот процесс можно обратить вспять. Во время недавней операции «Страж стен» Америку захлестнула волна антиизраильских акций, и Байнерт во многом задавал тон. «Если палестинцы не имеют права вернуться на свою родину, то и мы не имеем», – написал он в «Твиттере», после чего это сообщение перепостила Рашида Тлаиб (депутат конгресса палестинского происхождения, представляющая  ультралевые круги Демократической партии). Оппоненты Байнерта, в основном евреи-сионисты, даже ввели хештег BeinartPogroms – погромы Бейнарта, что говорит само за себя.

    «Это было ужасно, – говорит Байнерт об операции «Страж стен». – Я не жил в Израиле подолгу, но один из моих визитов как раз пришелся на военную операцию. Никогда не забуду, как мы с дочкой сидели в бомбоубежище. Конечно, я волновался за моих друзей в Израиле. Но еще больше я переживал за несчастных палестинцев».

    Удивленный Кляйн переспросил, неужели для него нет никакой разницы? Байнерт ответил, что разница безусловно есть: «Я не космополит, я чувствую родственную связь с евреями всего мира. Я верю в еврейский народ.  Более того, я верю в концепцию «Брит ха-эмуна» («Союз веры») раввина Йосефа-Дова Соловейчика, по которой нужно помогать любому еврею в мире, попавшему в беду. Но я также верю, что в этом конфликте палестинцы страдают гораздо больше израильтян. Если на одного погибшего еврейского ребенка приходятся пять палестинских погибших детей, для меня это все равно что сравнивать беду, которая происходит у моих родственников, с бедой у соседа на другом конце улицы».

    Кляйн говорит, что Международный альянс памяти о Холокосте (IHRA), в который входят 36 стран, признал антисемитизмом отрицание права Израиля на существование. Байнерт говорит, что категорически с этим не согласен: «Это – абсурд. Многие евреи так думают и являются активистами таких организаций. Что же, они все антисемиты?»

    Байнерт приводит данные исследования университета Тафтса, в котором изучались взгляды американского ультралевого движения. Действительно, их отношение к Израилю крайне негативное, но при этом в их идеологии не обнаруживаются признаки классических антисемитских стереотипов. «Есть большая разница между их отношением к Израилю и сионистам, и их отношением к евреям», – заметил Байнерт.

    Байнерт признал, что большинство американских евреев левого толка не идентифицируют себя с сионизмом. При этом себя он называет себя последователем «культурного сионизма»: «Ахад Хаам, например, не верил в еврейское государство, как и его последователи – Мартин Бубер, Йехуда-Лейб Магнес и другие. Они верили в еврейское общество, которое не обязательно должно создавать государственную структуру. Я тоже в это верю. Я не верю в еврейское государство, но верю в еврейское общество в Израиле, которое должно существовать в рамках государства всех граждан, либо в составе федерации, которая предоставляет равные права всем гражданам. Там должно быть место для еврейского народа, но нет необходимости в существовании еврейского государства».

    «Но есть же мусульманские страны, почему же не может существовать еврейское государство?» – спросил Кляйн и получил в ответ:

    «Если вы верите в равноправие, как может существовать государство, которое утверждает, что представители определенной расы или религии являются гражданами в большей мере, чем другие? Конечно, есть государства, которые нарушают этот принцип. На мой взгляд, все они должны быть реформированы».

    Кляйн спросил, почему прогрессивные американские евреи не устраивают демонстрации протеста против преступлений сирийского или иранского режима? Почему они протестуют исключительно против Израиля? «Мы, американцы, – ответил Байнерт, – не даем 3 миллиарда долларов военной помощи Ирану или Сирии. Асад – чудовище, и мы – его враги, как и все нормальные люди. Но без американской помощи Израиль не мог бы творить все, что он делает».

    После беседы с Байнертом автор статьи обратился за комментариями к Лиэлю Лейбовицу, главному редактору консервативного еврейского издания «Таблет». Лейбовиц постоянно ведет борьбу с антисионистами и ультралевыми активистами в среде американского еврейства.

    «Нынешний раунд насилия открыл пропасть, возникновения которой многие из нас всю жизнь пытались избежать. Проще говоря, теперь есть только две стороны: сионисты и антисионисты. Любой, кто занимает активную жизненную позицию, как еврей, так и нееврей, не может больше оставаться в стороне, каждый должен выбрать сторону, – писал Лейбовиц в разгар операции «Страж стен». – Есть только два лагеря, которые будут иметь политическое значение в следующем десятилетии. Один из них – это люди, которые готовы называть себя сионистами без сносок, оговорок и объяснений».

    Лейбовиц считает, что инциденты с применением насилия во время операции «Страж стен», которые имели место в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке, стали «еврейскими погромами» с целью причинить вред евреям в ответ на действия Израиля, что является классической формой антисемитизма.

    «Сегодня прогрессивная идеология является фанатичной религией, хищной и тоталитарной. Как только вы открываете им дверь, принимая мир их концепций, вы пропали. Это – новая секта, которая идеологически и ценностно стала полной противоположностью иудаизма», – подчеркнул Лейбовиц.

    По его словам, в прогрессивном крыле американского еврейства атмосфера становится все тяжелее: «Когда тебе говорят, что в здании еврейской общины или организации не должно быть ни одного израильского флага, так как Израиль – это государство апартеида, не имеет смысла спорить. Еврею, тем более еврею-сионисту, среди них делать нечего. Пришло время выбирать: ты с нами или против нас?».

    «Детали» по материалам «Макор ришон», Ц.З. На фото: Питер Бейнарт. AP Photo/David Goldman˜

     

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend