Так окончила свой путь израильская вакцина от коронавируса

Смерть израильского проекта вакцины от коронавируса BriLife (от ивритского «бриют» – «здоровье» и английского «life» – «жизнь»), о разработке которой около двух лет назад объявил бывший премьер-министр Биньямин Нетаниягу, никого не удивила.


Прощание было скромным. Никто не удосужился приехать на похороны или выразить соболезнования, и то, что началось с громких кликов радости в Институте биологических исследований в Нес-Ционе – о том, что близка бело-голубая «фабрика вакцин», которая избавит Израиль от зависимости от международных компаний, заканчивается гнетущей тишиной.

Новость об отмене проекта сообщила американская компания NRx, подписавшая соглашение о сотрудничестве с институтом в Нес-Ционе менее года назад с одобрения минобороны. NRx торгуется на Уолл-стрит и поэтому должна была уведомить фондовую биржу. Около месяца назад генерального директора NRx доктора Джонатана Джавитта, американского еврея, живущего в Израиле, сменил Роберт Бастхоф.

Смена руководства, похоже, ускорила решение отказаться от предприятия, после того как NRx вложила в него около 3 миллионов долларов. Министерство обороны Израиля заявило: «NRx объявила, что по внутренним причинам, не связанным с дальнейшей разработкой и коммерциализацией израильской вакцины от коронавируса, компания не будет продолжать сотрудничество с Государством Израиль. Институт биологических исследований и больница «Шиба» рассматривают другие варианты».

Пресс-секретариат министерства главы правительства не ответил на запрос «ХаАрец», другие крестные отцы этого амбициозного и ненужного проекта также предпочитают хранить молчание. Речь идет о Нетаниягу, премьер-министре Нафтали Беннете, министре обороны Бени Ганце, бывшем директоре института в Нес-Ционе профессоре Шмуэле Шапире, нынешнем директора докторе Шмуэле Ицхаки и Моше Эдри, начальнике отдела специальных средств в министерстве обороны, которое курирует институт.

Большинство из них с энтузиазмом поддержали инициативу, хотя в глубине души знали, что она бесполезна, и так пропали как минимум 175 миллионов шекелей.

Мечта: завод вакцин

Рождение BriLife приходится на волну апокалиптических сценариев и паники, охватившей мир в начале 2020 года, когда профессор Шапира убедил Нетаниягу, что его ученые могут разработать свою вакцину от «короны» и сделать это быстро. Шапира увидел в этом уникальную возможность улучшить статус института и его сотрудников и повысить свой личный престиж. Следует отметить, что еще до того, как разразилась эпидемия, Эдри принял решение урезать бюджет института, сократить количество его сотрудников и закрыть подразделение, занимающееся вакцинами.

Нетаниягу немедленно откликнулся и распорядился выделить на проект специальный бюджет с планом создать завод по производству вакцин в Израиле. «Возможно, если Израиль будет действовать достаточно быстро, с достойным бюджетом и с талантливыми учеными, он сможет опередить весь мир», – сказал Нетаниягу, который также понимал, какую выгоду он может извлечь из достижений в борьбе с коронавирусом во время политической неопределенности и избирательных кампаний. В результате произошло обратное: не только не закрылся отдел вакцин и не сократились ставки сотрудников, но и увеличился бюджет всего Института биологических исследований.

Проект был с радостью принят общественностью и вызвал положительную реакцию со стороны большинства средств массовой информации. Лишь немногие в научно-медицинском сообществе, а также автор этих строк скептически относились к осуществимости проекта и способности института в Нес-Ционе справиться с поставленной задачей. Большинство вопросительных знаков касалось степени опыта института в области вакцин и его скудного бюджета по сравнению с международными гигантами.

Мания величия вокруг израильской вакцины продолжалась даже после того, как Pfizer, Moderna, AstraZeneca, Johnson & Johnson, а также российские и китайские компании разработали вакцины, доказавшие свою эффективность. В то время Институт биологических исследований топтался на месте, с трудом находил добровольцев и застрял на второй фазе исследований.

С момента своего основания в 1952 году институт несколько раз участвовал в разработке продукции гражданского назначения, но основное его предназначение – военное. 300 сотрудников института, около половины из которых ученые, занимающиеся химией, биологией, микробиологией, биотехнологией, математикой и т. д., отвечают за обеспечение средствами защиты от химического и биологического оружия.

Согласно зарубежным публикациям, в институте также разрабатывали наступательные средства, в том числе яды, которые были использованы в нескольких операциях по ликвидации. В области вакцин институт преуспел лишь однажды: в разработке вакцины против сибирской язвы.

Следует отметить, что это была более легкая разработка, чем та, которая требовалась для вакцины от «короны», да и то она длилась около семи лет и закончилась комиссией по расследованию испытаний, проведенных над солдатами ЦАХАЛа в нарушение Хельсинкской декларации.

В любом случае в мае 2021 года Шапира неожиданно ушел из института, что напоминало капитана, который первым покинул тонущий корабль. Эдри, который тем временем был назначен генеральным директором Комиссии по атомной энергии, назначил в институт Ицхаки, который понимал, что шансы на прогресс в проекте невелики, и тем не менее продолжал его.

Между тем в Израиле также сменилось правительство, и премьер-министром стал Беннет. Ганц остался министром обороны. В июле 2021 года министерство обороны подписало соглашение с NRx. Джонатан Джавитт заявил, что намерен продолжить разработку, завершить вторую фазу испытаний и перейти к третьей фазе. Испытания должны были пройти в Украине и Грузии, а затем сообщалось о Венгрии, где также должен был быть создан завод по производству.

Но даже если Институт биологических исследований в будущем будет пользоваться какими-либо побочными продуктами того, что было достигнуто до сих пор, нет сомнений, что это была ненужная авантюра. Вместо того чтобы сокращать потери и признать преждевременную неудачу, министерство обороны предпочло продолжить проект, хотя и знало, что у него нет никаких шансов. Даже сейчас оно отказывается выдать ему официальное свидетельство о смерти.

Йоси Мельман, «ХаАрец», И.Н. AP Photo/Sebastian Scheiner √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ