Так была уничтожена верхушка элитного подразделения ХАМАС – подробности

Во время военной операции «Страж стен» в мае 2021 года Армия обороны Израиля задействовала план «Город Голиаф», детали которого раскрываются впервые. Был нанесен удар по крупному бункеру, который скрывался между переплетений подземных туннелей под жилыми кварталами в городе Газа. За считанные минуты были заблокированы выходы из туннелей, и под землей оказались погребены десятки боевиков. «Мы убили их, тех, кто должен был прийти к ним на замену, и тех кто должен был заменить пришедших на замену».


Операция «Страж стен» началась 10 мая 2021 года, с масштабного авиаудара ВВС Армии обороны Израиля в ответ на ракетные обстрелы палестинских боевиков из Газы. Израильский ответный удар был нанесен по 130 объектам террористической инфраструктуру. В ХАМАСе поняли, что ЦАХАЛ начинает широкомасштабную операцию, а не просто совершает разовую атаку.

На следующий день террористическая организация приказала 18 своим боевикам зайти в туннели и с их помощью похитить израильских солдат. В 00:43 ВВС Израиля атаковали туннель и похоронили в них бойцов элитного подразделения ХАМАС «Нухба». Позже были атакованы и уничтожены два наступательных туннеля ХАМАС с террористами внутри, один рядом с КПП Эрез, а другой в районе Хан-Юниса — незадолго до того, как из них на поверхность вышли террористы.

В командовании Южного военного округа всем было понятно, что те, кто дал приказ боевикам похищать солдат, намеревался еще больше усугубить обстановку и перейти к стратегическим действиям. На второй день войны начальник Генштаба Армии обороны Израиля Авив Кохави утвердил реализацию программы «Город-убежище» — удар по 40 целям, скрытым глубоко под землей, в большинстве из которых скрывались командиры рот боевиков. Один из них выделялся на общем фоне — бункер командира бригады «Газа» с 2017 года, Басема Исы с длинным послужным списком, в котором организация множества терактов. Он был ключевым оперативником в хамасовской структуре производства оружия и принимал решения о применении силы в военных операциях против Израиля.

В тот же вечер начальник генштаба утвердил план атаки «Город Голиаф», подробности которого обнародуются впервые. ЦАХАЛ и ШАБАК смогли собрать и сконцентрировать точные разведывательные данные о подземном бункере, который располагался на глубине в примерно на 25 метров под землей в центре города Газа. В этом бункере, под разветвленной системой верхних туннелей скрывались ключевые специалисты, отвечающие за исследования, разработку и производство оружия для ХАМАСа. Задача нанесения удару по бункеру была очень сложной, так как он был построен (не случайно) под жилыми домами.

Исследователи, проанализировавшие инженерную инфраструктуру, которая помогла скрыть огромный бункер, обнаружили, что в «городе» также есть туннели, ведущие к сердцу бункера из близлежащих зданий. После тщательного планирования, многочисленных тренировок, учений и отработки, ВВС под непосредственным командованием Амикама Норкина приготовились к атаке бункера. Около 05:20 утра на следующий день ВВС атаковали в течение четырех минут более 10 шахт, которые вели к бункеру.

«Мы решили, что лучше атаковать не сам бункер из-за боязни причинить вред гражданскому населению, поэтому мы атаковали выходы из него, и поэтому все находящиеся внутри, были замурованы, — сказал источник, знакомый с оперативным планом. — Результаты были впечатляющими и точными. Если бы упустили хотя бы одну шахту, им удалось бы выбраться из бункера».

По оценкам ЦАХАЛа, помимо ликвидированных высокопоставленных боевиков ХАМАС, в ходе операции было повреждено 50 процентов производственных мощностей ракет и 75 процентов производственных мощностей «Исламского джихада». Кроме того, в силовых структурах пришли ко мнению, что после операции «Голиаф» ХАМАСу стало значительно сложнее восстановить свои боевые возможности.

После этого встал вопрос о нанесении удара по «метро» — разветвленной системе туннелей, которую ХАМАС строил более 15 лет под городом Газа, и где он прячет свои беспилотные летательные аппараты. Начальник Генштаба Авив Кохави решил реализовать, применив военную хитрость, чтобы при нанесении удара по туннелям внутри находилось множество боевиков. В итоге, основная часть этих туннелей была уничтожена, но погибли лишь около 70 боевиков, а не сотни, как предполагалось изначально. По словам сотрудников силовых структур, знакомых со всеми деталями, в те дни что-то произошло — ХАМАС понял, что туннели больше не безопасны для них.

Глава отдела исследований в управлении разведки Амит Саар, хорошо знающий ХАМАС и его людей и один из тех, кто работал над планом уничтожения «метро», дал понять, что разведывательная оценка накануне удара была совершенно очевидной. «Мы знали и не удивились тому факту, что людей в туннелях в момент нападения было относительно немного. Будь то 30, 40, 60 или 70 террористов», — сказал он. — Но я скажу другое — планы — это одно, приказы — другое. При претворении плана есть еще такой важный момент, как контекст, и вы действуете в соответствии с ним. Нам нужно иметь как можно больше оперативных планов, которые будут динамичными, и тогда в этом контексте мы будем знать, как их реализовать».

Саар не захотел раскрывать дополнительные детали по поводу ликвидации хамасовского «метро», но добавил: «Вы спрашиваете меня, добились ли мы значительного успеха, разбомбив «метро»? Мой ответ — «да» с десятью восклицательными знаками. Главное, что мы отобрали у ХАМАСа, — это уверенность в том, что он может действовать в туннелях так, как ему вздумается. ХАМАС думал, что нашел решение проблемы нашего превосходства в воздухе, разведке и маневрировании. Вся концепция, выстроенная на точном огне, разведке и близком контакте, была внезапно подорвана на несколько лет».

«Они вложили в систему туннелей все, а ЦАХАЛ уничтожил их в операции «Страже стен». Значит ли это, что в Газе не будет туннелей? — продолжил Саар. — Туннели в Газе будут. У них нет выбора — у них нет ВВС и флота, они не могут с нами справиться, но туннели — это совсем другое дело. Сейчас они уже понимают, что в туннелях можно умереть, теперь понимают, что не могут все спрятать в них. Теперь они понимают, что у нас есть огромное преимущество перед ними, и им нужна другая системная идея».

Глава исследовательского отдела также прокомментировал утверждение, что блестящая задумка с ликвидацией туннелей с боевиками внутри была использована недостаточно эффективно, так как в них погибли «всего» 70 террористов.

По его словам, «в мире не так много армий, способных эффективно использовать полученные разведданные и задействовать возможности ВВС для проведения такой атаки. Это очень важное достижение. Войны и операции проходят в существующем контексте — мы добились серьезного успеха, который все еще недооценен. Мы нанесли удар по их производственным центрам, уничтожили их командиров прямо в оперативном штабе. Представьте себе, если бы подобное произошло с главой оперативного управления в момент, когда он находился в своем кабинете в бункере на глубине десятков метров под землей, а бомба точно поразила его».

«Мы добились существенного успеха, и его воздействие будет ощущаться еще годы. И есть бесчисленное количество выводов, которые сделал я лично, и к которым пришли в ЦАХАЛе, — добавил он. — Ни у кого нет более критического отношения к нам, чем у нас самих. Мы анализирует ситуацию снова и снова. Мы добились большого успеха и совершили бесчисленное количество ошибок. Но мы исправим ошибки, чтобы добиться еще большего успеха. Мы ликвидировали инженеров и разработчиков, мы ликвидировали тех, кто должен был придти им на замену и тех, кто должен был сменить пришедших на замену».

Глава исследовательского подразделения добавил, что «ХАМАС теперь понимает, что Израиль обладает необычайной силой, и ему очень не хотелось бы доходить ситуацию до состояния эскалации и конфликта».

С другой стороны, по его словам, «мы смогли очень доступно объяснить ХАМАСу, каковы последствия похищения солдата. Угроза похищения — это непосредственная угроза, ХАМАС верит в этот инструмент. И он не одинок. В него верит также «Исламский джихад», поэтому сдерживание очень важно. И ХАМАСу надо показать, насколько высока цена за пересечение таких линий».

Амир Бухбут, Walla/«Детали», А.У. Фото: AP/Adel Hana

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ