Friday 03.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Элиягу Гершкович
    Фото: Элиягу Гершкович

    Тайные причины третьего карантина

    Знающие люди понимают, что позиция человека по тому или иному деловому вопросу полностью зависит от «кресла, на котором он сидит». Это определяет его интересы, интересы группы, которую он представляет, его личный выигрыш или проигрыш от сделки, которую ему предложат заключить. Краткая версия этого объяснения гласит: «Скажи мне, кто где сидит, и я скажу, какова его позиция и что он собирается сделать».


    Все это, конечно, не изменилось и во время коронавируса. Даже сегодня позиция человека и то, что он высказывает – будь-то в «зуме» или на встрече лицом к лицу – зависит от того, «в каком кресле он сидит».

    Но по некоторым вопросам, например, тем, которые связаны с наукой или здоровьем, многим кажется, что формула должна быть иной. Людям представляется, что, в отличие от бизнеса, в науке на каждый вопрос должен быть единственный правильный ответ, без учета личных интересов и соображений лиц, принимающих решения, или «кресла, в котором они сидят».

    Например, в вопросе, с которым мы почти ежедневно сталкиваемся в течение последних десяти месяцев: вводить ли карантин, и если да, какой тип и с какими ограничениями.


    Казалось бы, команды ученых, включая математиков, пытаются решить эти проблемы – и у них вроде бы должен быть единый научный ответ. Так ли это на самом деле? По-видимому, нет: даже при принятии решений в области здравоохранения на национальном уровне вопрос о том, в каком кресле сидит человек, влияет на его позицию.

    Для примера возьмем образы двух женщин. Первая – мать троих детей-старшеклассников, владелица магазина, вторая – незамужняя, программист, живущая с двумя пожилыми родителями. Какой позиции каждая из них будет придерживаться в вопросе карантина? Понятно, что первая с тремя детьми будет выступать против закрытия магазина и школ, чтобы сохранить средства к существованию. Напротив, вторая предпочтет полный карантин, потому что ей удобно работать из дома и она беспокоится о здоровье своих родителей.

    Это пример того, как каждый человек ведет себя в соответствии со своими личными интересами в вопросе соображений своего здоровья и здоровья своих родственников.

    Поэтому даже по такой теме, имеющей отношение к науке, как введение карантина, все зависит от того, кто какую должностную позицию занимает.

    Отметим, что решение о карантине не принимается гражданами самостоятельно и проявляется только в личном поведении, которое не определяется на референдуме. Решение предлагается группами ученых, которые представляют альтернативу. После этого, как принято в Израиле, они представляют свои соображения и предложения премьер-министру Биньямину Нетаниягу, который в одиночку принимает их или нет.

    Разве в этом процессе не принимаются в расчет чисто научные соображения? Ответ – отрицательный, потому что каждый член команды, принимающей решения, сидит на разных стульях и имеет различные интересы. Один представляет систему здравоохранения, которая оценивает ситуацию по числу инфицированных и умерших. Другой представляет экономическую сферу и анализирует ситуацию на основе данных о росте производства и числе  безработных. Третий человек в команде, независимо от его роли, может в основном представлять себя, стремясь выделиться и высказать свое мнение публично – и такой человек иногда выбирает крайнюю рекомендацию, такую как «немедленный карантин» или «немедленное открытие», потому что  знает, что такая позиция получит большее освещение в СМИ.


    Четвертый сотрудник, возможно, является политиком, и на него повлияет последний опрос общественного мнения о том, насколько эффективна его деятельность в отношении эпидемии. Таким образом, ни среди отдельных граждан, ни в команде экспертов нет ни одного человека, который не выступал бы с учетом своего положения. То есть в каком-то смысле все люди «говорят со своих стульев», что влияет и на решения о карантине и ограничениях.

    Теоретически, если бы поставили однозначные количественные цели, можно было получить более «научный» результат, в котором личные интересы и соображения имели бы меньший вес в окончательном решении. Но это не так.

    Если бы главной целью было минимизировать смертность, Государство Израиль должно было бы постоянно оставаться закрытым в течение 2020 года, что невозможно. На практике решения принимаются путем поиска равновесия с учетом уровня заболеваемости, экономической цены, политических соображений и еще очень длинного списка переменных.


    Национальные решения по поводу «короны» иногда рассматриваются, как чисто научная задача, в которой ученые должны найти формулы и подставить в них числа. Но это не так. Как и в любой сделке, в решениях о карантине и вакцинации все определяется теми креслами, в которых сидят лица, принимающие решения.

    Эйтан Авриэль, TheMarker. В.П.
    На фото: министр здравоохранения Юлий Эдельштейн.
    Фото: Элияху Гершкович˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend