Friday 28.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Тайны, которые унес в могилу похититель Эйхмана

    За 92 года жизни у Рафи Эйтана накопилось много тайн – государственных и личных. В марте 2019 года он унес в могилу большую часть, а меньшую оставил в автобиографии на иврите, которая вышла в свет после его смерти под вполне подобающим названием «Человек тайны».


    Одним из первых ее прочитал журналист Йоси Мельман из «ХаАрец», который не первый год пишет об израильских разведслужбах ШАБАК и «Моссад», где имя Рафи Эйтана когда-то было знаком качества. Правда, с годами качестве сильно пострадало после двух проваленных дел – Джонатана Полларда, которого Эйтан сначала завербовал, а потом, по его словам, не успел застрелить; и Мордехая Вануну, который беспрепятственно разгуливал с фотоаппаратом по ядерному реактору.

    По понятным причинам, книга Эйтана прошла военную цензуру, потеряв часть преинтереснейших фактов, которые все еще нельзя раскрывать. Но и оставшегося хватит, чтобы поразить любое воображение.

    Если дело Полларда осталось для Эйтана смертным грехом и источником мучений, вторая веха на его пути профессионального разведчика – похищение в Аргентине в мае 1960 года Адольфа Эйхмана – всегда была для него источником гордости, навеки вписав его имя в историю Государства Израиль.


    Похищению Эйхмана автор посвятил три главы, не рассказав ничего нового. В то время как делу Полларда отведены всего пять с половиной страниц, но они-то читаются интереснее всего.

    Мельман пояснил: «Весьма коротко Эйтан подтвердил, что в ноябре 1985 года именно он отдал приказ офицерам безопасности выгнать Полларда и его жену Энн из израильского посольства в Вашингтоне, на чью территорию они смогли прорваться на машине, когда у них на хвосте висели агенты ФБР. «Если бы мы его оттуда не выставили, – пишет Эйтан, – американским властям и еврейскому лобби пришлось бы вытаскивать его силой... Предоставление убежища Полларду даже на кратчайшее время немедленно привело бы к самому острому дипломатическому кризису между государствами и не предотвратило бы его арест».

    Как заметил Мельман, «в прошлом Эйтан рассказывал об этом в интервью, но в книге он воздержался, или его удержали от того, чтобы пролить новый свет на дополнительные аспекты дела Полларда, которое потрясло Израиль и США и привело к беспрецедентной деградации отношений израильской и американской разведок».

    Сабра Рафи Эйтан (Хантман) родился в семье русских евреев в подмандатной Палестине в кибуце Эйн-Харод. Дед был землеторговцем, который оставил детям и внукам столько земли, что им до сих пор хватает для безбедного существования.

    Малый рост не помешал Эйтану делать большие дела в «Хагане» и ПАЛЬМАХе, где он стрелял, взрывал, минировал, и в одном случае прополз по канализационной трубе, после чего к нему прилипла кличка «Рафи-вонючка». На Войне за Независимость его дважды ранило. Один раз – минометным снарядом наутро после провозглашения Государства Израиль.

    Из того, что цензура все же позволила Эйтану рассказать, он поведал подробности первой ликвидации.


    В 1946 году с санкции Бен-Гуриона ему было поручено убить немцев-темплеров, чтобы отомстить за убийство евреев во время Катастрофы. В большинстве своем эти немцы были нацистами, англичане выслали их в Австралию, и некоторые из них вернулись в Израиль оспаривать свою собственность. Как пишет Эйтан, который был переодет арабом, «я подошел к телегам, на которых ехали немцы, и с расстояния в полтора метра влепил им по пуле в лоб. Сначала – одному, потом – другому. Один упал назад, другой – вперед. Их жены закричали – я до сих пор слышу эти крики». Он не рассказывал об этом 40 лет – ни жене, ни детям.

    Чего только не было в его послужном списке – от охоты на немецких ученых-ядерщиков (до чего актуально!) до оказания помощи марокканским спецслужбам в ликвидации лидера их политической оппозиции Мехди Бен-Барки, убитого во Франции в 1965 году (тут ножницы цензора сильно выхолостили историю).

    Из книги Эйтана можно узнать, что знаменитое Бюро по научным связям при министерстве обороны, которое завербовало Полларда, было создано еще в 50-х годах Шимоном Пересом для охраны ядерного реактора в Димоне, но с годами превратилось в полноценную научно-техническую разведку.


    По западным источникам, агенты Бюро работали на территории США и Германии, где выкрали чертежи центрифуг для обогащения урана – с помощью голливудского магната Арнона Мильчена (того самого, что проходит главным свидетелем по «делу 1000» Биньямина Нетаниягу).

    Одна из самых забавных страниц книги Эйтана связана с поступлением на работу в ШАБАК: его легендарный директор, а позднее и директор «Моссада» Иссер Харэль как-то пригласил Эйтана с женой на обед. После обеда мужчины вышли на улицу, и Харэль спросил:

    – Видишь квартиру на третьем этаже? С цветочным горшком?

    – Вижу.

    – Допустим, тебе надо туда попасть. Не заходя на лестницу и не касаясь замка.

    – Я залезу.

    – Как?

    – По трубе.

    – Покажи.

    Через две минуты Эйтан взобрался по трубе в квартиру, помахал рукой, а через минуту был внизу.

    – Ты принят, – сказал Харэль.

    Рафи Эйтан был везучим человеком. Так было в разведке, в бизнесе и даже в политике, куда он пошел в 80-летнем возрасте. В 2006 году во главе Партии пенсионеров он очаровал уставших избирателей своим ростом и толстенными стеклами очков, получил 7 мандатов и стал министром. Но этой полуанекдотической партии хватило только на один срок в кнессете.

    Что касается бизнеса, Эйтан и здесь был оригинален: продавал коз в Иорданию и помогал кубинцам выращивать грейпфруты, удостоившись медали из рук самого Фиделя Кастро. Его деловые связи простирались от Восточного Берлина до Уганды и Карибских островов.

    А еще он стал скульптором по металлу, оставив после себя около ста работ.

    Мельман начал с дела Полларда, чтобы им закончить: «Вдова Эйтана, Мирьям, рассказала, что «редактор книги пытался вместе с Рафи написать новую версию, которая устроила бы и Рафи, и цензуру. За несколько дней до смерти Рафи читал эту новую версию, потом сказал: «Так не пойдет», вскочил, потерял равновесие и упал. Потом он мне сказал: «Я никогда не врал моему правительству, и не сделаю это сейчас».

    Мельман полагает, что так Эйтан намекнул, что его просили солгать, и он отказался: «На основе пяти с половиной страниц о деле Полларда и наших бесед с Эйтаном можно предположить, что не только военная цензура, но и все спецслужбы, где работал Эйтан, внесли свою лепту в сохранение разных тайн путем изъятия, исправления и вычеркивания. А то, что они оставили, было недостаточно с точки зрения автора».

    Что же касается главного вопроса дела Полларда, можно ли шпионить на территории дружественного государства-союзника, то, по словам Мельмана, у Рафи Эйтана всегда был готовый ответ: не только можно, но и нужно. Тем более, что Израиль делал это систематически десятки лет и, если бы не Поллард, все продолжалось бы с тем же успехом по сей день.

    Владимир Лазарис, по материалам «ХаАрец».
    На фото: Рафи Эйтан. Фото: Дан Кейнан˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend