Tuesday 27.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo Adel Hana
    AP Photo Adel Hana

    Тайное оружие ХАМАСа для добычи миллионов долларов

    Вскоре после окончания майской войны в Газе представители ХАМАС похвастались в журнале The Wall Street Journal, что они собрали рекордную  сумму пожертвований в криптовалютах.

    Освещение боевых действий в мировых СМИ показало, как эта террористическая организация привлекла сотни тысяч зрителей на свой веб-сайт, где им давали инструкции, как делать пожертвования втайне от властей, и предлагали QR-код для облегчения транзакций.

    QR-код – лишь один из примеров того, как ХАМАС стал своего рода технологическим лидером среди террористических группировок, которые, по словам экспертов, все чаще используют биткоин и другие криптовалюты для сбора средств. Например, после того, как два года назад власти США изгнали ХАМАС с криптовалютной биржи Coinbase, он разработал программное обеспечение, которое создает новый адрес цифрового кошелька всякий раз, когда донор сканирует QR-код.

    «Теперь вместо одного кошелька ХАМАСа у вас много кошельков и много доноров. Это затрудняет отслеживание денег», – объяснил Ханс-Якоб Шиндлер, старший управляющий нью-йоркской некоммерческой организации Counter Extremism Project, которая разрабатывает программы по разрушению сетей финансовой, вербовочной и материальной поддержки экстремистских групп и их лидеров.

    По сравнению с наркоторговцами и вымогателями – хакерами, которые захватывают компьютер и/или данные жертвы и требуют плату за их освобождение, – международные террористические группы относительно медленно осваивают криптовалюты. Насколько медленно, никто не знает; по самой своей природе использование криптовалют обнаружить относительно трудно, но возможно.

    Тем не менее, эксперты сходятся во мнении, что ее использование растет, стимулируя своего рода гонку технологических вооружений, в которой террористические организации используют новые технологии и альтернативу биткоину, с одной стороны, и глобальные правоохранительные органы, стремящиеся их взломать, с другой.

    Основные террористические группировки, такие как ХАМАС, «Хизбалла», «Боко Харам» и сирийская «Хай'ат тахрир аль-Шам», по-прежнему получают большую часть своего финансирования в долларах и других валютах. Но суммы, которые «Хизбалла» и ХАМАС получают от Ирана, как полагают, в последние годы значительно сократились, поскольку Тегеран занят своими собственными экономическими проблемами.

    Между тем, борьба Соединенных Штатов с финансированием терроризма, начавшаяся после 11 сентября 2001 года, получила значительный толчок в годы правления Трампа. В течение этих четырех лет Вашингтон вводил все более драконовские санкции против Сирии и Ливана. Израиль начал делать то же самое в 2012 году, когда директором «Моссада» был Меир Даган.

    Не имея свободного доступа к банковской системе для перемещения долларов и с учетом конфискации их активов, террористические группировки были вынуждены разработать более сложные методы привлечения денег. Например, ХАМАС управляет фиктивными компаниями в Турции (с помощью турецкого правительства), которые покупают такие товары, как игрушки и лекарства, для отправки в Газу, говорит исследователь национальной безопасности Эяль Пинко, гендиректор Terra Strategic Solutions:

    «Все доходы идут в ХАМАС или в его военное крыло «Из аль-дин аль-Кассам». Но количество денег, которые можно отмыть таким образом, ограничено. Принимая все это во внимание, у террористов возникла проблема с перемещением денег».

    «Майн Кампф» – тоже валюта

    Хотя никто не знает, сколько денег террористические группировки собирают с помощью криптовалют, есть признаки криптоактивности, такие как призывы в соцсетях и объявления в мечетях с просьбой о пожертвованиях.

    Не только исламистские террористические группы все глубже погружаются в криптовалютную игру. До относительно недавнего времени ультраправые группы в США и Европе действовали открыто, продавая в интернете фирменные футболки и томики «Майн Кампф», которые их последователи могли приобрести с помощью кредитных карточек или PayPal. Но по мере того, как их деятельность вызывала все большую тревогу, даже если экстремистские организации не были причислены к террористическим группировкам, эти провайдеры платежных услуг расторгли контракты.

    «Эти сайты немедленно сообщили своим клиентам: «Платите нам в биткоине, Monero или Zcash» – и это продолжается до сих пор», – говорит Шиндлер, имея в виду две криптовалюты, которые обеспечивают пользователям большую анонимность, чем биткоин.

    Chainanalysis – нью-йоркская компания, чьи инструменты используются для раскрытия киберпреступлений путем анализа блокчейна – общедоступного регистра бухгалтерского учета, который документирует путь каждого биткоина, когда он переходит от одного пользователя к другому. В своем отчете компания сообщила, что в прошлом году правительства разных стран мира раскрыли и преследовали в судебном порядке 15 схем финансирования терроризма с использованием криптовалют – это рекордное число. В это число вошли средства, изъятые министерством юстиции США у «Аль-Каиды» и «Из аль-дин аль-Кассам» или помогавших им посредников.

    Хотя эта акция США стала самым крупным изъятием криптовалюты у террористических группировок, сумма составила всего чуть более 1 млн долларов, так что либо власти недостаточно глубоко проникли в криптосети террористов, либо суммы, проходящие через них, остаются скромными.

    Однако если террористы по-прежнему не решаются использовать криптовалюту, причина в том, что биткоин не так безопасен и анонимен, как принято считать. В прошлом месяце компания Colonial Pipeline Company, поставляющая около половины бензина на Восточное побережье США, подверглась массированной атаке вируса-вымогателя, которая обошлась примерно в 4,4 млн долларов. Успешное возвращение правительством США 85 процентов этих денег стало одним из ярких примеров того, как власти могут отследить биткоин и изъять его.

    «Захват денег, полученных посредством вымогательства у компании Colonial, был невероятно резонансным и произошел всего через несколько недель после атаки вируса-вымогателя. Это дало понять, что правительство США уделяет первостепенное внимание борьбе с подобной деятельностью и располагает необходимыми для этого инструментами», – рассказал Таль Кройтору, руководитель стратегического отдела Chainanalysis по работе с клиентами в Израиле.

    Эксперты говорят, что случай Colonial Pipeline не стал особо важной вехой в борьбе с хакерами-вымогателями – правоохранительные органы и раньше изымали биткоин, полученный незаконным путем, – но он свидетельствует об ужесточении позиции США, страны, обладающей наибольшими ресурсами для борьбы с этим явлением. Правоохранительные органы вкладывают средства в борьбу с криптовалютой на фоне растущего осознания угрозы, особенно в сфере программ-вымогателей.

    Тем не менее, у искушенных пользователей биткоина есть способы скрыть свои транзакции. Один из них – технология множественных кошельков, используемая компанией ХАМАСа, которая превращает каждый QR-код в виртуальную фиктивную компанию. Другой способ – использование так называемых миксеров и тумблеров, услуг, которые нарезают незаконные криптовалютные средства на кубики, смешивая их с другими, чтобы скрыть след к их первоначальному источнику. Третий способ – держать свой виртуальный кошелек в местах, где криптоактивность практически не регулируется; к ним относятся Африка, большая часть Азии и часть Южной Америки.

    Есть еще вариант использования так называемых анонимных криптовалют, таких как Monero и Zcash, которые обеспечивают большую анонимность. Но у них есть свои недостатки, говорит Кройтору.

    «Благодаря своей ликвидности биткоин по-прежнему является предпочтительной криптовалютой для незаконной деятельности, – объясняет он. – Хотя некоторые незаконные субъекты используют анонимные криптовалюты, чтобы затушевать свои транзакции, они не получили такого распространения, как можно было бы ожидать. Многие биржи исключили из своих списков анонимные криптовалюты из-за нормативных указаний, что делает их все более непрактичными».

    В целом, криптовалюта имеет для этих группировок свои недостатки. «Это не идеальная форма передачи денег, предназначенных для противозаконной деятельности. Наличные деньги для этой цели все еще остаются более предпочтительными», – сказал Кройтору.

    В поисках запасного пути

    Даже если террористической группировке удастся успешно привлечь криптофонды и скрыть тот факт, что они являются их владельцами, она все равно столкнется с проблемой, как потратить эти деньги на оружие или заплатить боевикам, не будучи разоблаченной.

    «Все равно нужно обналичить деньги, а мы еще не в том мире, где люди совершают серьезные транзакции в криптовалюте. Вам нужен выход к «живым деньгам», поэтому необходимо производить какой-то обмен», – говорит Ари Редборд из TRM Labs. TRM – одна из компаний, число которых растет на глазах, создающих инструменты для мониторинга транзакций биткоина через блокчейн.

    «По сравнению с реальными деньгами, криптовалютные транзакции в целом составляют очень малую долю от общего объема. Настоящее беспокойство вызывает то, что будет дальше – вот о чем думают сотрудники правоохранительных органов и регуляторы», – говорит Редборд, имея в виду новые технологии, которые позволят террористическим группировкам скрывать свои криптовалютные транзакции. «Финансисты террора попытаются использовать эту новую технологию, но это будет сопряжено с определенными трудностями».

    Вопрос в том, насколько быстро продвигаются финансисты террора и доступные им технологии. У Шиндлера это вызывает беспокойство.

    «Мы теряем возможность отслеживания финансирования в международном террористическом пространстве, – говорит он. – В случае, если при финансировании не используется биткоин, у нас нет технического решения даже для мониторинга перемещений. Возможно, в этой сфере происходит гораздо больше событий, которые мы не видим. Я предполагаю, что на данный момент движение денежных средств по виртуальным каналам не так велико, но это прекрасная валюта с большим потенциалом для финансирования терроризма. Все крупные террористические организации показали, что они заинтересованы в ее использовании».

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец». М.Р. AP Photo Adel Hana˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend