Тайная ядерная программа Катара

Тайная ядерная программа Катара

Более миллиарда долларов США было предоставлено Техасскому Университету A&M в Катаре (TAMUQ) от Qatar Foundation, принадлежащего катарскому режиму. Деньги платили в рамках контрактного соглашения об оплате исследовательских проектов. Однако некоторые из этих проектов могут иметь потенциал двойного использования и косвенно или прямо применяться в военных целях.

Опубликованный отчет Института изучения глобального антисемитизма ISGAP прямо озаглавлен: «Захват высшего образования, Катар, «Братья-мусульмане» и Texas A&M». Но Техасский университет опроверг информацию ISGAP, заявив: Texas A&M — один из шести американских университетов Дохи, поддерживающих образовательную часть двусторонних отношений между США и Катаром. Эта арабская страна имеет тесные связи с техасскими энергетическими компаниями, и там находится крупнейшая военная база США на Ближнем Востоке. В заявлении указано: «Несмотря на недавние сообщения в Интернете, Texas A&M в Катаре не предлагает программу по ядерной инженерии или какие-либо занятия по этому предмету.

Соглашения TAMUQ с Катаром непрозрачны. В контракте TAMUQ с Катарским фондом (QF) особо оговаривается, что интеллектуальная собственность на результаты исследований принадлежит доверенным лицам катарского государства.

Любопытно, что еще в 2016 году произошла непростая история борьбы за обнародование контрактов с Катарским фондом, в которой этот Техасский университет яростно бился за сохранение тайны. Потребовалось вмешательство журналистов Washington Post и даже давление со стороны генерального прокурора Техаса, чтобы контракт был обнародован. В нем черным по белому написано, что Катарский фонд «владеет всеми правами в отношении всех технологий и интеллектуальной собственности». Кроме того, согласно соглашению, катарский режим на основании контракта с Texas A&M имеет доступ к конфиденциальной информации о студентах.

ISGAP в своем анализе перечислил 58 исследовательских инициатив, значимых для национальной безопасности США из-за их потенциального двойного применения в гражданских и военных целях. Примечательно, что 10 из 58 проектов проведены одним профессором, рассказ о котором еще впереди .

Таким образом, существует связь между преподавателями TAMUQ и разработками в ядерной области, которую университет публично отрицает. Помимо простого размещения профессоров и проектов, связанных с ядерными исследованиями, TAMUQ является лучшим университетом в Катаре по ядерной инженерии, и занимает второе место по ядерной физике, согласно EduRank — независимому рейтингу примерно 14 тысяч университетов.

Помимо отмеченных 58-и, и другие проекты TAMUQ также могут иметь двойное назначение. Причем давно. Например, согласно Ежегоднику исследований TAMUQ аж за 2013 год, доктор Мохамед Аггур, профессор нефтегазовой инженерии, при поддержке Катарского национального исследовательского фонда (QNRF) занимался совместными исследованиями от имени Texas A&M в Катаре и возглавлял спонсируемый компанией Ras Gas исследовательский проект по эффективному способу обнаружения появления/присутствия пластовой воды в газопроводах. «Мы предлагаем концепцию, используя наш опыт в ядерной инженерии» – говорит Аггур.

Техасский университет A&M в Катаре создает устройство, которое может быть физически размещено на поточной линии, генерирующее нейтроны и измеряющее взаимодействие частиц с материалом внутри трубы, чтобы определить наличие воды. Аггур считает, что устройство будет предоставлять данные и информацию, полезные для работы на месторождении. Генератор нейтронов также обладает потенциалом для использования в качестве источника нейтронов в ядерном устройстве». Однако президент Техасского университета Марк Уэлш этого либо не знает, либо забыл, либо сознательно утаивает информацию.



Вот их ученые с ядерными/оборонными интересами (в документе ISGAP этот список длиннее, но научные интересы остальных можно посчитать менее опасными – прим. «Деталей»):

  1. Профессор Ильхам Аль-Карадави

Дочь покойного Юсуфа Аль-Карадави, неофициального главного идеолога «Братьев-мусульман», сторонника боевого джихада против США, Запада и еврейского народа, которому был запрещен въезд во многие западные страны. Ильхам Аль-Карадави — профессор физики в Катарском университете и адъюнкт-профессор физики в Техасском университете A&M в Катаре. За последнее десятилетие она создала позитронную лабораторию в Катарском университете и успешно построила первый медленный позитронный пучок на Ближнем Востоке.

Аль-Карадави сотрудничает с ЦЕРН в рамках эксперимента AEGIS по производству частиц и ядерных технологий. Ранее была членом Национального комитета Катара по радиационной защите. Аль-Карадави участвовала во многих исследовательских проектах, которые финансировались фондом, являющимся основным донором TAMUQ. Ильхам Аль-Карадави также представляет Катар в региональном проекте технического сотрудничества Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) по обучению в области ядерной энергетики.

Согласно ее резюме, некоторые из областей работы Ильхам Аль-Карадави включают ядерные и радиационные исследования и их применение. Она ведущий главный исследователь в сотрудничестве с Центром исследований тяжелых ионов имени Гельмгольца по ядерной/радиационной тематике.  Участвует также и в эксперименте на Большом адронном коллайдере в ЦЕРНе по изучению ядерной физики высоких энергий.

  1. Доктор Отман Бухали

Вот еще один профессор, проводящий исследования в области, которой, по словам TAMU, не существует. Согласно сайту TAMUQ, Бухали получил степень доктора наук в Университете Либре де Брюссель в 1999 году. В сферу его компетенции входят детекторы заряженных частиц, физика высоких энергий и медицинская физика, а также высокопроизводительные вычисления. Он директор отдела исследовательских вычислений и профессор-исследователь в Техасском университете A&M в Катаре.

  • Вот основные направления работ Бухали, которые могут быть использованы для создания ядерного оружия:
  • физика высоких энергий — изучение фундаментальных частиц и сил, составляющих материю и излучение. Эта область также изучает комбинации элементарных частиц вплоть до масштабов протонов и нейтронов;
  • моделирование по методу Монте-Карло — передовой класс компьютерных численных методов для проведения точного, количественного анализа рисков сложных проектов. Эта методология изобретена в 1940-х годах физиками, работавшими над Манхэттенским проектом по разработке атомной бомбы, с тех пор широко применяется во многих различных областях, например, может быть использована для проведения симуляций при разработке ядерного оружия.

Согласно анализу грантов, которые ISGAP определил как вызывающие опасения, Бухали отвечает за десять из них.

Катар заявляет об амбициях в ядерной области почти двадцать лет. Однако уточняет, что они не связаны с оружием. Хотя даже беглого знакомства с деятельностью TAMUQ достаточно, чтобы усомниться в правдивости заверений Катара. Последствия для национальной безопасности США и международной стабильности и безопасности очевидны. Texas A&M и его катарское отделение уже много лет предпринимают согласованные усилия, чтобы избежать и заблокировать усилия по раскрытию информации о соглашениях с катарским режимом и его доверенными лицами, а также — о предмете и характере исследовательских проектов.

Нателла Болтянская — по материалам ISGAP. Фото: AP Photo/Osama Faisal 

Новости

Погода в Израиле: очень жарко и сухо, но вечером похолодает
Пресс-секретарь ЦАХАЛа: "Мы не оставим камня на камне в поисках заложников"
11-й канал: в Израиле пытаются придумать новый план сделки с ХАМАСом

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

Израильский международный аэропорт готовится к рекордным нагрузкам

Уже в ближайшее воскресенье израильский аэропорт«Бен-Гурион» обслужит более 50 тысяч пассажиров, а спустя...

МНЕНИЯ