Wednesday 12.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Andrew Harnik
    AP Photo/Andrew Harnik

    Сверхсюрприз Байдена: Россия больше не сверхдержава

    Из новой внешней политики президента США Джо Байдена следует, что в мире есть две сверхдержавы – и Россия не является одной из них.

    В последние дни президент Байден встретился с премьер-министром Японии, наложил санкции на Россию и назвал дату отступления американских войск из Афганистана. Все эти шаги показывают, что Байден твердо настроен проводить внешнюю политику, которая будет отличаться от той, которую вел его предшественник.

    Президент Байден использовал минувшие выходные, чтобы впервые принять в Белом доме руководителя иностранного государства. Стоя рядом с премьер-министром Японии Йошихиде Суга, президент США объяснил, что эта встреча призвана выразить «железную поддержку Соединенными Штатами союза с Японией». Это был символический сигнал в сторону Китая, но в нем также скрывался важный урок для России – она перестала быть угрозой номер один для Америки.

    Корни новой эскалации напряженности между Белым домом и Кремлем кроются в отчете американского разведуправления, опубликованном в прошлом месяце, где Россия обвинялась в попытках повлиять на исход президентских выборов в США в 2016 и 2020 годах. Байден лишь усугубил напряженность, когда назвал президента Владимира Путина «убийцей». Это превратилось в прямое столкновение в ночь с 15 на 16 апреля, когда Соединенные Штаты объявили о ряде санкций против Москвы – высылке из Вашингтона десяти российских дипломатов и наложении санкций на 32 физических и юридических лица.

    В ответ Москва объявила в конце недели о высылке десяти американских дипломатов. Директор российской Службы внешней разведки Сергей Нарышкин сказал агентству ТАСС, что американские санкции – «недружественный и непродуманный шаг», и добавил: «Все мы понимаем, что взаимоотношения двух великих держав – США и России – во многом определяют уровень международной стабильности и безопасности».

    На беглый взгляд новый конфликт выглядит довольно старым: эти дипломатические танцы «двух сверхдержав» продолжаются десятки лет – с той разницей, что их скрытое противостояние стало явным. Но с точки зрения Байдена, в отношениях с Россией произошли принципиальные перемены, и он хочет привести их в действие. Санкции призваны продемонстрировать России американскую силу и в то же время прояснить то, что директор российской Службы внешней разведки, по-видимому, не понимает: верно, что в мире есть две сверхдержавы – но Россия уже давно не является одной из них.

    В речи Байдена, где он объявил о шагах против России, президент отметил, что беседовал по телефону со своим российским коллегой, чтобы заранее предупредить его о санкциях: «Я сказал Путину, что в ближайшее время его ожидает размеренная и пропорциональная реакция, потому что они вмешались в нашу систему выборов и это недопустимо. Соединенные Штаты не заинтересованы в новом витке эскалации напряженности с Россией. Я предпочел быть пропорциональным».

    Последние шаги, предпринятые США для наказания России, дают первичное представление о том повороте во внешней политике в целом и в отношении к России, в частности, который замыслил Байден. Его позиция носит ястребиный характер по сравнению с двумя его предшественниками, которые установили слишком низкую планку. Барак Обама привык реагировать весьма миролюбиво на любые случаи российской агрессии – от Украины до Ближнего Востока. А Дональд Трамп сделал еще один шаг вперед: он предпочел не слушать своих сотрудников разведки и раболепствовать перед Путиным.

    В любом случае, агрессивная позиция Байдена в сравнении с его предшественниками может ввести в заблуждение. Ему не нужна война – ни горячая, ни холодная. Прежде всего потому, что он хорошо понимает: Америка уже давно победила. Это ясно всем, кто видел Михаила Горбачева, который из правителя СССР в 80-х годах превратился в 90-х в презентера «Пиццы-Хат».

    Шаги и заявления администрации Байдена показывают, что он ищет новый силовой баланс. Верно, что он намного жестче своих предшественников в противостоянии русской угрозе, особенно в сфере кибербезопасности, но стоит обратить внимание на его постоянное использование слова «пропорции».

    Россия представляет угрозу Америке? Да. Самую большую угрозу? Однозначно – нет.

    Символический сигнал

    Решение провести праздничную пресс-конференцию с премьер-министром Японии на фоне обострения отношений с Россией стало символическим сигналом этих «пропорций». Другим намеком формируемой внешней политики Байдена стало его драматическое и символическое заявление о выводе американских войск из Афганистана до сентября этого года. «Пришло время закончить самую долгую войну в истории США, – сказал Байден. – Я уже четвертый американский президент, который командует солдатами в Афганистане. Двое республиканцев, двое демократов. Я не передам эту ответственность пятому президенту».

    Байден уже много лет заинтересован в отступлении из Афганистана: сначала – в сенатской комиссии по иностранным делам, потом – на посту вице-президента. Помимо принципиальной позиции против нахождения американской армии в Афганистане, он видит в этом также стратегическую проблему. Как тогда, так и сейчас, присутствие американской армии в этой стране стало, по его мнению, главной помехой на пути мобилизизации потенциальных союзников во всем мире.

    Отступление – это только средство. Сейчас Байден хочет направить основную энергию, внимание и средства на самую большую стратегическую угрозу в его глазах – взлет Китая как экономической и политической сверхдержавы. Опасение Китая – это главный двигатель и во внутренней политике Байдена тоже, во главе которой находится «Инфраструктурный план», разработанный на беспрецедентную сумму в 2 триллиона долларов. Инфраструктура, Япония и Афганистан – все они служат его цели конкурировать с Китаем.

    46-й президент США, чье политическое видение сформировалось, когда он служил в сенате в годы холодной войны, строит сейчас свою внешнюю политику в мире, который снова стал двухполярным – разве что на другом полюсе находится не Россия, а Китай. В этом понимание истоков его агрессивных шагов против России, которая скатилась до статуса вторичной угрозы. Санкции были призваны показать Путину, что администрация Байдена намного круче его предшественников, и он не потерпит российской агрессии. Но в них было и другое послание: когда на заднем плане угрожает Китай, России не стоит вести себя враждебным образом.

    «Сейчас время понизить уровень напряженности между государствами. Мы заинтересованы в стабильной и прогнозируемой системе отношений», – сказал президент США и определил место, отведенное им России в новом мировом порядке, который он хочет утвердить. По мнению Байдена, Россия может выбрать одно из двух – быть активным участником мировых процессов или строптивым государством. Он пояснил: «Если Россия продолжит вмешиваться в нашу демократию, мы предпримем новые ответные действия».

    С помощью комбинации дипломатии и санкций Байден надеется, что Путин усвоит перемену погоды. В любом случае непредсказуемый президент России еще способен смешать все планы Джо Байдена и затянуть его в новый конфликт. Такой сценарий вызывает два больших вопросительных знака.

    Первый – сам Байден, чья политика еще не прошла настоящей проверки действительностью. Второй, разумеется – Путин. Срок Байдена на посту только начался, и четыре года дадут ему достаточно времени для продвижения своей стратегии.

    Натанэль Шломович, «ХаАрец». Р.Р. На фото: президент Джо Байден и премьер-министр Японии Йошихиде Суга. AP Photo/Andrew Harnik˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend