Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    “Свадебные генералы” в израильской политике

    Парадокс состоит в том, что это – самые настоящие боевые генералы с погонами, высокими должностями и впечатляющим послужным списком. До тех пор, пока они не снимают форму, решив заняться политикой. Там-то они нередко превращаются из настоящих генералов в «свадебных».


    Мы не располагаем точной статистикой о том, как обстоит дело в других странах и других парламентах, но в Израиле это давно и хорошо известный факт – после демобилизации генералы очень любят переквалифицироваться в политиков.

    Не далее, как на прошлой неделе, 27 июля, в «ХаАрец» появилась статья политобозревателя 13-го телеканала Равива Друкера, приглашающего пойти в политику бывшего начальника генштаба Гади Айзенкота.

    Вы уже поняли, воскликнув: «Еще один бывший начальник генштаба!»


    В самом деле, в нынешнем кнессете их уже трое – такого урожая не было за всю историю страны. Теперь есть: генерал-лейтенанты Моше Яалон, Бени Ганц и Габи Ашкенази. Правда, после раскола в «генеральской партии» первый остался простым депутатом, а двое других стали министрами. Ганц – обороны. Ашкенази – иностранных дел.

    Нет, они – не первопроходцы. До них были другие бывшие начальники генштаба, сменившие военную форму на цивильный костюм депутата кнессета: Игаэль Ядин, Моше Даян, Ицхак Рабин, Хаим Бар-Лев, Мота Гур, Рафаэль Эйтан, Эхуд Барак, Амнон Липкин-Шахак, Шауль Мофаз. Из всего этого славного списка в живых осталось только двое – Барак и Мофаз. Первый все еще претендует на роль ветхозаветного пророка, и СМИ всегда к его услугам. Второй зализал раны после развала «Кадимы» и стал состоятельным пенсионером.

    Если же вернуться к составу нынешнего кнессета, там есть три  генерала: в коалиции – Йоав Галант, занявший пост министра образования. В оппозиции – член МЕРЕЦ, бывший замначальника генштаба Яир Голан и бывший начальник Управления кадров ЦАХАЛа Орна Барвивай («Еш атид»). Правда, ее коллега по партии Йоав Сегалович дослужился до генерала в полиции, но мы все же говорим об армии, не так ли?

    Перефразируя знаменитое утверждение теоретика военного дела Карла фон Клаузевица, «Война – ничто иное, как продолжение политики другими средствами», отставные израильские генералы идут в политику, чтобы продолжать войну другими средствами.

    Поэтому не удивительно, что на рубеже XX и XXI веков генерал запаса Ариэль Шарон сменил на посту главы правительства Израиля генерал-лейтенанта запаса Эхуда Барака.

    За все годы существования Израиля из семнадцати начальников генштаба двое (Рабин и Барак) занимали посты премьер-министров, шестеро – министров, и один был депутатом кнессета.


    Огромное число отставных генералов, прямиком пересевших в министерские кресла – беспрецедентное явление для демократического мира.

    Ицхак Рабин начал министром труда, племянник первого президента Израиля Эзер Вейцман – министром транспорта, Эхуд Барак – министром внутренних дел, Хаим Бар-Лев и Ариэль Шарон – министрами торговли и промышленности, Амнон Липкин-Шахак – министром туризма, Моше Даян и Рафаэль Эйтан – министрами сельского хозяйства. На втором этапе Рабин, Барак, Вейцман, Даян, Шарон и Ицхак Мордехай занимали пост министра обороны. На третьем этапе Рабин, Барак и Шарон стали премьер-министрами, а Вейцман – президентом Израиля.

    Мота Гур, ставший заместителем министра обороны в правительстве Рабина, не скрывал от журналистов своих политических амбиций, и на их вопрос, не собирается ли он стать главой правительства, ответил: «Во времена Бен-Гуриона, Голды, Эшколя и других основателей государства я о таком не осмелился бы даже мечтать. Но если Рабин может, почему я не могу? Мы же с ним из одного котелка хлебали».


    В самом деле, если одни генералы могут быть министрами иностранных дел и обороны (сегодняшний вариант), и даже главами правительства, почему другие генералы не могут испробовать свою силу в политике? Так что, если бы Израиль не был демократической страной, его сочли бы государством военной хунты.

    Отставных генералов всегда было много и на руководящих постах в разных партиях. Так, получивший в юности за худобу кличку «Ганди» бывший командующий Центральным военным округом генерал запаса Рехавам Зеэви создал ультраправую партию «Моледет» (родина) и стал одним из членов кабинета министров. Рехавама Зеэви убили террористы в 2001 году.

    Генералы запаса поочередно возглавляли партию «Авода» (Рабин, Барак).

    Включение в партийные списки имен известных генералов с различными политическими взглядами увеличивает популярность той или иной партии среди избирателей. Обилие отставных генералов в политике объясняется обостренным вниманием израильского общества к проблемам безопасности.

    Именно в армии налаживаются связи, облегчающие в дальнейшем переход в политику, но успехи на полях сражений не имеют ничего общего с политической деятельностью, а следовательно, не гарантируют успеха в новой карьере. В минуту откровенности один из отставных генералов признался, что после демобилизации ему понадобилось восемь лет, чтобы понять, где он живет. На что его коллега по партии сказал: «Если это так, он учится очень быстро».

    Армейская служба с ее непрерывной опасностью и противостоянием с противником укрепляет правые взгляды, но политика порой заставляет генералов менять их, чему есть не один пример: Даян, Рабин, Вейцман и Барак. Даян так и сказал: «Только осел стоит на своем, а политик меняет взгляды в зависимости от обстановки», и в 1977 году принял приглашение Менахема Бегина стать министром иностранных дел в его правительстве, уйдя из рядов родной «Аводы».

    Появление на политической арене отставных генералов, призывающих «разгрести Авгиевы конюшни», почти всегда вызывает у граждан позитивную реакцию: генералов не купишь и не проведешь — вот они и очистят нашу политику от грязи.

    Эти надежды обеспечили кратковременный успех партии ДАШ во главе с Игаэлем Ядином, «Цомет» во главе с Рафаэлем Эйтаном, и Партии Центра во главе с Амноном Липкиным-Шахаком и бывшим министром обороны Ицхаком Мордехаем.

    И что же? Все они довольно быстро разочаровали избирателей и развалились, доказав, что: а) принцип «один в поле не воин» верен как в армии, так и в политике, и б) военное маневрирование даже отдаленно не напоминает маневрирование политическое.

    Неизменным остается одно: генералы по-прежнему задают тон в политике, попадают в нее с удивительной легкостью после армии, мало что знают о проблемах израильского общества и продолжают мыслить по-военному, окружая себя верными оруженосцами, привыкнув отдавать приказы и ждать беспрекословного подчинения и исполнения. Но при этом они не умеют ни работать с коллективом, ни создавать коалицию, и в результате снова и снова проваливаются на политическом поприще.

    Разумеется, есть исключение – Ариэль Шарон, чей политический талант с присущим профессиональному политику здоровым цинизмом никто не будет отрицать. Но, как всегда, это исключение только подтверждает правило.

    Летом 2005 года кнессет принял закон о «генеральском карантине», суть которого в том, что, сняв армейскую форму, отставные генералы должны переждать два года, прежде чем  пойти в политику.

    По мнению генералов, это – вредный закон. По мнению действующих политиков — полезный, поскольку помогает избавиться от конкурентов на два года.

    Мнение израильского общества о «генеральском карантине» и его пользе для государства пока неочевидно, потому что за 72 года израильтяне привыкли смотреть на проблемы государства и пути их решения с узкой точки зрения «свадебных генералов», которые всегда побеждали на войне и всегда терпели поражение в политике.

    Владимир Лазарис, «Детали». На фото (справа налево): Ицхак Рабин, Эхуд Барак, Ариэль Шарон˜.
    Фото: Эяль Варшавский, Гиль Коэн Маген, Цвика Исраэли

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend