Monday 17.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Aleksey Nikolskyi Sputnik Kremlin Pool Photo via AP
    Aleksey Nikolskyi Sputnik Kremlin Pool Photo via AP

    Сумасшедшая семейка, сумасшедшая страна

    Вряд ли показания Нира Хефеца, которые он закончил давать на прошлой неделе, помогут стороне обвинения обосновать свой главный посыл о взяточничестве в «деле 4000», якобы имевшем место между Биньямином Нетаниягу и Шаулем Аловичем (в «деле 2000» показания Хефеца звучали куда более убедительно). Однако свидетельства Хефеца указывают на нечто куда более важное и существенное, чем обычное уголовное преступление. Скорее, надо говорить о выходящем из ряда вон событии, практически, одним из значимых событий десятилетия, если не более – это не смена Нетаниягу, но отстранение от власти семьи Нетаниягу.


    В показаниях Хефеца в суде вновь и вновь всплывали имена Сары и Яира Нетаниягу, хотя Хефец пытался смягчить описание степени их влияния, чтобы не давать повода для пикантных заголовков.

    Вот несколько примеров: о назначении Шломо Фильбера (который также стал государственным свидетелем) генеральным директором министерства связи – «Сара хотела, чтобы я стал генеральным директором, мне понятно, что она хотела этого. Но она в любом случае причастна к назначению… Биньямин Нетаниягу не мог бы это сделать без «зеленого света» от нее, и я могу привести еще двадцать таких примеров».

    Хефец также поведал, что, учитывая усугубляющийся критический настрой Яира Нетаниягу по отношению к сайту Walla и к супругам Алович, Сара Нетаниягу «попросила меня встретиться с Момо (имеется в виду Шломо Фильбер. – Прим. «Детали») и сказать ему, чтобы он прекратил… чтобы он, короче, перекрыл кран – это мои слова – Аловичу и компании «Безек». Я ответил ей: «Слушай, скажи об этом своему мужу, почему именно я должен идти?» И тогда она согласилась, что доведет до сведения Биби, и после этого я пойду».


    О вовлеченности Яира Хефец упомянул, что «он полностью взял на себя информационную политику отца» и даже изменил решения главы правительства в случае с размещением металлоискателей, установленных на Храмовой горе в 2017 году, а также по поводу встречи с охранником посольства в Иордании, который застрелил напавшего на него местного жителя, что способствовало возникновению напряженности в отношениях с иорданским правительством. «Я спросил Яира, собирается ли он учиться или работать в ближайшие годы, и он ответил, что, нет, не собирается, мол, хочет в ближайшие годы присматривать за политикой своего отца».

    Характеризуя общую динамику отношений в семье Нетаниягу, Хефец подчеркнул, что Яир и Сара Нетаниягу постоянно толкутся на улице Бальфур, ежедневно, «с утра до вечера, и это стимулирует их, и они становятся неотъемлемой частью процесса управления».

    Для всех, кто скептически относится к достоверности показаний государственного свидетеля, я могу добавить свидетельство одного из министров в правительстве Нетаниягу, который признался мне в приватной беседе, что Биньямин и Сара Нетаниягу – это, на самом деле, один и тот же человек в двух лицах; или привести в качестве примера высказывание другого министра, что Нетаниягу покидает зал, где идет заседание коалиции, общается со своей семьей – «и возвращается другим человеком». Могу также процитировать двух высокопоставленных чиновников из канцелярии премьер-министра, работавших там в разное время – они поведали мне, насколько далеко зашло участие супруги Нетаниягу во всем, что касается вмешательства в дела премьера и в различные назначения.

    Один из этих чиновников, который согласился со мной поговорить, чуть ли не дрожал от страха, боясь разоблачения, мне пришлось встречаться с ним в подвале офисного здания, и, признаться, меня даже смутила инструкция по маскировке, полученная мною от него. Это, к слову, было время, когда Нетаниягу казался непобедимым, и у меня сложилось впечатление, что страх перед его семьей был невообразим.

    Давая показания, Хефец заговорил о вспыльчивости Сары Нетаниягу, и судья Моше Бар-Ам спросил: «А важна ли эта информация для процесса в целом? Это что-то личное? Вы говорите уже четверть часа о Саре и Яире, которых нет в зале суда, и чем конкретно это может помочь?»

    Судья похож на человека, блуждающего в густом лесу, и ему нужен четкий ориентир, вот почему он настаивает на том, чтобы сосредоточиться на Биньямине Нетаниягу. Но главная история, которая вряд ли будет прояснена в суде, – что на протяжении многих лет, а в особенности с 2015 года, Государство Израиль захватила семья, чье поведение можно охарактеризовать, мягко говоря, как неадекватное, и уж точно не имеющее никакого отношения к демократической форме правления.


    Эта семья буквально свела всех с ума. Это не просто конкретная семья страдала обсессивно-компульсивным расстройством. Это было государство с обсессивно-компульсивным расстройством.

    Впрочем, я верю, что даже самые преданные сторонники Нетаниягу прекрасно осознавали эту патологию, но предпочли «зажать нос», чтобы не чувствовать вони и не признавать правды. Уверена, что где-то, в глубине подсознания, они вполне довольны тем, что кто-то другой сделал за них эту работу.

    Равит Гехт, «ХаАрец»  М.К. Фото: Aleksey Nikolskyi Sputnik Kremlin Pool Photo via AP˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend