Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Thaier Al Sudani, Reuters
    Фото: Thaier Al Sudani, Reuters

    Войны аятолл: может, Сулеймани заказали?

    Президент Ирана Хасан Роухани, казалось, был настроен решительно и угрожающе, когда заявил 3 января, что «великий народ Ирана и другие свободные страны региона» отомстят США за «преступное убийство» Касема Сулеймани.


    Однако скорбное выражение лица президента на фотографии, где он изображен выражающим соболезнование семье Сулеймани, вовсе не говорит о его сложных отношениях с командующим спецназом «Аль-Кудс». Так, согласно одному из сообщений от 2018 года, Роухани обрушился с резкой критикой на Сулеймани на встрече, где присутствовали высокопоставленные командиры Революционной гвардии, бросив в лицо генералу, что тот пытается «скрывать правду от президента и даже от верховного лидера». В ответ Сулеймани встал и вышел из кабинета.

    Нападки Роухани были вызваны тем, что Сулеймани не совсем точно описал неудачи Ирана на сирийском и йеменском направлениях, а самое главное – не обеспечил безопасность иранских инструкторов и солдат, находившихся на сирийской авиабазе Т-4, который Израиль дважды подвергал ударам с воздуха. В начале того же года во время пятничных молитв Сулеймани, встретившись с президентом, предупредил, что «было бы непростительной глупостью не увеличить бюджет «Аль-Кудс»». Угрожающий тон генерала не понравился Роухани - он отреагировал на повышенных тонах, и ссору удалось замять лишь благодаря вмешательству генерального секретаря Совета национальной безопасности Али Шамхани.

    Борьба за власть и влияние между Роухани и Сулеймани началась практически с того момента, когда Роухани был избран на первый срок в 2013 году, и ужесточилась во время спора по поводу ядерной сделки: Сулеймани категорически выступал против соглашения, и смирил свой норов только тогда, когда Али Хаменеи, верховный лидер Ирана, принял решение запретить публичную критику переговоров, так как сам одобрил ядерную сделку.


    Но инструкция Хаменеи далеко не всегда тщательно выполнялась. Открытый спор между Роухани и КСИРом в 2015 году указывает на разрыв между ними в целом, и «Аль-Кудс», в частности.

    Командующий иранским народным ополчением («Басидж»), бригадный генерал Мохаммед Реза Накди, не называя Роухани, высказался однажды довольно прозрачно, метя в президента: «Среди нас есть фальшивые революционеры, которые не поклоняются Богу и говорят о прекращении борьбы (против Запада), потому что неумны и утратили свой юношеский энтузиазм».

    Таким образом, Накди отреагировал на резкую критику Роухани в адрес радикального руководства и Революционной гвардии: «Сильны ли мы потому, что обладаем всеми видами оружия, но при этом зависим от других, чтобы обеспечить наши потребности в пшенице, ржи, мясе, растительном масле и сахаре? Есть те, кто думает, что поскольку у нас есть ракеты, мы сильны».

    Роухани жаловался Хаменеи на неуважение и нарушение его статуса со стороны КСИРа, но, как утверждали некоторые иранские источники, Хаменеи ответил, что не контролирует гвардейцев.

    Роухани прекрасно понимал, откуда дует ветер, но не прекратил критиковать оппонентов. В последние годы он поставил перед собой цель – ослабить экономическую мощь КСИРа, который по сути контролирует чуть ли половину всех объемов иранской экономики. Прибегая к такому же методу умолчания, как и Накди, президент подчеркивал, что «излишнее сосредоточение власти в одних руках ведет к коррупции».

    В КСИРе прекрасно поняли, в чей огород брошен камень, и соответственно отреагировали, угрожая, что раскроют коррупционные схемы, связанные с Роухани и его сообщниками.


    Но у Сулеймани были сложные отношения не только с Роухани - он конфликтовал также и со своим бывшим начальником Мухаммедом Али Джафари, возглавлявшим КСИР. Последний видел в Сулеймани не просто соперника, но яростного противника. В апреле 2018 года появились сообщения, что Хаменеи намеревался уволить Джафари и подчинить его Сулеймани, или - в другом варианте - уволить Сулеймани, объединив «Аль-Кудс» с КСИРом. Ни то, ни другое не сработало, Но Джафари, похоже, получил четкое представление о том, какой подрывной силой обладает Сулеймани, и, в конечном итоге, был прав. Уже в апреле 2019 года Джафари уволили, назначив вместо него Хусейна Салями. Близкий к Сулеймани, этот человек уже продемонстрировал, насколько жесткую позицию он занимает как против США, так и против Израиля, заявив, что эти страны «надо стереть с глобальной политической карты».

    Борьба эго и престижа, которой характеризуется политическое и военное лидерство в каждой стране, ставит вопросы о статусе и функционировании Революционной гвардии в целом и «Аль-Кудс», в частности. Стратегия, базирующаяся на идеологии, вряд ли изменится, равно как и заявленная политика Ирана, но баланс сил между военным и политическим лагерями может быть нарушен, что усилит один лагерь за счет другого.

    Если говорить о внутренней конкуренции, здесь безусловно не было равных Сулеймани. Он знал, как выбить бюджеты и получить поддержку, необходимые для «Аль-Кудс», иногда даже за счет бюджета иранской армии. Он уверенно действовал, понимая расклад сил на политическом поле и, не колеблясь, придерживался определенных границ между своим авторитетом и авторитетом политического руководства.


    Занявший его место генерал Исмаил Каани ничем примечательным в политике не замечен и неясно, кто его политические сторонники, без которых ему будет трудно поддерживать былую мощь «Аль-Кудс», как это делал Сулеймани. Способен ли Каани противостоять президенту Роухани и командующему КСИРа, или он станет послушным солдатом? Именно эти вопросы беспокоят руководство "Корпуса стражей исламской революции" и иранское правительство - возможно, даже больше, чем объявленная месть за убийство Сулеймани.

    Цви Барэль, «ХаАрец», М.К.

    Фото: Thaier Al Sudani, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend