Тайна волны самоубийств в Израиле

Первое «нормальное» десятилетие Государства Израиль охарактеризовалось эпидемией самоубийств.

Риск в сфере безопасности исчез. Во всех областях жизни ощущалось расслабление. В 1958 году государство отметило десятую годовщину и продемонстрировало свои достижения. Однако, похоже, что в это «нормальное» десятилетие многие испытывали эмоциональный стресс, беспокойство и меланхолию.

Одним из признаков мрачной атмосферы было относительно большое количество самоубийств, особенно, среди репатриантов из европейских стран. В конце 1950-х и начале 1960-х годов, по сравнению с предыдущими годами, наблюдалось увеличение процента самоубийств среди еврейских мужчин в возрасте 45 лет и старше. Около 60 процентов этой группы прибыли из стран Центральной и Восточной Европы. Количество самоубийств в те годы составляло 14-15 на 100 000 евреев – на 20 процентов больше, чем в предыдущее десятилетие.

По данным полицейских источников того периода, около 170-180 человек совершали самоубийство каждый год. По данным ЦСБ, число самоубийств достигло даже 190. В 1961 году, например, было зарегистрировано 180 самоубийств (мужчин и женщин) по сравнению с 139 в 1951 году и 119 в 1952 году.

Юридически, самоубийство считалось в Израиле уголовным преступлением до 1966 года.

В 1966 году была внесена поправка в уголовное законодательство, отменившая пункт «любой, кто пытается себя убить, будет обвинен в совершении преступления». Выражение обеспокоенности в связи с ростом числа самоубийств можно найти в статье из газеты «Прокурор» 1957 года, где была предпринята попытка изучить юридические и экономические последствия самоубийств.

В 1958 году руководители Ассоциации по улучшению психического здоровья, д-р Луи Миллер и д-р Авраам Вайнберг опубликовали объявление в газете «Давар», где выражается обеспокоенность по поводу увеличения числа самоубийств. Они призывали общественность проявлять большую чувствительность к одиноким и слабым людям, а власть – создать широкую сеть общественных объединений и консультаций. По их мнению, большинство самоубийц были новыми репатриантами, которые прибыли в страну с западным образом жизни, быстрыми социальными изменениями, большим напряжением, испытав сильное одиночество.

Число самоубийц достигло пика в начале 1960-х годов. В газетах «Голос народа» и «Давар» сообщалось о волне самоубийств в Тель-Авиве в период Рош-хаШана и в последующем месяце.

Одной из характеристик той волны самоубийств были семейные самоубийства. Они происходили, в основном, в семьях репатриантов из Центральной Европы. Журнал «Сей мир» утверждал, что после инцидентов «многие офицеры были вынуждены убрать оружие из дома, чтобы успокоить детей». «Профессионалы, — писал редактор журнала Ури Авнери, — утверждают, что для того, чтобы укрепить нарушенную нервную систему общества, необходим анализ психики общественности в Израиле».

Описания самоубийств в том десятилетии имели несколько характеристик:

1. Усиление паники в конце 1950-х годов, главным образом, вокруг случаев группового самоубийства: отцов, которые убили свои семьи или родителей, или покончили жизнь самоубийством все вместе. Это явление преобладало, в основном, в конце первого десятилетия и начале второго. Одним из самых известных случаев был доктор Мармут Хашавим, который убил свою семью и покончил жизнь самоубийством.

2. Внимание, уделяемое самоубийцам с уникальными жизненными историями – например,  офицеры, пережившие Катастрофу. Пресса и общественность поговаривали о тех, кто пережил Катастрофу и кончал с собой из-за депрессии, материальных трудностей или проблем с абсорбцией. Контраст между историей успеха и героизма Израиля и «темной тайной прошлого» — травмой Катастрофы или травмирующей репатриацией в Израиль — завораживал журналистов.

3. Тенденция выделять случаи самоубийц, которые бросались с высоких зданий, таких как отель «Хильтон» в Тель-Авиве или башня «Шалом», символизирующих успех градостроительства. Самоубийства под колесами поезда или автомобиля получали внимание, как случаи, характеризующие быструю модернизацию в Израиле.

4. Рост уровня жизни и морального гедонизма в 60-х годах у представителей среднего класса порой сопровождался долгами, сексуальными и семейными скандалами, что тоже приводило к самоубийству. Эти случаи описывались, как отражение моральных издержек материального успеха.

Не существует научно обоснованной теории причин и обстоятельств самоубийств, и мнения, выраженные здесь – это мнения современников в Израиле. Тем не менее, можно отметить несколько возможных причин резкого увеличения числа самоубийц в Израиле. Социологическое объяснение предполагает связь между быстрыми процессами модернизации и самоубийством. Израиль 60-х годов, «слишком давящий», шумный и нервозный, можно было охарактеризовать, как «перегруженное общество». Врачи и психологи выражали озабоченность тем, что стрессовый образ жизни приведет к самоубийствам тех, кто к этому склонен, и людей с травматическим опытом прошлого.

Другое объяснение видит связь между облегчением коллективных бедствий и увеличением числа самоубийств. Второе десятилетие после создания государства было относительно спокойным. Большинство самоубийц были взрослые репатрианты из Европы или сабры. Вероятно, многие из них по-разному пережили Катастрофу. Психолог Исраэль Орен утверждал в своем исследовании, что чем сильнее потенциальная угроза обществу, тем больше шансов, что все больше потенциальных самоубийц будут думать о суициде, но совершат его только тогда, когда угроза исчезнет.

Эти теории могут объяснить относительно большое число самоубийц среди тех, кто репатриировался в Израиль в 1940-х и 1950-х годах, но как объяснить многочисленные самоубийства среди сабров?

Можно предположить, что многие самоубийцы испытывали напряженность в Израиле с 1940-х годов: арабскую угрозу, опасность немецкого вторжения, период еврейского подполья, Войну за независимость и напряженность в сфере безопасности, которая продолжалась, по крайней мере, до Синайской кампании. Относительное затишье во втором десятилетии, возможно, и привело к увеличению числа самоубийств.

Одед Хейлбрунер, «ХаАрец», Л.К.

Фотоиллюстрация: площадь Дизенгоф в Тель-Авиве. Фото: Wikipedia public domain

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend