Воскресенье 29.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Omar Ibrahim, Reuters
    Фото: Omar Ibrahim, Reuters

    Судный день Ливана: демонстранты громят банки и магазины

    Улицы ливанских городов вновь охвачены огнем. Горят отделения ливанских банков с красивыми европейскими названиями, а пламя отражается в мириадах осколков, в которые превратились некогда нарядные витрины магазинов.

    Страна, которая некогда была банковской и туристической империей, «Швейцария Ближнего Востока», где в казино, ночных клубах и на горнолыжных курортах собиралась золотая молодежь со всего региона, стремительно идет ко дну. Падение Ливана было заранее предсказуемо. Почему же ливанцам не удалось спасти свою страну от краха?

    Страна-банкрот

    Демонстранты возвращаются на улицы Бейрута, Триполи, Захле и Сидона, несмотря на карантин и опасность заразиться коронавирусом. Многие из них говорят, что «корона» их страшит гораздо меньше, чем голодная смерть. На этот раз атмосфера на демонстрациях протеста уже не такая вальяжная и задорная, как осенью 2019, когда в поющих и танцующих ливанских демонстрантов влюбился весь мир. С тех пор прошло несколько месяцев, непопулярное правительство Саада аль-Харири ушло в отставку, новый кабинет возглавил малоизвестный политик по имени Хасан Диаб, но выхода из кризиса не нашел.

    За последние дни ливанский фунт подешевел чуть ли не вдвое, а цены на продукты резко выросли. Одновременно глава Центробанка Рияд Саламе запретил банкам выдавать валютные вклады их владельцам, и для многих ливанцев эта мера стала последней каплей. Ливанская валюта уже много лет нестабильна, поэтому очень многие держали свои вклады на валютных счетах. Теперь выясняется, что они могут получить их только в ливанских фунтах и только по самому низкому курсу.

    «Во всех странах службы безопасности защищают людей от воров, и только в Ливане мы защищаем воров от людей», - написал в «Твиттере» ливанец по имени Фади.

    Еще в январе 2020 выяснилось, что Ливан обанкротился. Хасан Диаб заявил, что страна не сможет выплатить задолженность по еврооблигациям, так как дефицит бюджета превышает сумму долгов почти вдвое. Потом началась эпидемия, и вскоре оказалось, что 75 процентов населения нуждаются в срочной финансовой помощи.

    Однако происходящее сейчас – всего лишь верхушка айсберга. Ситуация в Ливане начала резко ухудшаться еще 10-15 лет назад, на фоне неспособности политической системы сбалансировать себя и перманентного правительственного кризиса. Страна месяцами жила без правительства, затем без президента, затем опять без правительства из-за невозможности найти компромисс между ливанскими сторонниками и противниками сирийского режима. В 2005 году, после убийства бывшего премьера Рафика аль-Харири, после двух крупных демонстраций про-сирийский блок во главе с «Хизбаллой» получил название «Блок 8 марта», тогда как его противники, выступающие за вывод сирийской армии и прекращение сирийского влияния в Ливане, стали называть себя «Блок 14 марта».

    В том же 2005 году под давлением ливанских демонстрантов и международного сообщества Сирия вывела свои воинские подразделения из страны – но, тем не менее, сила и влияние «Хизбаллы» на внутриливанской арене продолжали расти. Во время кризиса 2008 года «Хизбалла» продемонстрировала, кто в Бейруте хозяин, и принудила премьера Саада аль-Харири, сына убитого Рафика аль-Харири, к капитуляции и сотрудничеству. С тех пор ливанский премьер, который, согласно ливанской политической системе всегда является мусульманином-суннитом, балансирует на тонком льду между «Хизбаллой» с одной стороны, и Саудовской Аравией, Европой и США – с другой.

    Замороженная ливанская политика, где и шага нельзя сделать, не наступив на чьи-то интересы, не способствовала росту экономики и развитию страны. Дело дошло даже до «мусорного кризиса» в 2015 году, когда муниципальные власти и государственные органы не смогли договориться об уборке мусора, и блестящий, нарядный Ливан на несколько месяцев погрузился в зловонное облако.

    Арабская весна, сирийская война, беженцы и война миров

    Ливанское двоевластие и стагнация и сами по себе могли привести страну к коллапсу. Но если добавить к этому потрясения «арабской весны», а затем и сирийской войны; волны беженцев, которые осаждали ливанские границы в поиске безопасности; ближневосточную «холодную войну» между суннитскими странами Залива и шиитским Ираном — становится ясно, что у Ливана просто не было шанса. К 400 000 палестинских беженцев добавился еще миллион беженцев из Сирии. Богатые туристы из стран Залива покинули страну, опасаясь за свою безопасность вскоре после того, как Катар был взят в блокаду арабскими странами. А растущее влияние «Хизбаллы» на правительство вылилось в снижении объема финансовой помощи Ливану странами Залива.

    Когда прошлой осенью ливанское правительство решило ввести налог на пользование мессенджером Whatsapp, протестные настроения и разочарование в политиках так обострились, что осталось лишь чиркнуть спичкой. Ливанцы требовали создания правительства технократов, борьбы с коррупцией и помощи малоимущим.

    Но разве коррупционная политическая система может создать независимое правительство технократов? И где взять деньги на необходимые реформы, учитывая, что Ливан шел к банкротству все последние 10 лет? На эти вопросы у толпы нет и не может быть ответов. Сермяжная правда заключается в том, что Ливан стал очередным ближневосточным рухнувшим государством.

    Чем положение в Ливане грозит Израилю? На данный момент гнев демонстрантов обращен против главы Центробанка Хасана Саламе, который считается доверенным лицом западных стран и Всемирного банка, а следовательно – «врагом простого люда». Большую роль в подстрекательстве против Саламе играет и «Хизбалла», используя его в качестве громоотвода. Осенью демонстранты выступали «против всех», сегодня же имя Насраллы практически не звучит на митингах даже в суннитских районах страны.

    Если Запад не предложит Ливану какой-либо выход, нынешний кризис может привести к тому, что в стране уцелеет только «параллельное государство» «Хизбаллы». С одной стороны, это возложит на нее дополнительную ответственность, но с другой – значительно усилит ее возможности. В условиях  вакуума власти ситуация может резко ухудшиться и в палестинских лагерях беженцев, где действуют все существующие террористические организации, и в приграничных с Израилем районах, что создаст дополнительную угрозу в сфере безопасности.

    Финансовые, гуманитарные и политические последствия ливанского коллапса, который может растянуться на длительное время, будут ощутимы по всему региону. Виной является устаревшая политическая система, медленное экономическое развитие, внутренние распри и региональные обстоятельства, которые ускорили процесс распада. Но необходимо осознавать: сегодня это — Ливан, а завтра на очереди могут оказаться Иордания или любая другая арабская страна. Ведь тот, кто не идет вперед — стремительно откатывается назад.

    Ксения Светлова, «Детали». Фото: Omar Ibrahim, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend