Суд в России подменен инквизицией, и прокуратура «шьет дело» еще одному правозащитнику

Суд в России подменен инквизицией, и прокуратура «шьет дело» еще одному правозащитнику

В России оштрафовали на 150.000 рублей (около 1500 долларов США) правозащитника, председателя совета правозащитного центра «Мемориал» Олега Орлова – за «повторную» дискредитацию российской армии. Прокуратуре этого показалось мало, «преступление»-то нешуточное: Орлов дважды выходил на одиночные пикеты, и даже написал статью в соцсети – потому она подала апелляцию, потребовав для 70-тилетнего обвиняемого реального срока: три года лишения свободы. Суд пока наказание менять не стал, а дело вернул на доследование — но это, увы, не конец истории.

Своим общественным защитником Орлов сделал Дмитрия Муратова, главреда «Новой газеты» и лауреата Нобелевской премии, который часто в судах отстаивает свободу слова и поддерживает невинно осуждаемых (например, его почти всегда можно видеть на слушаниях дела Беркович-Петрийчук. Такая форма защиты, помимо профессионального адвоката, в России предусмотрена Конституцией и разрешена Верховным судом, потому, несмотря на возражения государственного обвинителя, Муратов слово получил.

На свое выступление Муратов попросил всего 15 минут. Их оказалось достаточно, чтобы показать: все дело шито белыми нитками. Действия прокурора, пытающегося «добить» жертву, журналист сравнил с буллингом (агрессивным преследованием, запугиванием).

В основу обвинения легли лингвистическая экспертиза и показания свидетелей. Следствие заказало экспертизу в частную компанию, хотя, согласно Постановлению Верховного Суда России, судебная экспертиза по уголовным делам должна проводиться в государственных экспертных учреждениях. Муратов отметил: «В экспертизе (подчеркну — лингвистической!) мы с помощью дипломированных специалистов, кандидатов и докторов наук, лучших учителей школ обнаружили более 60 орфографических, синтаксических, пунктуационных ошибок. Уровень экспертов-лингвистов Крюковой и Тарасова, если б они сдали эту работу в рамках ЕГЭ, оценили бы в 2 балла».

Эксперты решили обвинить правозащитника в распространении «стереотипов» — например, о том, «что военные действия не должны касаться гражданского населения, гражданской инфраструктуры, военные не должны осуществлять противоправных действий». И пришли к выводу: «Автор осуществляет дискредитацию СВО» — то есть эксперты сами дали юридическую оценку действий автора текста, что недопустимо.  Муратов также напомнил, что ранее именно этих экспертов минюст признал неквалифицированными, а их экспертиза по другому делу была сочтена некомпетентной.

Не оставив камня на камне от этого оплота обвинения, Муратов взялся за свидетелей. С Орловым оба не знакомы — зато, как выяснилось, являются его политическими оппонентами. «”Мемориал” борется за реабилитацию жертв политических репрессий, а оба свидетеля состоят в организации, которая считает разоблачение сталинизма «информационным оружием», которое якобы «развалило СССР». И прямо в этом, в разоблачении Сталина, они и обвиняют Орлова!

Начали халтурить с экспертизы – надо и тут. Свидетелей Мироненко и Бохонько допрашивали, согласно материалам дела и показаниям, данным ими в суде, по отдельности и в разные дни. Однако их показания абсолютно, буквально идентичны. Как синхронное плавание. Протоколы их допросов различаются лишь установочными данными и датой. Математическая вероятность такого совпадения – менее одного миллионной доли процента! В природе такие совпадения не встречаются».

Обвинитель хочет посадить 70-летнего Орлова в лагерь «за политическую и идеологическую ненависть к Российской государственности», хотя в УПК РФ это понятие не расшифровано, да и усмотреть «ненависть» в словах и поступках подсудимого невозможно. «Это маниакальная приверженность практике сталинского правосудия – сажать за мысли. Сажать за ненасильственные преступления, — заявил Муратов. – Это требование – прямая реабилитация троек, палачей, репрессий сталинизма.

Муратов
Дмитрий Муратов. Фото: AP/Alexander Zemlianichenko

Орлова сажают за слова. А совсем недавно член правящей партии, генерал Гурулев заявил, что «процентов 80 поддерживают президента, а процентов 20 оставшихся надо как-то уничтожить». 20% – это 30 миллионов россиян. Вот это ненависть так ненависть! Но МВД посчитало, что призыв к уничтожению 20 процентов россиян – высказывание личных убеждений. Не более! А Орлова, значит, надо сажать…

Я постарался найти аналог такому предложению прокуратуры – ужесточить приговор не на основе доказанных фактов, а по подозрению. И я нашел. В трактате инквизиции «Молот ведьм», написанном инквизитором Генрихом Крамером. По Крамеру, для того чтобы отдать человека под суд и казнить, требовалось 4 обстоятельства.

Первое – обвинение в ереси, то есть в том, что подсудимый высказал мнение, противоречащее действующей идеологии.

Второе – «дурная молва», показания не менее чем двух свидетелей (как у нас).

Третье – помощь, оказанная обвиняемым другим людям (любая, хотя бы врачебная). Тут как раз пригодится эпизод, когда Орлов обменивал себя на заложников и тем самым спас 1500 человек в захваченной боевиками больнице в Буденновске. Помогал людям! Спас 1500 человек, и рожениц, и младенцев!

Четвертый признак совсем средневековый – способность не тонуть в воде. Но и он подходит! Орлов же байдарочник!

Прокуратура, следуя не действующему в РФ закону, а средневековым технологиям обвинения, хочет изменить приговор по обстоятельствам, не изученным в суде. Это говорит о неслыханном неуважении к суду, которому отводится роль нотариуса для заверения косяков следствия и паленого содержимого экспертизы.



Прокуратура заказывает приговоры как доставку еды на дом – по своему вкусу. Она, прокуратура, не законом руководствуется, а своими представлениями о возмездии и справедливости. Не правом, а понятиями. Это же, извините, какое-то «слово пацана»!

В обвинительном заключении указано, что Орлов состоит на учете нарколога и психиатра. Но – нет, ни на каком учете он не состоит. «Это было вписано в обвинительное заключение, чтобы уничтожить его как личность. И это тоже прием инквизиции», — сказал общественный защитник.

Дело Орлова, лауреата премии «За свободу мысли» им. А. Сахарова, не закрыто, а лишь возвращено судом на доработку. Завершая свою речь в суде, Муратов сказал: «Я уговаривал Орлова, — практика и мой опыт подсказывают, что его решили посадить, закрыть, — что пока он на свободе, лучше уехать. А не собирать сумку и не приходить сегодня с ней в суд. Орлов мне отказал. Он сказал, что он русский интеллигент и не собирается предавать свои ценности. Я убеждал его, что это доставит наслаждение всем тем, кто подделывает результаты следствия. А он говорит, что убеждения, ценности, честность, принципиальность – то, с чем он не может расстаться… Я передаю Орлову Конституцию. В его сумку, собранную для тюрьмы. Им сидеть вместе».

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: AP Photo/Dmitry Serebryakov

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Cирийские СМИ: Израиль атакует цели в Дамаске
Новый российский фейк: Яд Ва-Шем искажает историю в угоду Украине
Взрыв автомобиля в Лоде: за несколько секунд до этого рядом с машиной проходили дети (видео)

Популярное

Все остается в семье: как сыновья Либермана стали богатыми людьми

Сыновья Авигдора Либермана разменяли лишь четвертый десяток лет, но уже успели делать бизнес с Россией...

Самолет компании «Эль Аль» попытались отклонить с маршрута, взломав сеть связи

18 февраля серьезный инцидент произошел на рейсе израильской авиакомпании «Эль Аль» с острова Пхукет в...

МНЕНИЯ