Су-57 в Сирии улучшают образ Путина

На прошлой неделе Россия направила четыре своих истребителя Су-57 производства ОКБ «Сухой» в Сирию. Они приземлились на авиабазе Хмеймим.

Свой первый полет Су-57 совершил восемь лет назад, в январе 2010 года, и с тех пор проходил обкатку — подобно любым другим новейшим системам вооружения, требующим отладки всех составных частей.

За все это время, согласно информации в открытом доступе, было произведено десять подобных «летальных аппаратов». Однако поставки главному заказчику – ВКС России – так до сих пор и не начались.

Обладая особой аэродинамической формой и специальной обшивкой, Су-57 — по сути, первый русский истребитель-невидимка. Но почему Кремль предпринял беспрецедентный шаг по отправке четырех столь ценных самолетов в Сирию? Почему прервал программу летных испытаний еще до того, как Су-57 достиг уровня своих первоначальных оперативных возможностей?

Нет никакого — ни тактического, ни стратегического — объяснения этому шагу. Как и другие истребители-невидимки, в Су-57 для минимизации его радиолокационной «заметности» основную нагрузку, связанную с оружием, переместили во внутренние отсеки. Это ограничивает количество ракет «воздух-земля», которое истребитель может нести — поскольку, помимо них, на борту также должны находиться и ракеты класса «воздух-воздух» для самообороны. И это обстоятельство делает Су-57 крайне неэффективным, если задействовать его для бомбардировок Гуты и Идлиба.

Вообще следует заметить, что истребители-невидимки, как правило, оптимизированы для обнаружения важных стратегических объектов или целей, защищенных несколькими зенитными батареями. Чтобы используя свои функции «невидимки», обходить радары, уклоняться от обнаружения и наносить точные, поражающие удары. Все эти возможности не имеют никакого отношения к рутинным авиа-вылазкам русской авиации в Сирии, которые ограничиваются бомбежкой больниц и пекарен.

Разрозненные группы повстанцев не обладают какими-либо мощными системами ПВО. Максимум, что эти повстанцы могут – использовать зенитно-ракетный комплекс «Стрела», произведенный в советские времена; с помощью которого они и добились определенных успехов в борьбе с воздушными аппаратами, летящими на малой высоте. Но это едва ли сдержало россиян, которые обычно бомбят объекты с высоты, недоступной «Стреле». То есть, Су-57 вовсе не нужен для того, чтобы уничтожать «Стрелу», подавляя ее незначительное сопротивление.

Ряд экспертов попытались объяснить сам факт появления в Сирии четырех новейших истребителей тем, что, дескать, россияне хотят «обкатать» экипажи самолетов и ремонтные бригады в боевых условиях, помочь им набраться опыта. Однако на данном этапе это объяснение лишено всякого смысла, учитывая, что Су-57 до сих пор не принят на вооружение ВКС России и не вступил на дежурство в авиаэскадрильях. Да и российские летчики по-прежнему не обладают базовыми знаниями о том, как должны работать истребители-невидимки при проведении операций. Необходимые навыки не приобретаются просто так, это требует многих месяцев упорной работы.

В последние дни появилась еще одна версия: Су-57 переброшены в Сирию, чтобы противостоять еще одному возможному авиаудару США по российским наемникам в восточной Сирии — как это случилось в начале февраля, когда в результате налета, как предполагается, более двухсот наемников из ЧВК «Вагнер» были убиты. Но и эта версия представляется более чем диковинной.

Если даже – чисто гипотетически! — такое и произойдет, то силы явно будут неравны, когда давно уже проверенные в боевых условиях истребители F-22 столкнутся с четырьмя Су-57, которые никогда не тестировались в реальном режиме. Последнее, что планирует Кремль — так это идти на риск уничтожения в Сирии своего самого современного самолета.

Задействование «Сухих» последней марки не только вызовет задержки с тестовой программой, но и выполняемые ими в Сирии полеты ничего не дадут, так как не отвечают условиям и не будут осуществляться с помощью откалиброванных телеметрических приборов. Кроме того, это подвергает опасности Су-57 еще в нескольких аспектах. Любая радиолокационная система в радиусе 400 километров от Хмеймим — а их очень много, и значительная их часть была доставлена силами НАТО в минувшие выходные — будет сосредоточена на обнаружении Су-57, на его «считывании».

Прибытие Су-57 в Сирии аналогично, скорее всего, отправке в Средиземное море в ноябре 2016 года единственного российского авианосца «Адмирал Кузнецов». Россияне хвастались, что за короткое время он достиг побережья Сирии, и его авиация атаковала «тысячу целей». Однако западные разведывательные службы, которые отслеживали данную операцию, полагали, что у истребителей, установленных на палубе авианосца, едва ли хватило возможностей для выполнения полного цикла полета, включая взлет с бомбами на борту, осуществление намеченного удара и возвращение обратно на судно после завершения поставленной задачи. Скорее всего, это был всего-навсего обычная реклама, не имевшая никакого военного значения и обернувшаяся падением в море двух истребителей.

Однако, по крайней мере, «Адмирал Кузнецов» — это военный корабль со стажем, способный совершить путешествие за три моря. А Су-57 –новый, еще не испытанный и не доведенный до совершенства самолет. Чтобы увидеть хоть какой-то смысл в его использовании, надо соотнести появление Су-57 в Сирии с внутриполитическим российским календарем.

Сирийская кампания утрачивает популярность в России, где 18 марта граждане пойдут выбирать президента. Понятно, что в любом случае Путин не проиграет, у него нет серьезных конкурентов. Но и такая победа нуждается в «подпитке». Путин должен не просто победить, а прийти к власти в новом образе, на мощной эмоциональной волне, сопровождаемой хором националистов и песнями, приличествующими восхождению царя.

И разве может быть что-то лучше для образа, чем новейшие российские самолеты, способные погрузить врага во мрак и забвение?!

Нет никакой другой мыслимой причины отправлять Су-57 в Сирию, кроме той, что призвана подчеркнуть вящую славу Владимира Путина. Семья на востоке Гуты, похороненная ударной взрывной волной от бомбы, сброшенной российским самолетом, никогда не узнает, что стала первой в истории гражданской целью истребителя-невидимки. Однако эти погибшие предоставили фон для бодрых съемок российского телевидения.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец». М.К. Фото: Эяль Варшавский

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend