Tuesday 30.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Слово, которое Нетаниягу боится произнести

    «А где у нас Лапид?» – ехидно спрашивает Нетаниягу покровительственным тоном в новом предвыборном ролике. И отвечает: «Он прячется, потому что не хочет, чтобы вы знали, что единственный вопрос на этих выборах, кто будет следующим главой правительства – Я или Лапид».


    Нетаниягу продолжает нагнетать страсти и предсказывает сценарий конца света: «Если вы проголосуете за другие партии, Лапид будет главой правительства. Если останетесь дома и не проголосуете за «Ликуд», Лапид будет главой правительства. Вы решите – Я или Лапид?»

    С точки зрения Нетаниягу, ответ на его вопрос очевиден. Но если соскрести с Нетаниягу слои пафоса, баритонального наигрыша и чрезмерной самоуверенности, мы поймем, что Лапид тут вообще ни при чем. Он просто засел в подкорке того, кто правит страной уже 12 лет подряд. «Лапид» – это та замена, которой пользуется Нетаниягу, чтобы описать нечто совсем иное –  тот сценарий полнейшей катастрофы, который он даже не может назвать своим именем – причем, не только нам, зрителям, но даже самому себе.

    Призадумайтесь о себе и обо всем, что вы пережили за минувший год. Вспомните также, что вы делали три, пять, десять лет назад, и попытайтесь прокрутить в голове все события, поворотные моменты, экономические решения и душевные потрясения в вашей жизни – сколько раз меняли квартиру, сколько раз переходили с одной работы на другую, где и чему учились, куда переезжали и с какими начальниками имели дело.


    А теперь представьте себе человека, который с 60 лет до 71 года находится на одном и том же месте и считает себя всемогущим. Он уверен, что без него государство не выживет. Он не виноват – мы, граждане, приходя раз за разом на избирательные участки, убедили его, что продолжение его власти необходимо и даже вечно. Мы и только мы привели к тому, что Нетаниягу уже перестал быть обычным человеком. А со временем и с появлением обвинительного заключения Нетаниягу окончательно уверовал, что государство – это он.

    Когда Нетаниягу спрашивает нас в видеоролике снова и снова: «Я или Лапид?», он видит перед глазами самую большую битву своей жизни. Никогда еще он не стоял против таких полюсов: «Я» означает власть, огромную силу правления и возможность делать в стране все, что ему вздумается.

    «Лапид» – кодовое название ада, конца власти, превращения Нетаниягу в обычного человека, а то и попадания в тюрьму.

    Нетаниягу дает нам две возможности – выбирайте между единственной вещью, которую я знаю, и между кошмаром, который я даже не в состоянии вообразить. Он подкалывает Лапида, что тот, мол, прячется, но на деле это глава правительства прячет от нас (и, может, гонит от себя эту мысль) ужасающий страх того, что с ним может случиться, если впервые с 2009 года мы его не выберем.

    Попытайтесь вспомнить судебный процесс Хосни Мубарака, который занимал пост президента Египта 30 лет и ровно 10 лет назад превратился из правителя в зэка. Народ его свергнул. Положение Нетаниягу не сильно отличается: правда, форма правления у нас иная и Израиль – пока еще демократия, но председатель «Ликуда» знает, что 23 марта народ может сорвать с него старое платье короля.

    Из правителя он может превратиться в подсудимого гражданина, а потом, может, и в заключенного. Так что выбор таков: либо «Я» – продолжение пребывания на улице Бальфура с ежедневным самолюбованием в зеркале, как будто ничего не случилось, или «Лапид» – землетрясение, «гражданка», тюрьма.


    Он просит нас выбрать «ради вас самих, ради ваших детей, ради нашего государства», но думает только об опасности, перед которой окажется, если впервые за 10 лет наутро после выборов больше не будет «Я».

    Нетаниягу боится не только приговора – он просто не в состоянии представить себя в таком положении. У него нет «Я», которое не является главой правительства Израиля.

    Об этом он не будет говорить и всякий раз переведет разговор на другую тему, как только интервьюер попытается направить беседу в этом направлении. Тюрьма? Что ему до этого? Он хочет, чтобы мы думали, что от него это так же далеко, как Новая Зеландия – от Израиля. Но чем больше он пытается сменить тему разговора и отогнать от себя подобные мысли, тем больше мы понимаем, до какой степени эта угроза реальна и осязаема.


    «Лапид» – это замена самого страшного слова. Нетаниягу не осмелится его произнести, но мы можем. Или Нетаниягу, или тюрьма.

    Ури Тальшир, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Моти Мильрод.˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend