Wednesday 26.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Mahmoud Illean
    AP Photo/Mahmoud Illean

    Столкновения на юге Израиля – бомба замедленного действия для правительства Беннета

    После ночного метания камней, в результате которого были перекрыты основные транспортные артерии Северного Негева, к рассвету обычное движение на трассах восстановилось. Полиции даже не пришлось регулировать или охранять транспортные развязки. Вспышка насилия – это ночной ритуал. В дневное время шоу возвращается на окраину бедуинской деревни Сава.


    В течение последних двух недель Еврейский национальный фонд («Керен каемет ле-Исраэль», ЕНФ-ККЛ), который управляет большей частью государственных земель Израиля, проводит «посадку деревьев», или «сельскохозяйственные работы», недалеко от Савы, на невысоком холме напротив «непризнанного» района племени аль-Атраш.

    Деревья якобы высаживают для того, чтобы «обезопасить» землю от бедуинов и помешать им расширить незаконное строительство в этом районе. Но более того, таким образом государственные органы, ЕНФ-ККЛ, Земельное управление Израиля (ЗУИ) и полиция демонстрируют «мешилут» – ивритский термин, объединяющий два понятия: управление и суверенитет. Иными словами, это демонстрация того, «кто в доме хозяин».

    Речь не идет об одном из знаменитых лесов ЕНФ, которые покрыли зеленым одеялом большую часть израильской сельской местности.


    В прошлом году Общество охраны природы Израиля обратилось в Высший суд справедливости, утверждая, что посадки в Саве наносят вред экосистеме пустыни Негев, и проиграло суд. Это «временные посадки», направленные на «защиту» земли от бедуинов, которые на нее претендуют: согласно их утверждению, эти места принадлежат им исторически – они пасли на них скот, а теперь на этой земле их следующее поколение построит свои дома. ЕНФ и Земельное управление проводили временные посадки в течение десятилетий, обычно тихо, а иногда в жестоких столкновениях с бедуинами. Что изменилось в 2022 году, так это то, что впервые в истории Израиля бедуины фактически имеют представителей в коалиции в виде партии РААМ, которые могут угрожать падением правительства.

    Это не означает, что правительство собирается отказаться от демонстрации своей хозяйской руки в Негеве. В конце концов, в коалицию входят такие убежденные правые, как министр строительства Зеэв Элькин, контролирующий  Земельное управление Израиля, и министр внутренних дел Айелет Шакед, которая две недели назад дала зеленый свет на проведение работ. Кроме того, руководство ЕНФ, от председателя до самого верха, настроено весьма националистически и включает в себя множество представителей оппозиции, которые были бы счастливы видеть, как это правительство падет. Так что эта демонстрация силы – для всех. Даже если речь идет о  весьма ограниченном дневном суверенитете.

    AP Photo/Mahmoud Illean

    Машины для земляных работ, которые использует ЕНФ, каждое утро заново привозят на место работ. Если их оставить на месте, их сожгут. Длинные желтые грузовики, которые их перевозят, весь день стоят на стоянке на 31-м шоссе, ожидая, когда перед закатом их нужно будет вывезти в безопасное место. Тем временем бульдозеры разравнивают землю за пределами Савы; их охраняют две сотни полицейских в экипировке спецназа, которых с воздуха поддерживают два беспилотника, а также четыре конных полицейских плюс экипажи дюнных багги. На другой стороне – примерно столько же молодых людей, лица которых закрыты куфиями, и несколько пожилых активистов и местных политиков.

    Шоу начинается в десять утра с нескольких камней, брошенных в сторону полицейских; офицер кричит им через громкоговоритель, чтобы они «держали прямую линию», и они начинают продвигаться вперед. Но не успеют они и немного продвинуться, как из-за холма вылетают дюнные багги, накрывая протестующих завесой пыли. Полиция проворно выхватывает из толпы несколько «подозреваемых» участников протеста и валит их на землю. Затем полицейские швыряют несколько светошумовых гранат, и толпа быстро рассеивается. Сцена этого в основном театрального противостояния занимает около 20 минут; реального насилия тут немного. Офицер приказывает полицейским вернуться на исходную линию, и они отступают под аплодисменты местных жителей. «Слава полиции, – кричит один из них. – Уважуха полиции за арест семилетнего ребенка! Слава Государству Израиль!»

    AP Photo/Mahmoud Illean


    Трудно преувеличить, насколько искусственны разборки между представителями государства и его бедуинскими гражданами. В пьесе «Кто в Негеве хозяин» все – актеры. И евреи, и бедуины. От бедуинов, символически бросающих камни, до бедуина же полицейского, который полчаса спустя, когда каски сняты, шутит с ними, и полицейских, толпой возвращающихся к грузовикам, доставившим им обед. Даже те рабочие, которые посадили жалкий рядок «деревьев», эти саженцы с едва проклюнувшимися веточками, которые уже гнутся к земле в своих жалких маленьких ямках – это два бедуина из соседнего племени. В любом случае через несколько часов, как только сядет солнце и полиции почти не останется, эти несчастные маленькие тамариски будут выкорчеваны. Им никогда не стать взрослыми деревьями. Все они отслужили свое. Как и местные политики.

    Одна группа – это местные бедуинские политики, которые, демонстрируя силу и  крепко стоя на «исторических бедуинских землях» дают интервью, но затем начинают спорить между собой о том, кого винить – «Объединенный список» Аймана Уды и то, что он не вошел в правительство, и не имеет большего влияния, или РААМ Мансура Аббаса.

    Партия РААМ вошла в правительство, но не помешала ни посадке деревьев, ни еврейским политикам правого толка, которые приходят на другую сторону участка, чтобы сфотографироваться, и обещают бороться за то, чтобы евреи продолжали сажать деревья в Земле Израиля. Во вторник, 11 января, приехала парламентская фракция «Ликуда», которую ничуть не волновал тот факт, что не кто иной, как правительство «Ликуда», менее двух лет назад, уступив давлению, приостановило «сельскохозяйственные работы». Это не помешало их лидеру Биньямину Нетаниягу направить их сюда, чтобы нагнетать напряженность. В среду, 12 января, сюда явился проповедник превосходства евреев Итамар Бен-Гвир – с пистолетом за поясом и тремя саженцами, которые он посадил рядом с местом проведения работ, а затем дал ряд интервью жадным до его  провокаций израильским СМИ.


    Бен-Гвир, как и ЕНФ, получил специальное раввинское разрешение на посадку деревьев в год шмиты, когда земля, согласно Торе, должна оставаться под паром. Потому что, когда на карту поставлено главенство, Тору можно отложить в сторону. Как бы то ни было, длинная рука Бога – точнее, то, как она являет себя в небе над Негевом в виде взлетающих с близлежащей авиабазы и с ревом проносящихся над головой самолетов F-35 израильских ВВС, демонстрирует свою силу и на уровне глаз. Возможно, истребители-невидимки смогут долететь до Ирана и обратно, но они не смогут помочь решить самую вопиющую проблему неравенства в израильском обществе.

    Дело не в том, кто будет пользоваться землей – бедуины или евреи. Деревья тут – временные, и они не изменят фактов на земле. И если бедуины сохранят к ней доступ, то «непризнанные» деревни останутся нищими трущобами до тех пор, пока племена и правительство не придут к действенному решению по долгосрочному сельскому и городскому планированию в Негеве.

    Если какое-либо израильское правительство и способно на это, то именно нынешнее, с его уникальным составом правых, центристов, левых и исламистов. Вместо этого, возможно, этот вопрос приведет к его краху.

    В течение недели РААМ угрожал прекратить голосование с правительством, если посадки продолжатся. Независимо от того, сколько финансирования и законов они надеются получить, заседая в коалиции, они не могут позволить себе продолжать это шоу. Это может дорого обойтись им на следующих выборах, и «Объединенный список» уже извлекает выгоду из этого события. Но Элькин и Шакед в страхе бегут от правых социальных сетей, которые обвиняют их в том, будто они «продались "братьям-мусульманам"».

    Когда в среду, 12 января, в сумерках на сцену должен был опуститься занавес, был найден компромисс. Работа будет приостановлена до «достижения договоренностей». Мансур Аббас мог заявить, что победа в этот день осталась за ним; в то время как Элькин утверждал, что плана продолжать работы после среды и вовсе не было. И это притом что всего за несколько часов до этого председатель ЕНФ Авраам Дувдевани сказал в интервью, что работы планируется продолжать «в течение длительного периода».

    Коалиция пережила еще один кризис, но, в отличие от предыдущих, он не сблизил ее членов друг с другом. Игроки вернутся для нового акта этого фарса, а бомба, заложенная под коалицию, продолжает тикать.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Mahmoud Illean √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend