Можно ли верить предвыборным опросам

Чем ближе выборы, тем чаще в СМИ публикуются результаты соцопросов. Но стоит ли им верить? На этот вопрос «Деталям» ответил Камиль Фукс, профессор факультета точных наук тель-авивского университета — специалист по вопросам статистики. Исследования общественного мнения под его редакцией часто публикуют газета «ХаАрец» и 10-й телеканал.

— Опросам можно доверять. Но зная, что они достоверны именно на момент их проведения. Они не всегда являются прогнозом результатов выборов, — сказал Камиль Фукс. — Люди в любой момент могут изменить свое мнение. Зачастую так в самом деле и происходит, в том числе – в сам день выборов. Есть исследования, которые утверждают, что 13 процентов избирателей решают, за кого голосовать, уже прямо на избирательном участке, выбирая бюллетень.

Другая погрешность вызвана тем, что некоторые группы населения менее склонны отвечать на вопросы социологов, чем другие. Например, в опросах соглашается участвовать меньший процент ортодоксов, по сравнению с другими секторами. Хотя это не такая уж большая проблема, потому что мы умеем анализировать результаты, и экстраполировать их на мнение всей группы.

Поэтому необходимо следить за результатами опросов на протяжении некоторого времени. Тогда они показывают, как изменяются мнения людей, и дают нам возможность проверить тенденции. Например, сразу после праймериз в «Аводе» у «Еврейского дома» в опросах было 24 мандата, а потом несколько раз подряд количество снижалось, пока не достигло всего 11-ти в последнем исследовании. Эти результаты достаточно точны, потому что показывают тенденцию одной и той же группы за длительный период. Но точное количество мандатов – будет их 11, или 13, или 9 – мы определить не можем.

В последние годы мы наблюдаем постоянное увеличение количества людей, которым до последнего дня трудно определиться, за кого голосовать. Их решения все время меняются, включая решение, пойдут ли они вообще голосовать.

Как правило, люди могут переходить из партии в партию, но внутри своего лагеря. Хотя в последние годы многие стали все чаще менять мнение еще более радикально.

— Для большей точности нужно проводить опросы на одной и той же выборке респондентов?

— Мы не проводим такие опросы, но они, действительно, существуют и считаются самыми достоверными — у них самая маленькая погрешность, и по ним лучше видна тенденция. Они применяются в исследованиях другого рода — например, медицинских, когда в течение долгого срока следят за одним и тем же пациентом. Иногда опрос проводится в рамках какого-то исследовательского проекта. Но их очень мало, их проводят редко. Такой проект, например, был осуществлен изданием «Лос-Анжелес Таймс» по итогам победы Трампа. 3400 человек были опрошены несколько раз. Вопросы больше касались экономики, но какие-то политические аспекты тоже были затронуты.

— А почему таким же образом не проводят политические опросы?

— Прежде всего потому, что это очень дорого. В Америке их проводят в рамках академических исследований. А политические прогнозы у нас заказывают СМИ, и для них, в основном, прибегают к интернет- телефонным опросам, причем они подразделяются на опросы при помощи мобильных телефонов и стационарных. Во время последних президентских выборов во Франции 5 из 6 исследовательских институтов проводили интернет-опросы. И полученные таким образом данные, конечно, отличаются даже в момент опроса — потому что одни люди проводят больше времени в интернете, а другие активнее отвечают на телефонные звонки.

В 2015 мы пользовались обоими методами. Что интересно: интернет-опросы дали очень точные прогнозы по «Еш атид» и «Еврейскому дому», но менее точный — по партии «Ликуд». А вот телефонный опрос дал «Ликуду» гораздо больше мандатов, чем в итоге у них оказалось.

Профессор Камиль Фукс. Фото: Оливье Фитуси

— Вы опрашиваете всего 500-700 человек. Не мало ли?

— 700 человек вполне достаточно. Мы учитываем возраст, пол, религиозную принадлежность, страну исхода. Например, среди репатриантов из бывшего СССР и среди арабского населения мы проводили отдельные опросы. Тяжелее всего опрашивать ультра-ортодоксов. Очень многие отказываются отвечать. Но все равно это — практически постоянный процент, он почти не меняется, поэтому мы все равно можем получить вполне достоверные результаты. А репатрианты из стран бывшего СССР сегодня не особенно выделяются из общей массы. Мы получаем здесь достаточно ожидаемые результаты. Еще десятилетие назад работать с ними было гораздо труднее.

— Социологов порой обвиняют в создании «заказных» опросов…

— Все опросы заказные. Потому что за любой из них кто-нибудь платит. Но если говорить о тенденциозных опросах, где от тебя ждут определенного результата — то да, такие существуют! Особенно в тех областях, которые касаются рекламы. В США, например, когда публикуют рекламу какого-то товара, ее подкрепляют опросом. И возможно, что было проведено много опросов, но только один из них дал требуемые результаты. Либо в каком-то из них вопросы были составлены так, чтобы получить определенные ответы — и когда эти ответы были получены, этот опрос был опубликован. Такое происходит и в политике, но немного, и чаще всего в связи с местными выборами.

— Один из ваших недавних опросов показал, что «Ликуд», если его не будет возглавлять Биньямин Нетаниягу, не потеряет много мандатов. Вы и раньше проводили подобные опросы, в отношении других партий тоже?

— — Да, мы проверяли, что случится, если во главе партии будет стоять другой человек. Мы делали это, когда возникали новые центристские партии, проверяли, кто в них более популярен. По «Ликуду» в итоге оказалось, что без Нетаниягу партия теряет всего 1 мандат. «Ликуд» для людей – уже как семья. Человек говорит: «Я – ликудник», чего никак не может сказать, например, сторонник партии «Еш атид». Это почти как болеть за футбольную команду. Почему преуспел Кахлон? В нем видят «ликудника». Но по этой же причине он не смог оттянуть много мандатов от центра.

— Институтов, занимающихся исследованиями общественного мнения, много – может, стоить сопоставлять результаты разных опросов, для получения более точных прогнозов?

— Мы поступали так перед выборами 2015 года. Каждую неделю, в течении нескольких месяцев перед выборами, на 10-м телеканале публиковались сводные данные, которые назывались «индексом 10-го канала». Но они были не точнее каждого опроса в отдельности.

Гила Райт, «Детали». Фото: Нир Кейдар


Читайте также: Тайные пружины выборов

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend