Главный » Общество » Здоровье » Уберечься от вируса в пожилом возрасте

Уберечься от вируса в пожилом возрасте

Профессор Яаков Гиндин, всемирно известный специалист по гериатрической медицине, участник международных проектов в области здравоохранения и советник директора больницы «Асута», категорически против резких и неоднозначных высказываний бывшего директора министерства здравоохранения, профессора Йорама Леса, заявившего на прошлой неделе, что «ради очень небольшого числа людей, которым осталось недолго жить, не разрушают жизнь целого государства, всего мира. Их приносят в жертву».

«Профессора Леса я хорошо помню, как преподавателя физиологии медицинского факультета тель-авивского университета. Он поехал читать свой курс в самый разгар Войны Судного дня своим студентам, которые были на линии фронта по ту сторону Суэцкого канала, — говорит профессор Гиндин. — Да и его пребывание на посту гендиректора министерства здравоохранения тоже было весьма позитивным», — добавляет он.

«На армейских медицинских курсах мы все проходили протоколы действий в чрезвычайной ситуации 4-й степени – например, теракты с массовыми жертвами. Здесь самое главное – расставить приоритеты. Как распределить время и ресурсы на многочисленных раненых, кого спасать первым. В этом случае спасение тяжелораненых нужно отложить. Тех, у кого шансы выжить невысоки, приносят в жертву, чтобы спасти тех, у кого таких шансов больше, когда критичным является фактор времени. Приходится делать жестокий выбор, чтобы спасти как можно больше людей. Есть страх потерять тех, у кого есть шансы выжить.

Я понимаю страх в министерстве здравоохранения, выраженный его гендиректором Моше Бар Симан-Товом, который сказал, что наша цель сейчас состоит в том, чтобы сгладить кривую заражения, чтобы не позволить возникнуть ситуации, при которой наши больницы, Служба «скорой помощи» и поликлиники не смогут справляться с огромным притоком больных. Наша система здравоохранения и так функционирует на грани своих возможностей, даже когда нет эпидемии. Что уже говорить о чрезвычайной ситуации 4-й степени, когда применяются описанные выше критерии», — говорит Гиндин.

Кроме того, он утверждает, что слова профессора Леса в отношении морально-этических приоритетов противоречат принципам еврейской религии.

«Я не думаю, что эта идея может быть приемлема в еврейской религии, где главенствует принцип «кто спас одну душу народа Израиля — спас целый мир». Он не может использовать критерии чрезвычайной ситуации 4-й степени для спасения экономики, которая пока устойчива. По моему мнению, гораздо больший ущерб может принести деморализация пожилых людей и их близких. Он будет несоизмеримо большим, чем экономический ущерб от коронавируса».

— Какова ситуация в Израиле с точки зрения уязвимости пожилых людей по сравнению с тем, что происходит в мире?

— В настоящее время у нас еще никто не умер от болезни. Борьба с эпидемией означает в первую очередь, как мы справляемся с паникой, поддерживаем экономику, как ведут себя СМИ, и конечно же, как справляется система здравоохранения.

Италия достигла критической точки, можно сказать, чрезвычайной ситуации 4-й степени, когда система уже не справляется. «Вирусное» видео жителя Неаполя, которое быстро разошлось в сети, показало жуткую картину: никто не приехал к нему домой, чтобы вывезти тело его сестры, умершей от коронавируса. «Италия бросила нас на произвол судьбы!» — сокрушался он. Это показывает нам масштабы паники, охватившей Италию.

Большая часть неудач — организационные сбои и провалы в работе СМИ. В Китае ресурсы системы бесконечны, никакая другая страна неспособна мобилизовать столько людей и средств для противодействия эпидемии.

Есть у нас и южнокорейская модель: там преодолели эпидемию с относительно малой смертностью, благодаря правильной сегментации целевых групп и проверкам на вирус а беспрецедентных масштабах. Так удалось изолировать больных и носителей вируса от здоровых людей. При этом их экономика не была парализована, как в Китае и Италии. Италия – как раз пример запоздалой реакции неорганизованной системы, которая действовала медленно и неэффективно. Пример того, как не надо действовать.

А Израиль является примером того, как нужно действовать, как правильно и своевременно реагировать.

— Тем не менее, что можно улучшить у нас?

— Израиль был слишком занят защитой границ, предотвращая въезд людей из определенных стран, что было правильно в то время, когда у нас еще не было заболевших. Изоляция — это палка о двух концах, и я считаю, что нужно было всем этим людям делать анализы, а не отправлять на карантин, нанося ущерб экономике. Самая уязвимая группа – это пожилые люди, их нужно защищать, и большая часть ресурсов должна быть направлена на защиту этой группы населения.

— Как вы определяете «пожилого человека»?

— Возраст старше 75 лет — это группа самого высокого риска. Возраст 70-75 лет — среднего риска. Среди тех, кто моложе 70 лет, можно выделить другие группы риска, не связанные с возрастом. Это — пациенты с болезнями легких, курильщики, пациенты с сердечной недостаточностью, раком и диабетом. Им следует оставаться дома, не ходить даже в продуктовую лавку и поликлинику, и уж, конечно, не пытаться помогать своим детям, которые вернулись из-за границы и оказались на карантине.

— Как должна работать система?

— В Израиле насчитывается около 150 000 пожилых людей, которые частично или полностью прикованы к дому. Они получают помощь от Института национального страхования («Битуах леуми»). Все они зарегистрированы, и известно, кто где живет. У всех есть платные патронажные работники. Необходимо создать спецназ «Битуах леуми», который будет помогать пожилым людям и их патронажным работникам благополучно пережить эпидемию, не выходя на улицу и не подвергаясь опасности заражения. Это могут делать солдаты ЦАХАЛа, даже новобранцы. Тут не нужны какие-то особые навыки — нужно быстро принять решение и запустить такой проект. Как консультант, я нахожусь в постоянном контакте с оперативным штабом в Ухани (Китай), где  видел сотни рикш и носильщиков, которые разносили еду и лекарства пожилым людям.

Следует запретить вход посторонним в дома престарелых и гериатрические больницы. Допускать только одного визитера от каждой семьи. У одной кровати нет места для двух человек. Я проверял бы температуру у всех, кто туда входит, как и в аэропортах. Таким образом, можно защитить центры, где сосредоточены пожилые люди. В доме престарелых в Сиэтле (США) погибли десятки пожилых людей, потому что дирекция не приняла никаких мер предосторожности. В контакт с этими группами должен вступать персонал, оснащенный средствами индивидуальной защиты.

Йехудит Йехезкели, «Итонут», Ц.З.˜

Фото: Эйяль Туэг

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend