Стартовал второй этап «реформы регуляции»: послабления — каждому четвертому бизнесу

Министр внутренних дел Айелет Шакед подписала распоряжения, которые упрощают процедуры лицензирования примерно 40 видов предприятий в разных сферах бизнеса. В результате от тысяч импортеров и производителей косметических и лекарственных препаратов, а также продуктов питания, отныне будет требоваться только лицензия импортера или производителя – без необходимости получать еще и разрешение на ведение бизнеса от муниципальных властей.


Еще около 1100 мелких производителей продуктов питания освободят и от требований иметь бизнес-лицензию. А 13700 предприятиям продлят срок действия их лицензий. Например, срок действия лицензий на ведение бизнеса, выдаваемых торговым центрам, пабам, ночным клубам, домам престарелых и плавательным бассейнам продлен с пяти до десяти лет. В дополнение к этому, будет отменено требование получить разрешение полиции для открытия тысяч мест отдыха и развлечений.

В общей сложности новые правила упростят регуляцию для примерно 36 000 владельцев разных предприятий – то есть примерно каждому четвертому из зарегистрированных бизнесов. Помимо времени, это сэкономит им сотни миллионов шекелей в год. Например, импортеры и производители продуктов питания и косметики теперь должны получать лицензию только минздрава: освобождение о необходимости иметь еще и лицензию местных властей сэкономит около 40 000 шекелей и примерно 125 дней ожидания. Пекарни, производители семечек и шоколада теперь получают только лицензию производителя – экономя до 45 000 и, в среднем, 116 дней ожидания. Экономия ресторанов и пабов за счет отказа от полицейских разрешений оценивается примерно в 10 000 шекелей.

Реформа, которую проводит министр внутренних дел Айелет Шакед и заместитель министра Абир Кара (оба – «Ямина»), должна была стартовать 10 дней назад, но была отложена из-за замечаний ряда министров. Им казалось, будто их лишают части полномочий, или беспокоило, что будет нарушен баланс между требованиями регуляции и обеспечением общественной безопасности. Тем более, что реформу не сопровождает инструментарий усиления правоприменения к нарушителям требований.

По требованию министра экологии Тамар Зандберг (МЕРЕЦ) из реформы исключили прачечные, лаборатории и склады медицинского оборудования. Возражения министерства внутренней безопасности привели к исключению из реформы всех бизнесов, связанных с автомобилями, будь то их продажа, сдача в аренду, перевозка и эвакуация, а также складов горючего и опасных материалов.

Минсельхоз выступил против освобождения от лицензирования парикмахерских для животных, минздрав потребовал исключить кабинеты зубных техников. Убрали также летние лагеря для отдыха и торговые центры, не имеющие управляющей компании – в общей сложности из-за всех этих исключений облегчение лицензирования затронет на 8000 предприятий меньше, чем ожидалось изначально.

Это уже второй этап реформы, после того как в начале 2022 года лицензирование облегчили 7300 малым бизнесам в некоторых других сферах (парикмахерским, салонам красоты, цветочным магазинам и пр). Оба этапа получили поддержку Центра местной власти, реформа разрабатывалась в сотрудничестве с ним и Ассоциацией руководителей лицензирования бизнесов.

До сего дня для 152 000 бизнесов, зарегистрированных и действующих в Израиле, предусмотрено более 160 разных лицензий. Получение их занимает месяцы, и через каждые несколько лет их нужно обновлять в разных инстанциях – или (что тоже делают некоторые владельцы) продолжать работать вопреки требованиям закона, без них. Спецификации для каждого бизнеса порой представляют собой 70-80-страничный буклет, хотя многие требования в нем уже могли стать архаичными, неактуальными или противоречивыми. Избыточная бюрократия ложится тяжелым бременем и на бизнесменов, и на чиновников, утопающих в выдаче ненужных бумаг вместо того, чтобы следить за исполнением лицензионных требований. В итоге негативное влияние сказывается на всей экономике.

Первые изменения в этой сфере были сделаны четыре года назад. Бизнес-сектор не удовлетворился достигнутым, и добился своего, когда ключевые посты, необходимые для перемен – в МВД и во главе правительства – заняли политики, выступающие за дерегуляцию.

Ави Бар Эли, TheMarker. Фото: Depositphotos.com⊥