Главный » Восток » США и Саудовская Аравия: мораль и реал-политик
Фото: Jonathan Ernst, Reuters

США и Саудовская Аравия: мораль и реал-политик

Чем глубже разгорается иранский кризис, чреватый, в том числе, международным конфликтом, тем острее встает вопрос о союзниках и противниках в этой схватке. Одним из наиболее верных союзников американцев в регионе является Саудовская Аравия. Но внутри США нарастает дискуссия относительно «моральности» такого союза.

США в отношении к Саудовской Аравии нужна доза «реал-политик», так считает Э. Дж. Кашетта, один из ведущих аналитиков Ближневосточного форума. «Реал-политик» (realpolitik) - термин, введённый в середине 19 века в оборот немецким политическим деятелем Людвигом фон Рохау. Впоследствии эта теория получила широкую известность благодаря ее успешному применению лидерами Германской и Австро-Венгерской империй Отто Бисмарком и ранее - князем Меттернихом.

Идея реал-политик во внешней политике означает, что вместо того, чтобы выбирать только союзников, которые разделяют аналогичные идеалы, подход настаивает на том, что национальные интересы имеют приоритет над моралью. Иными словами, в реальной политике преследование своих национальных интересов является высшей моральной целью.

Ввиду сложнейшей ситуации с Ираном, которого поддерживает Россия, США не могут пренебрегать своим наиболее мощным в арабском мире союзником - Саудовской Аравией. Иран представляет наибольшую угрозу американским интересам на Ближнем Востоке и за его пределами. Помимо саботажа и захвата нефтяных танкеров в Персидском заливе, он участвует практически в каждом современном конфликте, который касается США: Сирии, Ливане, Ираке, Йемене и даже Центральной и Южной Америке, особенно Венесуэле.

По мнению эксперта, сотрудничать с Саудовской Аравией для победы над Ираном и его прокси партнерами - отвечает принципам реал-политик, даже если многие считают, что наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман действует варварскими методами.

Э. Кашетта напоминает и реальную историю политики США, у которой есть давняя традиция помогать одним автократическим режимам против тех, кто представляет большие угрозы. Америка вступила в союз со Сталиным, чтобы победить Гитлера и после этого она установила партнерские отношения с различными жестокими диктаторами, чтобы остановить распространение коммунизма. В том же самом Иране она поддержала шаха Мохаммеда Резу Пехлеви вместо его коммунистических и исламистских врагов. В Египте помогала Хосни Мубараку, а теперь Абдель Фаттаху ас-Сиси против «Братьев-мусульман».

Когда силы аятоллы Хомейни, казалось, были готовы захватить Ирак в середине 1980-х годов, она предоставила Саддаму Хусейну информацию, чтобы предотвратить победу Ирана. Ни у кого не было иллюзий, будто бы Сталин или Саддам разделяли принципы западной морали, но Гитлер и Хомейни были хуже, поэтому США решили работать с «плохими парнями», чтобы сражаться с худшими.

Таким образом, никого не должно удивлять, что президент Трамп сблизился с основным мусульманским конкурентом Ирана, Саудовской Аравией. Тем не менее, многие в США пытаются торпедировать это стратегическое партнерство. Естественно, самые громкие голоса находятся слева, что связано с идеей «противостоять трампизму». Но и некоторые влиятельные республиканцы выступают против альянса США и Саудовской Аравии. Вскоре после того, как Джамаль Хашогги был убит в консульстве Саудовской Аравии в Турции, сенатор Линдси Грэм объявил, что Бин Салман "должен уйти". Сенатор Марко Рубио высказал мнение, что отношения с саудитами портят США и что «в мире недостаточно денег, чтобы вернуть себе доверие к правам человека».

С одной стороны эти политики правы, но их убеждения, что Саудовская Аравия является «фактором, пропагандирующим терроризм» - ошибочно. Лидерство в этом вопросе на сегодня прочно принадлежит Ирану. Известная со времен Франклина Рузвельта история излагает подход «реал-политик» всего в двух нелицеприятных словах. После встречи с никарагуанским диктатором Анастасио Сомосой президент Рузвельт подвергся нападкам своих возмущенных советников. На что Рузвельт спокойно ответил: « Да, это сукин сын, но это наш сукин сын».

Не так давно Бин Салман подвергся остракизму со стороны столь многих мировых лидеров, что эксперты задавались вопросом, сможет ли он пережить последствия истории с Хашогги. Но он выжил и готов сражаться с Ираном. Как полагает эксперт, вместо того, чтобы отбрасывать его в сторону и ждать появления более демократического лидера, США должны сотрудничать с ним, памятуя о словах Рузвельта.

 Владимир Поляк, «Детали». На снимке: Трамп и Бин Салман. Фото: Jonathan Ernst, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend