Saturday 04.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Моти Мильрод
    Фото: Моти Мильрод

    «Спящие принцессы» проснулись и не понимают, почему народ на них злится

    На протяжении многих лет я был уверен, что филиал торговой сети «Шуферсаль», который находится в моем квартале, – нечто выдающееся. Это самая злостная ловушка, какую себе можно представить. На ста квадратных метрах (бог знает как) разместили пять отделов, забитых товарами снизу доверху, туда же каким-то образом умудрились втиснуть уголок с овощами и фруктами, лоток с хлебом и даже мясной прилавок (!).


    Понятно, что результатом всего этого были невыносимая давка, очереди, грязь, вечно недовольные продавцы, управляющий, то и дело переругивающийся с ними через головы покупателей. А цены? Лучше не спрашивайте. Это одно из тех мест, где за хлеб, молоко и еще какую-то ничтожную мелочевку платишь как минимум 200 шекелей и не понимаешь, за что ты платишь.

    Но однажды меня, что называется, все достало. Я решил внимательным образом изучить, как в этом магазине с меня дерут такую заоблачную плату, и обнаружил, что, к примеру, за каждую упакованную пластину стандартного желтого сыра, сделанного «Тнувой», я заплатил более 2 шекелей. Точнее, 2,15 шекеля за каждый тонкий квадрат сыра.

    Нормальный импортный сыр на полках мне обнаружить не удалось. А если он там и имелся, то, скорее всего, это было довольно непродолжительное время, пока «Тнува» и «Шуферсаль» выкручивали друг другу руки во время переговоров.


    Другого продуктового магазина в радиусе более километра отыскать невозможно, но в любом случае этот квартал населен в большинстве пожилыми людьми, чья мобильность ограничена. Общественного транспорта, который мог бы доставить до других филиалов или до магазинов другой сети, нет. А если поехать на личном автомобиле, то через пять минут встанешь в пробке минимум на час. Другими словами, за удобство надо переплачивать, и никаким законом это не регулируется. А что делать? Объявить этот филиал окрестной монополией? Ну, объявите – а дальше-то что?

    Вот почему, стиснув зубы, приходится покупать. И не из-за любви к конкретной торговой марке, а по необходимости. Платят 31 шекель за упаковку желтого сыра весом 400 граммов, более 12 шекелей за кукурузные хлопья и 4 шекеля за один персик (который знавал лучшие времена). Ругайтесь – и платите.

    Приходится стиснуть зубы и тогда, когда «Шуферсаль» перемещает товары со скидкой в соседние магазинчики, а затем в обход закона о продовольственных товарах вступает во владение – поскольку сеть не считается монополией, и даже если она владеет 30 процентами всех филиалов в Израиле, то крупнейшие из них расположены в зонах конкуренции.

    Приходится сжать зубы и тогда, когда «Шуферсаль» выходит на фармацевтический и косметический рынок: чтобы сломать дорого нам всем обходящуюся монополию «Суперфарма», необходим мощный, развитый игрок. Также скрепя зубами и молча следует принимать ситуацию, когда «Шуферсаль» запускает в оборот кредитную карточку вместе с PayBox – потому что необходимо воспрепятствовать монополии bit (приложение банка «Хапоалим», позволяющее оплачивать покупки или вносить платежи. – Прим. «Деталей»), и в особенности подготовиться к Apple Pay и Google, а для этого нужно тесное сотрудничество. Вы также промолчите, зная, что собственная торговая марка «Шуферсаля» делает ее пятым по величине производителем продуктов питания в системе народного хозяйства – хотя бы потому что они предлагают неплохие макаронные изделия за 50 процентов от цены, которую дерут вконец обнаглевшие импортеры.

    Пожимаем плечами – и платим. Молчим и покупаем, покупаем и молчим. Пока в «Шуферсале» вконец не потеряли всякий стыд.

    Власть без ограничений


    Невозможно не уважать генерального директора компании «Шуферсаль» Ицика Аберкоэна, который за последнее десятилетие утроил стоимость этой компании, увеличил ее доходы на 30 процентов и взял на себя поистине новаторский риск развития онлайн-торговли, превратив сеть в «многорукого» спрута, который зарабатывает почти 400 миллионов шекелей в год.

    Ицик Оберкоэн. Фото: Эяль Туэг

    Таких называют self-made man – человек, сам себя сотворивший; Аберкоэн – self-made man в полном смысле этого слова. Выходец из бедной семьи, жившей в Мигдаль-ха-Эмеке. Родители пережили Холокост. Он работал, затем служил в «Голани», был заместителем командира бригады. Руководитель, который начинал с низов. Человек из провинции. Житель Кирьят-Тивона. Трудно поверить в то, что он не заботится о потребителях. Его сентиментальное отношение к периферии вполне убеждает. Но вид любезного сердцу милого дедушки, говорящего с румынским акцентом (хотя он родился в Израиле), обманчив. Это – один из самых умных, динамичных и креативных менеджеров израильской экономики. Тот, кто никогда не скрывал, какие идеи бродят в его голове, постоянно озабоченный очередным поворотом на пути к успеху.


    Вообще в талантливых и целеустремленных людях есть нечто завораживающее – и в то же время нечто пугающее, потому что, достигнув ошеломительного успеха, обретя власть, они не знают, как с этим справиться, теряя ориентиры и забывая о границах.

    Каким образом «Шуферсаль» в прошлом году принял участие в раздаче ультраортодоксам продуктовых талонов на сумму 700 миллионов шекелей? Зачем компания участвовала в странном и не очень прибыльном тендере, который проводил бывший министр внутренних дел Арье Дери, вытесняя НКО «Питхон Лев», чьей главной задачей всегда была помощь нуждающимся? «Шуферсаль» и в самом деле собирался помогать нуждающимся или хотел воспользоваться возможностью и прибрать к рукам сотни небольших магазинчиков, заполучив тем самым для «Шуферсаль шели» и «Шуферсаль Экспресс» еще один канал продаж, добившись благословенной валовой прибыли более чем в 30 процентов?

    Аберкоэн не единственный, кого с высоты должности, которую он занял во многом благодаря своим талантам, сбивает с толку модель «платим и молчим». Почему, к примеру, владелец Fox Group Харель Визель, олицетворяющий еще один мегауспех в Израиле, промолчал, когда Nike Global недавно объявила, что запрещает израильским магазинам продавать свои бренды не через своего франчайзи Визеля, тем самым лишив источника средств существования сотни семей?

    Рами Леви. Фото: Моти Мильрод

    Случайно не потому ли, что полтора года назад владельцы магазинов смогли записать торговых агентов Визеля, которые угрожали им за то, что магазины посмели «согрешить» с другим импортером? И почему Визель поносил на чем свет стоит экс-советника премьер-министра по экономике профессора Ави Симхона в прошлом году за бездеятельность правительства во время кризиса, вызванного пандемией, – за два месяца до того, как его сеть приняла решение отказаться от получения государственных дотаций за возвращение работников из неоплачиваемых отпусков и на фоне шквальной критики в его адрес по поводу объявленной выплаты дивидендов акционерам в размере 49 миллионов шекелей?

    И почему магнат Рами Леви набросился на депутатов кнессета во время заседания экономической комиссии, когда обсуждали вопрос о том, что дороговизна продуктов во многом обусловлена маркетинговой цепочкой?

    Знал ли Леви, что ровно десять лет назад на том же кресле, в той же комнате, на заседании той же комиссии сидел Ицхак Тшува, выглядевший столь же шокированным и разочарованным? И точно так же пытался понять, что это случилось с депутатами и почему они требуют поднять налоговую ставку на найденные месторождения природного газа, которые, что называется, он «своими руками» открыл для страны?

    Они действительно разочарованы!

    Однажды утром наши «спящие принцессы» израильской экономики просыпаются после нескольких лет прекрасной жизни – и не понимают, с чего это они внезапно стали объектом для суровой критики, привлекли к себе внимание налоговой и даже дали повод для проведения расследований.

    Казалось бы, еще мгновение назад их возвышали, им поклонялись, восхищались историями их успеха. Чего греха таить – они были кумирами. И вдруг – отчуждение, отвращение, гнев и даже вызовы на допрос.

    «Вы с ума сошли?!» – бросил Аберкоэн в лицо депутатам из экономической комиссии кнессета. «Кто вы вообще такие?!» – кричал Леви. «Я плачу вашу зарплату», – упрекнул Симхона обиженный Визель.

    AP Photo, Oded Balilty

    Впрочем, «спящие принцессы» есть не только в экономике. Есть и политики, потерявшие ориентиры – подобно сменному премьер-министру Яиру Лапиду, который недавно горько жаловался на вынужденную отставку сестры своей жены из совета директоров ЕНФ-ККЛ.

    «Я утверждаю, что нет лучшего и более честного человека в мире, и она понятия не имеет, за что это свалилось на нее», – обижается на критиков Лапид на своей странице в «Фейсбуке», выражая сожаление по поводу того, что «с сегодняшнего дня общественная сфера станет уже не таким хорошим местом, как раньше».

    Они страдают. Они обижены до глубины души и не разыгрывают разочарование – оно подлинное. Оно зародилось в талантливых людях, чья жажда успеха, власти и поклонения делала их столь целеустремленными, что они не замечали главного: люди действительно платили им и голосовали за них, но не из сочувствия, а потому что они были наименьшим из зол.

    В сущности, все они неплохие люди. Но природа сильнее их. А стражи закона – если они профессионалы – скидок на это не делают, не поддаются искушению погрузиться в увлекательные истории жизни, которые они рассказывают, и не отступают – но спрашивают, интересуются, докучают, проверяют, разоблачают, критикуют и, если необходимо, останавливают.

    Ави Бар Эли, TheMarker, М.К.

    На  главном снимке: филиал сети «Шуферсаль», фото: Моти Мильрод. Фото Яира Лапида: AP Photo, Oded Balilty˜√

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend