Вторник 20.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Oded Balilty
    AP Photo/Oded Balilty

    Споры о синагогах бесплодны: никто не уступит

    Таких бесплодных и оторванных от действительности споров еще не было в истории Государства Израиль. Это что-то невероятное. Я говорю о происходившем на этой неделе обсуждении массовых молебнов в синагогах в Йом-Кипур во время карантина и чрезвычайной ситуации.

    Эти споры бесплодны, потому что всем ясно, что премьер-министр, который нуждается в ультраортодоксальных партиях для своего политического выживания, выхолостит любое важное решение в оставшиеся до Йом-Кипура дни.

    Эти споры оторваны от реальности, потому что это все равно неважно и ничего не меняет. Даже если бы правительство решило закрыть синагоги в Судный день, это решение никто не стал бы выполнять, а полиция - вмешиваться. У полиции хватает забот, и самое главное – обеспечение безопасности, ведь в Йом-Кипур всегда есть масса сигналов об угрозе терактов. Полиция не будет брать штурмом синагоги в священный для миллионов евреев день. Этого просто никогда не произойдет.

    Эти споры оторваны от реальности еще и потому, что разные синагоги относятся к разным общинам. Раввины - не дураки. И они не подчиняются единому органу. Они не будут ждать, пока правительство решит за них, как им молиться. И уж тем более, когда речь идет о каких-то бредовых схемах, вроде той, что была опубликована в канун Рош ха-Шана. Правительство Нетаниягу может позволить себе ждать до последней минуты, чтобы опубликовать правила, но каждая синагога в Израиле знала с самого начала, как будут проходить молитвы в Судный день.

    На Рош ха-Шана все синагоги в Израиле можно было разделить на две группы (скорее всего, то же разделение останется и в Йом-Кипур). Первая – это те, кто решил отдать предпочтение заповеди «берегите себя», вторая – кто ставит традицию выше науки.

    Первая группа (которая включает большую часть религиозных сионистов и некоторые ультраортодоксальные общины) не открывала синагоги в Рош ха-Шана, либо – максимум – разрешала молебны в небольших группах. Они молились и трубили в шофары, в основном, на открытом воздухе, в масках и с соблюдением дистанции. Им не нужна была правительственная программа, как молиться. Они просто вели себя ответственно, как и в течение последних шести месяцев.

    Вторая группа вела себя, как и каждый год, будто ничего не происходит. С небольшими и случайными отклонениями. Несущественными. Конечно, чем больше религиозная группа склоняется к краю ультраортодоксальной шкалы, тем больше у нее мотивации игнорировать предупреждения врачей. И никакое решение правительства этого не изменит.

    В канун Рош ха-Шана в ультраортодоксальных кварталах Иерусалима – Меа-Шеарим и Бейт-Исраэль – появились прокламации, подписанные ведущими раввинами тамошних общин (самых радикальных, которых не признают даже ультраортодсальные партии, считая, что те поддерживают «власть отступников»). Под заголовком «Напрасно министры нас репрессировали» там, в частности, говорилось: «Не позволяйте властям добиться желаемого. Вставайте и готовьтесь к святым дням, как заповедали наши мудрецы. Как мы это делаем каждый год. Мы будем молиться, как заповедано, прославляя Царя Царей, да святится Имя Его. Не дай Бог нам пропустить что-то, чего требуют Галаха и наши обычаи».

    В результате в Рош ха-Шана все синагоги были забиты до отказа взрослыми и детьми, не было видно ни масок, ни полицейских, даже несмотря на то, что на расстоянии 200 метров, на муниципальной границе с Восточным Иерусалимом, стояли крупные полицейские силы. Ни один из блюстителей порядка не подумал туда войти.

    Хотя радикальная община составляет менее 10 процентов от ультраортодоксального населения Израиля, представители ультраортодоксального истеблишмента в правительстве, включая министра внутренних дел Арье Дери и бывшего министра строительства Яакова Лицмана, оказывали самое решительное противодействие любым попыткам закрытия синагог. И это несмотря на то, что общины, которые они представляют, соблюдают правила и рекомендации минздрава (гурские хасиды Лицмана и выходцы из восточных общин Дери).

    Лицемерие Дери особенно бросалось в глаза, когда он боролся в кабинете по коронавирусу за то, чтобы синагоги оставались открытыми, в то время, как его единомышленник, член Совета мудрецов Торы партии ШАС Давид Йосеф опубликовал галахическое постановление с призывом закрыть синагоги для спасения жизни.

    Из этого следует вывод, что на самом деле нет никакой связи между обсуждениями на заседаниях кабинета министров и реальной жизнью. Заявления Дери являются политической пропагандой и демонстрацией силы, чтобы поддержать Биньямина Нетаниягу в его желании запретить массовые протесты перед его резиденцией на улице Бальфура в Иерусалиме. Дери требовал совершенно искусственно увязать запрет на молебны с запретом на акции протеста.

    Но наибольшим лицемерием можно считать поступок главного ашкеназского раввина Израиля Давида Лау, который сказал Нетаниягу, что религиозная общественность подчинится закрытию синагог только в том случае, если ограничения будут распространяться также на демонстрантов. Как будто галахические законы о спасении жизни носят относительный характер и зависят от поведения других людей. Лау не очень силен в Торе и не издает галахические постановления, свои высокие раввинские позиции он завоевал только благодаря поддержке и связям своего отца. Но в политике он безусловно разбирается. В Израиле нет ни одной синагоги, которая ждет, что решит раввин Лау-младший. Но заработать очки от премьер-министра и других покровителей-ультраортодоксальных министров он сможет. Поэтому он без колебаний скажет то, что они хотят услышать.

    Вечером 27 сентября миллионы израильтян начнут 25-часовой пост, часть из них будет молиться по своим обычаям, как ни в чем не бывало. Миллионы других израильтян окажутся закрытыми дома, и будут без конца смотреть кинофильмы, читать книги и разогревать питы в микроволновках.

    В любом случае, решение правительства никак не повлияет на израильский Йом-Кипур. Помимо того факта, что кабинет потратил впустую драгоценные часы, в течение которых министры могли бы обсуждать, например, как поддержать больницы, работающие в невыносимых условиях. Вместо этого политики погрязли в бесплодных спорах, полностью оторванных от реальной жизни.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец» Ц.З. AP Photo/Oded Balilty˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend