Фото: Jean-Paul Pelissier, Reuters

«Список Шиндлера» или «Список Спилберга»?

По мнению кинокритика «ХаАрец» Ури Кляйна, в фильме Спилберга Катастрофа ничем не отличается от приключений в фильме «Парк юрского периода». И тот, и другой фильм являются лишь развлечением для публики.

В доказательство того, что «Список Шиндлера» – это не фильм о Холокосте, критик ссылается на замечание покойного режисера Стэнли Кубрика, сделанное им в беседе со сценаристом Фредериком Рафаилом : «В Холокосте было убито шесть миллионов евреев, в «Списке Шиндлера» представлена история нескольких сотен евреев, которые выжили, и поэтому «Список Шиндлера» не является фильмом о Холокосте».

По мнению Кляйна, которое он не изменил за 25 лет после выхода фильма, Спилберг стремился стать своего рода кинематографическим Шиндлером, спасающим память о Холокосте от забвения.

Ури Кляйн указывает на проблематичное, по его мнению, видение Стивена Спилберга, верящего в бесконечную силу иллюзии, которую может создать кино. Его поражает прямолинейность, с которой Спилберг относится к вопросу о способности кино воссоздать то, что было или не было.

Хотя Кляйн признает новаторство в попытке создать художественный фильма о Холокосте, но полагает, что Спилберг не осознает важность дискуссии о связи между кино и сохранением памяти о Холокосте, чей смысл – в разрушении иллюзий, к которым стремился классический кинематограф.

Для доказательства своей точки зрения Ури Кляйн анализирует фильм «Парк юрского периода», снятый Спилбергом в том же году незадолго до «Списка Шиндлера». Хотя на первый взгляд кажется, что нет двух более различных фильмов, на самом деле, они оба одинаково выражают видение Спилберга. «Парк юрского периода» также выражает веру режиссера в способность воссоздать на киноэкране то, что вымерло, в данном случае – динозавров.

Поскольку Спилберг представляет Шиндлера в своем фильме, как человека, который сделал попытку искупить свою прошлую идеологию, то фильм «Список Шиндлера», похоже, также является актом искупления для Спилберга, который, наконец, хотел получить статус серьезного драматического режиссера, чего он заслуживает.

Далее в своем анализе, применяя типичный для западного искусствоведения середины 20 века психоаналитический подход, критик утверждает, что другая общая черта между «Списком Шиндлера» и «Парком юрского периода» заключается в том, что в центре обоих фильмов изображена фигура отца.

На взгляд критика, Оскар Шиндлер показан сострадательным отцом, который, как в легенде, спасает своих детей от неизбежного уничтожения. По мнению Кляйна, это доказывается сценой, где один из оставшихся в живых евреев надевает кольцо на палец Шиндлера, что автор трактует, как символическую свадьбу между языческим отцом и его еврейскими детьми.

Еще одна претензия критика к режиссеру состоит в том, что Спилберг как бы спекулирует черно-белым цветом и другими цветами. Это достигает кульминации в сцене, когда фильм становится цветным, в эпизоде встречи встречу между некоторыми из оставшихся в живых евреями и актерами, которые их сыграли, на могиле Шиндлера в Иерусалиме.

Предполагается, что эта встреча представляет собой связь между исторической правдой и иллюзией ее воссоздания, которая происходит в фильме благодаря Спилбергу, но это также тот момент, когда «Список Шиндлера» становится «Списком Спилберга».

Критик не сомневается в исторической важности «Списка Шиндлера» для сохранения памяти о Холокосте, но сомневается в том, желали ли зрители именно такой памяти. Поскольку с тех пор каждый фильм о Холокосте стремится обеспечить зрителям развлечение.

Владимир Поляк, «Детали», по материалам «ХаАрец»

Фото: Jean-Paul Pelissier, Reuters


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend