Главный » Общество » Здоровье » Специалист по эпидемиям: Трамп прав, ВОЗ — нет
Фото: Fayaz Aziz, Reuters

Специалист по эпидемиям: Трамп прав, ВОЗ — нет

«Вирус распространяется в геометрической прогрессии, — объяснял нам премьер-министр на прошлой неделе. — Один человек заражает двоих. Каждый из них заражает еще двоих. 4 заражают 8, 8 - 16, 16 - 32, 32 - 64, 64 заражают 128 и так далее».

Следуя логике Нетаниягу, надо предположить, что все 100 процентов населения Израиля будут заражены коронавирусом в кратчайшие сроки. С другой стороны, по той же логике, все 100 процентов населения Израиля встретятся друг с другом в ближайшее время. Но так ли это на самом деле? «Мы не движемся в пространстве, как отдельные частицы, — говорит доктор Дан Ямин из Тель-Авивского университета. – Даже без всяких карантинов. Обычно мы каждый день встречаемся с теми же людьми. Мы перемещаемся по цепочкам наших социальных контактов. Поэтому на определенном этапе носителю вируса становится трудно заразить кого-то нового. Тем более, что носители вируса не ставят перед собой цель заразить как можно больше народу».

38-летний доктор Ямин — инженер, не врач, но в 2008 году, учась в университете имени Бен-Гуриона, он столкнулся с одним исследованием, которое привлекло его внимание. «Это был анализ динамической модели эпидемии черной оспы, — рассказывает он. — Исследователи использовали инструменты из теории игр. Меня это заинтересовало, и я решил построить аналогичные модели по эпидемии гриппа, которые потом превратились в мою докторскую диссертацию о моделях распространения заболеваний. Если 40 или 50 лет назад такими исследованиями занимались только эпидемиологи, то сегодня мы понимаем, что для прогнозирования распространения болезней необходим анализ больших баз статистических данных и построение математических моделей. Для этого нужны инженеры».

Доктор Ямин делал постдокторат в Школе общественного здравоохранения при Йельском университете. Именно там он столкнулся с первой эпидемией, которую изучал. «В Йельском университете мы работали над созданием моделей распространения лихорадки Эбола, которые были основаны на технических средствах. В Либерии не было изоляторов, ресурсов катастрофически не хватало, поэтому правительство этой страны задавалось вопросами: кому отдать предпочтение? У кого больше шансов выжить? Либерийцы предполагали, что стоит изолировать тех, у кого болезнь проходит в легкой форме, как у них будут шансы на выздоровление. А остальных спасти невозможно. Мы показали, что изолировать надо как раз пациентов с наиболее тяжелыми симптомами, потому что они самые заразные, а, кроме того, у них наиболее активные контакты со здоровыми людьми. Они долгое время находятся при смерти, и все родственники, друзья и знакомые постоянно приходят к ним, чтобы проявить внимание или попрощаться. Либерийцы приняли наш совет и, действительно, стали изолировать тяжелобольных, после чего эпидемия Эболы пошла на спад».

Сегодня доктор Ямин возглавляет лабораторию вирусных исследований на инженерном факультете: большая часть его работы состоит в построении моделей распространения инфекционных заболеваний с акцентом на вирусы, вызывающие респираторные заболевания, такие как грипп и ОРВИ.

«На самом деле, главный вопрос в том, какова вероятность смерти от вируса, — объясняет доктор Ямин. – Если вы спросите эпидемиологов, какой самый важный параметр нужно знать о том или ином вирусе, они ответят, что это — базовая скорость размножения, или R0 (среднее число людей, которых больной заразит в течение всего периода заболевания). Это — интересный вопрос, но он имеет чисто теоретическое значение.

Давайте рассмотрим самый крайний случай. R0 кори составляет 12, то есть каждый больной корью заражает в среднем 12 человек. Но только 5 процентов населения могут заразиться, потому что большинство из нас прошли вакцинацию или переболели корью в детстве, так что это верхний предел распространения заболевания».

— Но мы знаем, что R0 коронавируса — 2. И не знаем, есть ли у кого-то естественный иммунитет к этой болезни...

— Подавляющее большинство, вероятно, не имеют иммунитета. Это первый вид коронавируса, ставший таким агрессивным и заразным, который известен науке. Поэтому большая часть населения, вероятно, ранее не подвергалась воздействию вируса и не выработала естественный иммунитет. Но это не означает, что большая часть населения действительно заразится. R0 2 в неиммунной популяции означает, что вирус будет распространяться, пока не заразит 50 процентов населения. Потом ему уже некого будет заражать, и коэффициент R0 начнет снижаться, сначала до единицы, а потом еще ниже, пока эпидемия не прекратится. Кстати, коронавирус исчезнет столь же стремительно, как и появился в нашей жизни.

— Но пока нельзя утверждать, что выздоровевший человек не может заразиться вторично...

— Нет, но у большинства вирусов это так: если вы заразились и выздоровели, вы не заразитесь снова, потому что у организма есть иммунная память. Даже если вы заболеете вторично, симптомы будут менее серьезными. Исключением является вирус гриппа, потому что он очень сильно мутирует. Только в прошлом году было зарегистрировано 17 разных штаммов гриппа. А о коронавирусе в прошлый раз мы слышали 17 лет назад, когда был SARS. То есть можно сделать вывод, что коронавирусу не свойственные частые мутации».

— Допустим, что максимальной планкой будет 50 процентов. Это — половина населения. Значит, у нас будет много смертных случаев...

— Если мы возьмем политиков и лиц, принимающих решения, для них самым важным показателем является статистика смертности. Глядя на цифры, мы видим очень высокие показатели смертности — от 4 до 7 процентов в таких странах, как Италия и Испания, наряду с гораздо более низкими показателями в таких странах, как Германия и Южная Корея. И есть Китай, откуда поступала статистика, которую очень трудно проверить. В любом случае, ни одна западная страна не может позволить себе такие меры, какие принимали в Китае для сдерживания эпидемии. Теперь спросите себя: как определить уровень смертности во всех этих странах? Возьмите общее число умерших и разделите на общее число зарегистрированных пациентов.

— Этот способ может ввести в заблуждение…

—Еще как! Если я провожу мало анализов на выявление коронавируса, то у меня число зарегистрированных больных низкое. И показатель смертности получится очень высокий. Но есть одна страна, с которой все должны брать пример — Южная Корея. Там проводили тотальные проверки на вирус, которым подверглась большая часть населения. Это своего рода рекорд. Поэтому там официальный уровень смертности составляет 0,9 процента. Но даже в Южной Корее не могли выявить всех заболевших, поэтому реальная цифра смертности будет еще ниже. Ведь большинство заболевших переносит вирус без симптомов, либо в легкой форме. Уверен, что даже в Южной Корее смогли выявить только половину больных, а их реальный показатель смертности, скорее всего, вдвое ниже — около 0,45 процента, что очень далеко от показателя 3,4 процента, который публикует ВОЗ. И это — повод для осторожного оптимизма.

— Давайте перейдем от процентов к людям…

— Хотя Израиль и Южная Корея принадлежат к одному лагерю  либеральных демократий, на самом деле, есть огромные отличия. Израиль не Южная Корея. Южная Корея — стареющая нация, ее процент пожилого населения один из самых высоких в мире. Таким образом, если мы принимаем статистику смертности в Южной Корее, нужно сделать корректировку вниз, ведь молодым этот вирус менее опасен. То есть получается даже не 0,45 процента, а, скажем, 0,3 процента. Это похоже на реальную вероятность умереть от коронавируса в случае заражения.

Давайте рассмотрим самый неблагоприятный сценарий: действительно, ни у кого нет иммунитета, и эпидемия пойдет на спад только когда вирусом переболеет половина населения. У нас проживает девять миллионов граждан. То есть при самом плохом сценарии переболеют четыре с половиной миллиона. Умножаем на 0,3 процента и получаем 13 500 человек. Столько израильтян могут умереть от болезни в самом плохом случае. Для сравнения, каждый год от осложнений гриппа и ОРВИ в Израиле умирают от 700 до 2500 человек».

— Меркель говорила о 70 процентах заражения в Германии.

— А Нетаниягу говорил о смертности от 2 до 4 процентов. И вы знаете, в чем абсурд? Что в конечном итоге прав оказался Трамп. Не в том, что коронавирус подобен простому гриппу, это вообще не так. Помните, он сказал: «Интуиция мне подсказывает, что смертность ниже одного процента»?

Конечно, мы должны быть осторожны с выводами, но в настоящий момент можно с высокой вероятностью утверждать, что опасность намного ниже, чем ее представляет Всемирная организация здравоохранения. При двух предположениях — что система здравоохранения не рухнет и жизнь будет продолжаться как обычно — мы не ожидаем увидеть более 13 500 жертв коронавируса в Израиле».

— А раз мы принимаем меры безопасности, то число жертв будет меньше?

«Мы не можем сидеть в карантине вечно. В конце концов, мы выйдем из дома, и R0 снова вернется к цифре 2. Мы просто оттягиваем окончание эпидемии. Я не хочу критиковать политику Израиля по сдерживанию эпидемии, наоборот. Но те, кто принимает решения, всегда перестраховываются. Наш минздрав очень многими мерами опередил весь мир. Просто нужно понимать, что эти меры растянут длительность эпидемии, может быть, даже до 2023 года.

Одед Кармели, «ХаАрец» Ц.З. Фото: Fayaz Aziz, Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend