Четверг 26.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo Noah Berger
    AP Photo Noah Berger

    Спасибо Трампу: первая мировая война с дезинформацией началась

    Ведущие американские телеканалы предприняли беспрецедентный шаг, отказавшись от трансляции выступлния президента Дональда Трампа. «Твиттер» отмечал его записи, как вводящие в заблуждение. Страницы «Фэйсбук» были отключены, а новые механизмы предотвратили распространение его сообщений о мошенничестве на выборах. После четырех лет подготовки кажется, что средства массовой информации сыграли свою роль в борьбе с дезинформацией во время избирательной кампании в США.

    Эксперты заявляют, что технологические решения, использованные во время избирательной кампании и после нее, когда Трамп и члены Республиканской партии попытались поставить под сомнение результаты выборов, стали переломным моментом в борьбе с онлайн-дезинформацией.

    Однако они предупреждают, что этих решений может быть слишком мало, приняты они слишком поздно и, безусловно, их будет трудно воплотить в жизнь, особенно за пределами Соединенных Штатов.

    Дезинформация – это ложная информация, которая преднамеренно и часто тайно распространяется с целью повлиять на общественное мнение или скрыть правду. И хотя она всегда была с нами, в эпоху цифровых технологий она нашла новое применение.

    Отставной генерал Итай Брун из Института исследований в сфере национальной безопасности, изучающий проблему дезинформации, отмечает: «С 2016 года мы живем с чувством, что лживые новости повсюду. Однако на этот раз мы стали свидетелями контратаки тех сил, которые призваны представлять обществу факты и помочь прояснять действительность».

    Брун добавляет, что, хотя он не уверен, является ли это «концом начала или началом конца», когда дело доходит до дезинформации, он полагает, что «контрнаступление теперь началось официально».

    По его мнению, сдвиг в ситуации фактически начался до выборов в США, с момента пандемии коронавируса, что заставило СМИ внимательнее отнестись к распространяемым фактам. Он называет последние события «вторым этапом контратаки: сначала телеканалы, которые отключили Трампа или проверяли его факты в режиме реального времени, затем «Твиттер» скрыл его сообщения, а «Фэйсбук» добавил к его постам примечание о необходимости проверки».

    11 из 32 твитов президента, опубликованных со дня выборов, были помещены с предупреждающими надписями: «Это утверждение о фальсификации выборов спорно».

    Меры, принятые «Фэйсбуком», включали предупреждение пользователей о том, что результаты выборов не являются окончательными, а также ограничение числа людей, которым показывалась прямая трансляция видео о выборах или сообщения, которые, по мнению компании, содержали политическую дезинформацию.

    Анат Бен-Давид, специалист по соцсетям и современной политике из Открытого университета Израиля, отмечает интересный процесс, который произошел в 2020 году по сравнению с 2016: «Если в 2016 году главной проблемой была целевая дезинформация с использованием личных данных пользователей перед выборами, то в 2020 году акцент сместился на дезинформацию в реальном времени – во время самих выборов – и в последующие дни».

    По словам Бен-Давид, бюллетени, отправленные по почте, помогли не только замедлить сам процесс голосования, но и позволили «нейтрализовать последствия попыток дезинформации в реальном времени как в день выборов, так и во время последующего подсчета голосов».

    Борьба с дезинформацией в «Твиттере» во время и после выборов означала скрытие сообщений, принуждение читателей к просмотру предупреждений, чтобы увидеть их, и ограничение возможности делиться ими.

    По словам Бен-Давид, такие меры – «последнее средство перед жесткой цензурой. Платформы соцсетей «прижаты к стенке». Они точно знают, что будет опубликована дезинформация, и знают, что несут определенную ответственность за ее устранение. Но в то же время они не хотят полностью становиться на позицию арбитров «истины в последней инстанции».

    Таким образом, решение, которое они нашли, на самом деле не так уж и плохо, поскольку оно не подвергает цензуре содержание материалов, а просто помечает его, указывая, что оно вводит в заблуждение или является ложным.

    Бен-Давид добавляет, что, хотя это решение может быть далеко от совершенства, «добавление еще одного клика или требование, чтобы люди проверили сообщение раньше, чем поделятся им – уже снижает масштабы дезинформации».

    В то же время люди забывают, что все эти меры основаны на принципах микротаргетинга, который использовался в предвыборной кампании 2016 и «до сих пор используется недемократическими режимами во всем мире», – утверждает Анат Бен-Давид.

    По словам Итая Бруна, «Фэйсбук» и «Твиттер» понимали, что, если они не предпримут никаких мер, то, в конце концов, регулирующие органы заставят их это сделать. Когда Трампа прерывали во время его пресс-конференции, было приятно видеть, как репортеры заявляли: это – ложь, это не основано на фактах. Это тоже очень проблематично, но это – шаг в правильном направлении, когда мы вступаем в дискуссию о регулировании».

    «Так какой же механизм правильный? – риторически спрашивает Брун. – Мы не знаем. Но с образовательной точки зрения, это была очень важная неделя. Общественность начала понимать, что есть ограничения для свободы слова в соцсетях, и теперь нам потребуется время, чтобы сформулировать эти ограничения и попытаться определить правильные механизмы».

    Эксперты говорят: важно помнить, что «Фэйсбук» и «Твиттер», на самом деле, мотивированы не поиском истины, а «заинтересованы в предотвращении государственного регулирования».

    Хотя Байден говорил об изменении законодательства, далеко не очевидно, что у него есть для этого политическая воля – и в то же время ясно, что у него есть более насущные проблемы.

    Омер Бен-Яков, «ХаАрец», В.П. Фото: AP Photo/Noah Berger˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend