Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Richard Drew
    AP Photo/Richard Drew

    Всем пенсионерам: вот что они делают с нашими пенсиями

    Стиву Шварцману, владельцу частного инвестиционного фонда «Блэкстоун», надо было срочно встретиться с главой правительства Израиля Биньямином Нетаниягу. Дело было в 2014 году. Место – лыжный курорт Давос. Всемирный экономический форум – престижный клуб всех кто-есть-кто в мире бизнеса, политики и СМИ. Собирался ли фонд Шварцмана сделать большие инвестиции в Израиле? Принять участие в приватизации государственных компаний? Вряд ли. Зачем же Шварцман хотел потратить на Нетаниягу дорогое время, которое в ту неделю было у него расписано по минутам?


    Человек, который случайно оказался в конференц-зале отеля, где встретились Шварцман и Нетаниягу, был в шоке. После обмена комплиментами Шварцман сразу перешел к вопросу, который действительно его интересовал: правило, предложенное тогдашним начальником отдела капитала и страхования минфина Дорит Селинджер для ограничения управленческих  сборов, которые израильские пенсионные фонды могли перекладывать на пенсионеров, инвестируя их средства в частные инвестиционные фонды вроде «Блэкстоун».

    Селинджер сказала израильским страховым и пенсионным компаниям: если вы хотите вкладывать деньги в частные инвестиционные фонды, требующие большие суммы за управление инвестициями – пожалуйста, но только не за счет ваших клиентов. Вы не можете брать с них двойную плату.

    Израильский рынок капитала достаточно малый и второстепененный в сравнении с рынками, на которых действует «Блэкстоун». Зачем было Шварцману, одному из самых богатых и влиятельных людей в сфере инвестиций, заниматься ограничением управленческих сборов в маленькой стране на Ближнем Востоке размером примерно с Нью-Джерси?


    Первый вариант ответа: Шварцман не из тех людей, которые пожертвуют даже одним центом. Ведь это – американский еврей, который в 2010 году сравнил инициативу (провалившуюся) закрыть налоговую лазейку, дававшую огромные выгоды руководителям американских инвестиционных фондов – с вторжением Гитлера в Польшу.

    Но есть и второй вариант: Шварцман опасался, что Израиль превратится во всемирную лабораторию и установит опасный прецедент. Ограничение управленческих сборов в Израиле раскроет тот факт, что частные фонды берут раздутые сборы за управление инвестициями – и весь мир захочет перенять инициативу Селинджер.

    Так в бизнесе убирают помехи

    Прессинг Шварцмана принес немедленные результаты: канцелярия Нетаниягу надавила на Дорит Селинджер, но она была упряма в своей решимости не позволить инвестиционным фондам взимать двойную плату за управление.

    Два года назад Дорит Селинджер сменил доктор Моше Барекет. Он пришел на пост регулятора прямиком из поднадзорной отрасли: на предыдущей должности он был председателем совета директоров крупной страховой компании «Феникс». Мягко говоря, он не был в восторге от идеи Селинджер ограничить двойную плату за управление инвестициями.

    Но прежде, чем Барекет решил, отменить или продлить действие данного правила, он пошел по проверенному пути, создав общественную комиссию специалистов для проверки данного вопроса. Ее председателем он назначил профессора Ишая Яффе из Еврейского университета, а членами комиссии стали профессор Асаф Хамдани и профессор Эти Айнхорн из Тель-Авивского университета, профессор Алон Брав из Университета Дюк (США), доктор Надин Бодо-Трахтенберг из Междисциплинарного центра в Герцлии, бывший главбух минфина Михаль Абади-Бойнджо, доктор Евгений Мугерман из Университета Бар-Илана и председатель организации «Финансовая справедливость» Харэль Примак.


    Уже после первых заседаний члены комиссии поняли, что у них нет необходимой информации, чтобы выработать взвешенную рекомендацию, считать ли ограничение двойной платы за управление инвестициями излишней мерой или желательной. Оказалось, что ни одна независимая израильская организация никогда не проводила углубленного изучения доходов, получаемых пенсионными фондами и страховыми компаниями от своих вложений в частные инвестиционные фонды.

    На прошлой неделе был опубликован промежуточный отчет комиссии Яффе, и его выводы ясны: частные инвестиционные фонды, в которые были вложены пенсионные деньги израильских граждан, в среднем не имели значительной прибыли. А если и была прибыль, ее немалая часть концентрировалась в руках руководства частных фондов.

    Минфин нашел деньги в карманах граждан


    С опозданием на целое поколение появилось согласие среди тех, кто принимает решения, что в Израиле ощущается острый дефицит инфраструктуры. Сочетание таких же высоченных цен на жилье, как в развитых странах, и общественного транспорта на уровне Третьего мира снижает качество жизни миллионов израильтян. Если они решат жить недалеко от центров занятости, то будут платить завышенные цены на жилье, которое будет отнимать у них от трети до половины месячного дохода. Если они решат жить за городом, то будут проводить в пробках по два-три часа в день. Результат: растущий разрыв в качестве жизни между молодежью из состоятельных семей, которые могут помочь с приобретением квартиры в центре, и остальными их сверстниками.

    Теперь, когда, наконец, пришло понимание, что необходимо безотлагательно инвестировать в общественную инфраструктуру сотни миллиардов шекелей, начинается новая эпопея: где найти источники финансирования?

    На прошлой неделе министр финансов Авигдор Либерман поспешил принять давнюю позицию бюджетного отдела: финансирование инвестиций в инфраструктуру будет осуществляться за счет частного рынка, то есть деньги поступят не из государственной казны, а из… пенсионных фондов граждан. Казалось бы, очевидная идея: пенсионные фонды ежегодно ворочают десятками миллиардов шекелей, и эти деньги можно использовать для инвестиций в инфраструктуру.

    Но при ближайшем рассмотрении можно понять, что это – фикция: даже если финансирование поступает из пенсионных фондов, все равно бремя расходов будут нести налогоплательщики, которые должны будут платить налоги, пошлины и абонентскую плату за пользование общественной инфраструктурой. Механизмы конкурентного рынка в большинстве случаев не будут задействованы, потому что это – общественный продукт первой необходимости, а таковые у нас являются, в основном, «естественными» монополиями.

    Одним из возможных последствий развития национальных проектов за счет частного финансирования является создание сильных групп интересов – предпринимателей, олигархов, руководителей инвестиционных фондов, которые будут оказывать постоянное давление на политиков и регулирующие органы с целью повышения тарифов на свои услуги и снижения качества этих услуг. Хорошим примером стали тарифы на пользование шоссе №6, которые не снизились, несмотря на то, что качество обслуживания дороги, принадлежащей частным инвестиционным фондам, ухудшилось за последнее десятилетие.

    Хотя вопрос о финансировании государственных проектов не входил в круг компетенции комиссии Яффе, ее позиция в этом вопросе ясна. Профессор Яффе пишет: «Я против идеи, что пенсионные фонды должны служить для финансирования проектов национальной инфраструктуры. Если израильское правительство хочет инвестировать в инфраструктуру, образование или что-то еще – финансируйте это за счет налогов или выпускайте облигации. Может быть, пенсионные фонды купят эти ценные бумаги, и таким образом будут в этом участвовать».

    Мнение профессора Яффе поддерживает и управляющий Банком Израиля, профессор Амир Ярон, который считает, что оптимальный способ финансировать национальные проекты из госбюджета – либо из налоговых сборов, либо за счет продажи государственных облигаций.

    Отчет комиссии Яффе выражает беспокойство по еще одному вопросу: финансирование национальных проектов за счет частных фондов принесет предпринимателям огромные комиссионные за оказание управленческих услуг. Лица, принимающие решения, берут за модель Соединенные Штаты, где общественная инфраструктура была запущена до последней стадии, а многие первостепенные услуги финансировались частными фондами прямых инвестиций, что привело к росту стоимости жизни, неравенству и накоплению несметных богатств финансистами и руководителями инвестиционных фондов.

    Превращение инфраструктуры в бизнес, направленный на максимизацию прибыли, в лучшем случае может привести к более высокой эффективности. А в худшем – обогатить немногих за счет многих. Пенсионные фонды не являются инструментом для управления государственной политикой. Банк Израиля понял это с опозданием. Пришло время сменить пластинку и в министерстве финансов.

    Гай Рольник, TheMarker. Ц.З.
    На фото: Стивен Шварцман. AP Photo/Richard Drew˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend