Поминки по демократии

Демократия или назовите, как хотите, принятую у нас политическую систему, существует только в виде иллюзии. На самом деле, она – падаль. Мы хотим верить, что выборы – это признак жизни, что ее можно оживить, что если ее пнуть, она задвигается. Но это не изменит простого факта, что перед нами – падаль. Падаль, которую обгрызают крысы – снизу, сверху и с боков.

Никто не имеет ни малейшего понятия, сколько времени займет обгрызание и с какой скоростью оно будет происходить. Звук обгрызания – это музыкальная дорожка нашей жизни. Вполне может быть, что изнутри все уже выедено. Может быть, самые вкусные куски оставлены под конец. Может быть, через два-три года или через двадцать лет уже нельзя будет написать, что речь идет о падали. В любом случае, когда бы это ни было, всегда будет поздно купить билет на самолет и улететь отсюда к чертовой матери.

В конце концов, рухнет пустая оболочка. Медленно, не разом. Танки не двинутся на здание телевидения, на улицах не построят баррикады и кровь не прольется. Мы пойдет спать при демократии и при демократии проснемся. Но ее назовут «еврейской, сионистской демократией».

Слово «демократия» сохранится, но ее законы изменятся. Ты еше не привык к старому закону, а тут – бац! – и вот тебе новый, улучшенный закон. После выборов скелеты законов оживут. Закон о приемных комиссиях будет расширен за пределы арабских населенных пунктов. И Афула сможет стать «очищенной от арабов». К закону о депортации арабских семей добавят поправку о депортации еврейских предателей.

Оппозиция воспротивится такому сионистскому закону, но кого это волнует? Ведь когда дело дойдет до голосования, оппозиционеры уже будут в учебной поездке на Северный полюс.

К закону о запрете порнографии в интернете добавят запрет на размещение любых антинациональных, антиеврейских материалов, и всего, что направлено против правящей партии и действующего главы правительства. Оппозиция снова воспротивится, но это не важно, потому что треть ее депутатов будет на курсах усовершенствования на Карибских островах.

СМИ оставьте в покое. Журналисты жаловаться не будут. Не будут ни сообщать, ни удивляться. Еще до выборов они знают, кто им намажет масло на кусок хлеба после выборов. Режиссеров и драматургов тоже не надо контролировать. Чего там контролировать? Все у них будет позитивным, еврейским, национальным.

Финансирование будет неограниченным, свобода слова – полной. «Мы всегда знали, что можно ставить, что – нет», – с гордостью заявят в «Габиме».

Законы будут. Их будет много. Их станет все больше. Демократии еврейско-сионистского образца обожают законы. Они есть в Северной Корее и были в Германии. В конце обьединятся все ветви власти, законодатели исчезнут, будут созданы народные суды и приведены к присяге народные судьи. Кому вообще нужны законодатели, когда правительство само вводит большинство законов?

Поймите, что жизнь может продолжаться без законодателей и без министров. Если жизнь продолжается, когда Биби удерживает сразу пять портфелей, почему бы ему не прибрать к рукам и остальные? Два месяца в году он оставляет нас для поездок заграницу, и мы все еще встаем утром, идем на работу, сидим в пробках и платим налоги. Так почему ему не забрать все портфели?

Даже если он возьмет себе все портфели на полную ставку, ваша жизнь не изменится ни на йоту. Вот вы, к примеру, имеете представление, чем занимается министр регионального развития Негева и Галилеи, когда приходит утром в свой кабинет? Решает кроссворды?

Мы же знаем, что критерием для назначения министров являются не их способности, а лояльность. Но жизнь продолжается, потому что государством управляют не министры, а чиновники. Чиновники работают на полную ставку, а министры путешествуют на полную ставку.

После выборов мы спросим себя, кому нужны все их путешествия, их безделье, их инфантильная погоня за почестями и теплые местечки, которые они раздают своим приближенным. Через три месяца, когда мы придем на избирательные участки – с обвинительным заключением или без – мы скажем, что жизнь может продолжаться даже если глава правительства – мошенник, если он стал единовластным президентом, если осталась всего одна партия, дисциплинированная армия и сильная полиция. И не делайте ставку на то, что «народ» или «общественность», или «общественное мнение» не дадут этому случиться.

Йоси Кляйн, «ХаАрец», Р.Р. К.В. 

Фото: Оливье Фитуси.


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend