Понедельник 30.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    D3-055_Rabin_Arafat_Avi_Ohayon_GPO

    Сожженная записка показала совсем другого Рабина

    Несколько грубых строк с особенно взрывоопасным потенциалом были нацарапаны на обрывке газеты, забытой в зале заседаний. Личность автора не подлежала сомнению, а мысли, которые в тот день высказал премьер-министр Рабин, проливают свет на его политический путь, прерванный 25 лет назад.

    Это произошло осенью 1993 года, через несколько недель после церемонии подписания в Белом  доме «норвежских соглашений» и исторического рукопожатия премьер-министра Израиля Ицхака Рабина и председателя ООП Ясира Арафата, которое возвестило «мир храбрых».

    Рабин также занимал пост министра обороны и посетил в то время спецназ «Шимшон», чьи бойцы-«мнимые арабы» действовали в секторе Газа. Солдаты показали учебный «арест подозреваемого», после которого Рабин и старшие командиры провели обсуждение. Когда они ушли, прапорщик подразделения подошел к командиру «Шимшона» Талю Шаулю и вручил ему забытый в комнате для заседаний обрывок газеты с несколькими рукописными строками.

    Шауль, известный публике, как «Крембо» из фильма «Операция Бабушка», созданного его братом Дрором, взглянул на газету и обнаружил бомбу. Там было написано: «Я сказал Дихтеру, что с тех пор, как я пожал руку Арафату, я не осмелился даже почесать свою задницу». Личность автора не вызывала сомнений. Только один из присутствующих на базе встречался с Арафатом, и это был премьер-министр.

    Что делать? Шауль позвонил Ави Дихтеру, тогдашнему главе южного округа ШАБАКа, и рассказал ему о записке, написанной рукой Рабина. Дихтер знал, что делать. «Все мирное соглашение теперь на ваших плечах, – сказал он офицеру, с которым был хорошо знаком по совместным операциям в Газе. – Вы должны уничтожить эту записку, потому что в противном случае мирное соглашение рухнет».

    Шауль послушался, сжег записку, и, таким образом, историческая запись о подлинном отношении Рабина к его партнеру по мирному процессу была утеряна навсегда. С тех пор Дихтер перешел на сторону Биньямина Нетаниягу и, возможно, сегодня сожалеет, что упустил возможность с самого начала разрушить соглашения Осло.

    Сегодня Рабина воспринимают как левого политика, который с пылом стремился избавиться от «территорий» и основать палестинское государство на руинах поселений и мечты о «неделимой Эрец Исраэль». Этот образ служит обоим политическим лагерям: левому, которому нужен герой, и правому, которому нужен предатель. Но это ерунда.

    Рабин стремился укрепить международное положение Израиля с помощью своего друга, президента США Билла Клинтона, и заключил союз с умеренными режимами в регионе – Египтом и Иорданией, Марокко и Тунисом, Оманом и Катаром, доэрдогановской Турцией – в качестве противовеса усилению Ирана. Но он был скуп на возвращение территорий и уклонился от соглашения с Сирией, которое вернуло бы солдат Асада на берег Кинерета. В отношении палестинцев он продвигался медленно («святых дат нет»), предпочитая по отношению к Арафату символические жесты, такие как титул «раис» и полицейские на мосту Алленби, вместо отдачи больших территорий или замораживания и эвакуации поселений, которые в его время только росли.

    Однажды мне довелось увидеть встречу Рабина и Арафата. Они получили какую-то награду в Испании и в конце церемонии уселись для беседы. Охрана была слабой, как это было принято до убийства Рабина, и мы могли наблюдать за происходящим через тонкую занавеску. Премьер-министр Израиля сидел с сигаретой и стаканом виски в руке, а перед ним сидел лидер палестинского народа. Рабин говорил и говорил, а Арафат писал и писал в блокноте. Мы шутили, что Рабин сказал ему: «А теперь ты сто раз напишешь: "Я буду бороться с терроризмом". Без ошибок».

    Документы Арафата не сохранились, и непонятно, что он там написал, но Рабин не проявлял к нему ни дружелюбия, ни симпатии, и относился к нему с подозрением до последнего дня своей жизни. Он чувствовал себя намного удобнее с королем Иордании Хусейном и президентом Египта Хосни Мубараком.

    Соглашения, подписанные Нетаниягу с Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном, резонируют с «наследием Рабина» в гораздо большей степени, чем уход Ариэля Шарона из Газы. Арабские государства принимают Израиль как желанного соседа и лоббиста в Вашингтоне, ни один клочок земли не отдается, ни один поселенец не должен быть эвакуирован, а палестинцы получают банальные обещания.

    Точно так же, как в забытых поездках Рабина к королю Марокко Хасану или на региональных экономических конференциях, инициированных Шимоном Пересом в Касабланке и Аммане. Последняя конференция состоялась за четыре дня до убийства Рабина.

    Израилю потребовалось 25 лет, чтобы вернуться на путь, который в свое время был заблокирован пулями из пистолета Игаля Амира.

    Алуф Бен, «ХаАрец», И.Н. Фото: Ави Охайон, GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend