Совет эмбриолога: «Делайте детей вовремя!»

Яйцеклетки подешевеют. Это хорошая новость для женщин, нуждающихся в искусственном оплодотворении. Но в интервью «Деталям» доктор Павел Ицыксон, заведующий лабораторией искусственного оплодотворения в больнице «Асута Ришон», пояснил: по новым, сниженным тарифам смогут платить лишь единицы.

Точнее говоря, в Израиле будет снижена оплата за лечение с использованием донорских ооцитов (яйцеклеток). До сего момента из 20 тысяч шекелей, которые получал донор, половину суммы вносило государство, а вторую – сама пациентка. Теперь же Минздрав будет оплачивать не 10, а 13 тысяч шекелей, и женщине останется доплатить только 7 тысяч – тоже немало, но все же значительно меньше.

Решение об этом было принято парламентской комиссией по труду, благосостоянию и здравоохранению. Ее председатель Эли Алалуф (Кулану) заявил, что будет требовать разрешить таким женщинам получать яйцеклетки вообще бесплатно.

Украина стала «импортером» яйцеклеток

— Дело в том, что в Израиле, при лечении бесплодия, в подавляющем большинстве случаев донорские ооциты привозят из-за границы, частным образом. Тогда это может стоить уже не 20, а порядка 30 тысяч шекелей, — говорит доктор Ицыксон, который, помимо работы в «Асуте», также возглавляет отдел эмбриологии компании «Манор». — Правда, часть суммы покрывается частными страховыми полисами. Перенос эмбриона схож с процедурой трансплантации органов, так что получение донорских яйцеклеток из-за рубежа покрывается большинством дополнительных страховок, предлагаемых больничными кассами. Те, у кого она есть, могут получить покрытие 30—40 процентов расходов на такое лечение.

Проблема, однако, в том, что далеко не всегда с первого раза нас ждет успех. А в следующий раз надо платить опять, и если женщина хочет ребенка во что бы то ни стало, она должна выдержать все эти процедуры множество раз.

— В каких странах находят доноров ооцитов, готовых пожертвовать свой биологический материал?

— В первую очередь в Украине, за ней – Чехия, реже везут из Испании, Кипра, Латвии.

В Украине закон обязывает, чтобы донором была ранее рожавшая женщина, а в Израиле, к сожалению, нет такого требования. В Украине есть ограничение того, сколько раз можно получить ооциты от одного и того же донора. Хотя система точного контроля за этим отсутствует. В Израиле женщина может участвовать в программе донации до трех раз, и яйцеклетки от нее могут быть распределены не более чем среди девяти семей.

Израильское Министерство здравоохранения выдает лицензии некоторым иностранным клиникам на лечение израильских пациентов. В таких клиниках все этапы получения эмбрионов из донорских ооцитов должны соответствовать израильскому законодательству, и отвечать высоким требованиям к безопасности доноров и пацентов, с применением «двойного контроля» при работе с биологическим материалом.

— Что значит «двойной контроль» и на каких этапах его осуществляют?

— Имеется в виду физическое присутствие двух специалистов-биологов (эмбрилогов), которые идентифицируют полученный ими биологический материал на всех ключевых этапах процесса — например, во время оплодотворения донорских ооцитов спермой пациента, и во время заморозки эмбрионов, и при подсадке эмбрионов израильской пациентке.

Вообще, чтобы зародилась новая жизнь, должна произойти масса совпадений. И роль эмбриологов в этом процессе критическая — все должно происходить в определенном временном режиме, с соблюдением жестких требований. Мы, собственно, должны создать вне организма матери те же условия, которые создаются естественным путем в матке или в фаллопиевых трубах женщины.

Доктор Павел Ицыксон

— А откуда получена информация об этих условиях?

— Из десятилетий фундаментальных исследований и экспериментов на лабораторных животных. Но и страшные, бесчеловечные опыты, который проводил на узниках нацистских концлагерей кошмарный убийца Менгеле, дали информацию для понимания процессов, связанных с физиологией репродукции человека. Он был монстром, но эта информация уникальна, и ею тоже воспользовались. И огромная работа была проведена Нобелевским лауреатом, профессором Робертом Эдвардсом — основателем клинической эмбриологии, как профессии.

— Вы часто ездите в Киев?

— Каждые три недели. Это сложная и законно-упорядоченная система, мы проходим проверки всех служб — пограничные, медицинские, международные и т.п. В принципе нам, как правило, помогают, узнав, что мы везем новую жизнь…. В Украине мы договариваемся с клиниками, значит, должны получить массу разрешений от израильского Минздрава на работу с ними. В Украине все гораздо проще: они очень заинтересованы в сотрудничестве с израильтянами, поэтому с их стороны бюрократии гораздо меньше.

Специалисты есть, а специальности нет

— Первый ребенок «из пробирки» появился на свет в 1978 году, в Англии, то есть совсем недавно. Значит, и ваша специальность клинического эмбриолога совсем молода. А в чем разница между эмбриологией и клинической эмбриологией?

— Эмбриология — это наука, которая изучает развитие живых организмов, а клиническая эмбриология — это применение знаний этой репродуктивной науки на человеке. Профессор Роберт Эдвардс, основоположник клинической эмбриологии, был первым президентом организации «Альфа» — так называется всемирная организация клинических эмбриологов. Следующим, вторым по счету президентом «Альфы» стала израильтянка, доктор Йона Барак. Всемирная ассоциация есть, но при этом ни в одной стране мира до сих пор нет такой специальности — клинический эмбриолог. Но мне эта специальность кажется лучшей в мире!

— Эмбриологов не называют потом «родителями» детей, которые рождаются при помощи репродуктивных технологий?

— Нет, про нас говорят: «Вот этот дядя, он привез тебя в инкубаторе из Киева!» Мы, кстати, зачастую перевозим из страны в страну свежие, не замороженные эмбрионы. Из Израиля мы везем замороженную сперму, а из Украины обратно — уже готовые к подсадке эмбрионы.

В нашей стране необычайно высок спрос на репродуктивные технологии. Это, конечно, обусловлено «культом детей». У нас в порядке вещей спросить человека, сколько у него детей, а если их нет, то почему? А в Европе такие разговоры считаются грубым вторжением в личную жизнь. В Израиле примерно 30 процентов пациенток, которым требуется лечение бесплодия с применением донорских ооцитов, рожают детей вообще без собственного генетического материала. Они покупают сперму, в банке спермы, и оплодотворяют ею донорскую яйцеклетку. Чужая яйцеклетка, чужая сперма…

— И тут возникает религиозный вопрос — кого считать евреем?

— Евреи – это не нация в генетическом смысле этого слова, это я говорю вам, как биолог. Мы становимся нацией, когда нас хотят уничтожить. Мы берем сперму у китайца, яйцеклетку от чернокожей женщины, а рожает еврейка. И кто ребенок? Еврей!

На днях я был в центральном офисе организации «Оплодотворение по галахическим канонам». 13 раввинов сидели и обсуждали как раз эту тему.


Ну, хорошо, если мать, родившая ребенка из донорской яйцеклетки – еврейка, то и ее ребенок еврей. А если наоборот, то есть «еврейский эмбрион» выносила и родила, скажем, грузинская или украинская суррогатная мать, тогда что? Раввины сказали, что и в этом случае ребенка следует считать евреем. Короче, мы с нашим Богом всегда можем договориться, мы же избранный народ.


Но самое главное, что раввины — за. Они за жизнь, они очень помогают. Они распространяют эту информацию среди очень закрытых ультраортодоксальных общин, а ведь и там тоже существует такой же процент женщин, которые не могут самостоятельно забеременеть.

— Можно ли управлять гормональной стимуляцией? Чтобы не передозировать гормоны…

— Конечно, можно. 20 лет назад, до того, как в Израиле появился закон, регулирующий донацию яйцеклеток, женщинам, проходившим лечение от бесплодия из-за проблем со спермой мужа, предлагали поделиться своими яйцеклетками. И за это они получали скидку от своего частного врача. Некоторые врачи пичкали гормонами своих пациенток, чтобы получить у них побольше ооцитов. Иногда 50-60 ооцитов при такой стимуляции удавалось получить — это при том, что при обычном лечении достаточно 10-15.

Собственно, этот закон и появился после скандала, когда один так называемый «доктор» перекормил гормонами женщину, находящуюся у него на лечении, получил от нее непомерное количество яйцеклеток, и поехал дальше по своим делам. А женщина чуть не умерла от синдрома гиперстимуляции яичников. После того случая начали регулировать этот процесс.

— Сегодня в Израиле за донорство платят 20 тысяч шекелей, почему же в таком случае доноров не хватает?

20 тысяч – это, на самом деле, очень и очень немного. Для сравнения, в США донор может получить, в качестве компенсации за потраченное время и пр., до 20 тысяч долларов. Но американка, по нашему закону, не может приехать в Израиль и здесь пройти лечение от бесплодия с ооцитами, полученными от израильского донора.

Процесс отбора доноров сложен и полон бюрократических препон и ограничений. Но при этом, как ни странно, донором ооцитов в Израиле может быть нерожавшая женщина! Хотя, по-моему, брать яйцеклетки у еще не рожавшей женщины и неправильно, и неэтично, по отношению и к донору, и к пациентке. Но в Израиле это разрешено, и женщины, нуждающиеся в деньгах, студентки, например, идут на эту процедуру, лишь бы заработать свои 20 тысяч шекелей…

В Израиле было бы гораздо больше доноров, если бы у нас, не дай Бог, была такая же экономическая ситуация, как в Украине.

Не замораживайте на будущее

— Высок ли риск получить в наследство от израильского донора генетические заболевания?

— Риск довольно высок, но система здравоохранения делает все, что его уменьшить, свести к минимуму. Я расскажу вам о том, что происходит с евреями. Я, как биолог, считаю, что большая часть наших еврейские генетических заболеваний вызвана тем, что в галуте, в местечках евреи очень мало смешивались с нееврейским населением. Но когда смешиваются разные генные наборы, порода становится гораздо крепче и здоровее.

Есть мутации, характерные для ашкеназов, есть для сефардских евреев. Это связано с тем, что они компактно жили в каком-то одном месте. И не зря в Торе сказано, что евреем может быть любой человек, перешедший в иудаизм. Наши мудрецы уже тогда подразумевали, что для выживания народа нужен приток «свежей крови», просто нееврею было необходимо сначала пройти гиюр. Это я к тому, что сложившаяся сейчас ситуация с недостатком израильских доноров, на самом деле, не является проблемой. Наоборот, намного лучше получать донорские яйцеклетки из других стран.

Кстати, мутации — это не всегда плохо. Не всегда мутация приводит к болезни. Это, на самом деле, изменения генома, благодаря которым все живое, включая человека, приспосабливается и выживает в быстро меняющемся мире.

— Есть еще одно интересное явление: замораживании ооцитов на будущее, по социальным причинам. Женщина, которая по какой-то причине хочет отложить зачатие детей, может теперь заморозить свои яйцеклетки…

— Я советую не замораживать ооциты, а размножаться вовремя. В вопросе замораживания, кстати, существует неравенство между мужчинами и женщинами. Мужчина может прийти и сдать свою сперму или заморозить ее в любом возрасте. А вот женщина, по израильскому закону, вправе сделать это только в возрасте от 30 до 40 лет.

— Но ведь до 30 — это как раз самый лучший детородный возраст…

— Конечно! Но таковы уж правила, хотя и неумны, на мой взгляд. Более того, разрешают заморозить не более 20 ооцитов. А после 40 лет ооцитов так мало, что вообще не имеет смысла что-либо замораживать. Правда, допускаются исключения для женщин, заболевших в молодом возрасте. Чаще всего речь идет об онкологических заболеваниях.

Но если нет особой ситуации, зачем вам замороженные яйцеклетки?! Бог не создал их для замораживания. Они могут не выжить, могут не оплодотвориться… Хотя мы в лаборатории создаем условия, приближенные к естественным, не каждая яйцеклетка идеальна и несет в себе правильный набор хромосом. И чем старше женщина, тем ниже частота получения у нее яйцеклеток с нормальной генетикой. Поэтому мы и создаем по 10-20 эмбрионов, в надежде, что хотя бы один из них сможет привести к рождению ребенка.

Поэтому и возраст доноров ограничен. Донорами могут стать молодые женщины, иначе это не имеет смысла.

— То есть, вы советуете…

— …Делать детей вовремя! Биологические часы нельзя обмануть! Мы не становимся моложе. Зато, зачав вовремя детей, вы избавитесь от необходимости иметь дело с такими, как я.

Мирьям Кацнельсон, «Детали». Фото: Элиягу Гершкович

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend